3°C
завтра: 4°C
Погода в Перми
3°C
утром−1°C
днем4°C
завтра4°C
Подробно
 63,95
+0.0966
Курс USD ЦБ РФна 24 сентября
63,9453
+0.0966
 70,28
−0.3216
Курс EUR ЦБ РФна 24 сентября
70,2759
−0.3216
PRM.Форум /Хобби / Творческий форум /

Потоскуем? Дубль 21.

  • Наверное, я экзбиционистка.
    Не могу просто открыть Ворд и вылить туда свою тоску. Не могу. Мне нужен слушатель. Ну а за неимением - читатель.
    А здесь... А здесь, мне надеется, вы привыкли к моим чудачествам. Поэтому я здесь. Потоскую. Как всегда - в стихах.

  • Только всего у меня и было что простая роза
    да три вулкана ростом мне по колено,
    и то один из них потух и, может быть,
    навсегда... какой же я после этого принц...

    Антуан де Сент-Экзюпери Маленький принц

    Самое сложное - начать. С чего начать... Странно, но почему-то в качестве начала больше всего подходит конец.
    Конец... Весь день сижу и пытаюсь составить себя из кусочков. Что со мной? Не спрашивай...

    … и не спрашивай, что со мной. Просто мне хочется выжить
    и дожить до заветного «позже, когда-нибудь позже»…
    И, не спрашивай, что… Просто воздух вокруг меня выжжен
    ожиданием осени, просто наш глобус исхожен
    как детсадовский дворик – пустыни не больше песочниц,
    океаны – размером с ладошку…ну, может быть, с лужу -
    всё равно не уплыть. Собираю себя по кусочкам –
    то как паззл, то как вазу разбитую. Если не слушать,
    как при каждом движеньи под рёбрами звякает что-то –
    то почти и не больно. Терпимо. Чуть-чуть безголосо,
    но вполне безопасно. Молчаньем заполнить пустоты
    тишины – и дожить до… Ты только не спрашивай, что со...

  • Что со мной.... Ведь все очень просто. В этом августе я живу (живу ли?) без тебя...

    Как холодны стали ночи,
    Ночи стали длинней.
    Что-то нам август пророчит-
    Стон затяжных дождей,

    Выбивших на клавикордах,
    Полосы горьких слез-
    Грустные сердца аккорды.
    Россыпь холодных звезд

    Прячется в сизом тумане,
    Бегло о лете скорбя...
    Мелким осколком в кармане
    Август, но без тебя.

  • ...без тебя. Без тебя мне холодно. А вчера было душно. Не могу понять, в каком огне горю, в какую клетку заперта, в какой аквариум....

    В аквариум августа падают капли хандры.
    Рисуя круги на поверхности неба, чертежник
    зевает. Мне душно. Жара, прорастая сквозь кожу,
    становится жабрами. Полночь. Созвездие рыб
    плывет, осторожно глотая сиреневый смог,
    над городом всех городов. Разноцветные блёсны
    неоновых вывесок тонут в тумане. Колёса
    скользят по асфальту, и, кажется, даже само
    предчувствие слёз притаилось, как сонный налим,
    под сердцем, и слушает реку, в которую кто-то
    вошел, не боясь ни теченья, ни водоворотов…
    Ещё одно лето уверенно лепит нули
    на ценник такой неожиданной близости тех,
    кого я полжизни искала в иных водоемах.
    Аквариум августа. Тишь. Полуночная дрёма
    вздыхает о прошлом, даря пустоту – пустоте.

  • ...пустота. Какое же это всеобъемлющее слово - пустота! Пустота - вокруг меня. Вокруг меня - ни-чего. Люди, врачи вокруг кажутся таким зыбкими, такими зябкими... Все плывет и рвсплывается. И зачем?.. Пустота вокруг меня. Я уже и не знаю, зачем я, где я... Чего хочу, кого желаю.... Ведь тебя здесь не найти... Пустота.

    … о, нет, не пустота… скорей, вода,
    что никогда не ищет виноватых
    и принимает всех, не упрекнув,
    не помня зла, не чувствуя стыда,
    не зная страха. Твоего следа
    здесь не найти… лишь звук, солоноватый
    на языке – «никем» - пошел ко дну…
    Она не знала, что тебе отдать –
    Вода – всегда вода. Не удержать,
    Не опереться. Гладил как котенка,
    Молчал. Не отражался…

  • Не отражался... Нет, ты отражался. Во мне. Внутри меня. Но не иначе. Я в тебе никогда не отражалась. Я была у тебя, но тебя никогда не было у меня. Черт! Ведь так хочется вспомнить хоть что-нибудь! Хоть что-нибудь теплое... Мне так нужна.... Утешь меня, прошепчи, возьми меня за руку...

    Возьми меня за руку, ладно?
    Скажи мне, что все будет славно,
    Что будем на улице главной,
    Не-знаю-какого города
    Пить кофе с кексом по-скорому.
    Что руку мою у ворота
    Накроешь теплом ладони,
    И пульс мой в твоем утонет.
    Что в шумном людском содоме
    Не будем считать потери
    Мгновений этой недели...
    Скажи мне... Я не поверю.

  • ....не поверю. Но как хочется обмануться! И как обмануться... Иначе все вспомнить, по-своему. Вспомнить июнь, самый легкий июнь. Когда мы были... когда ты был. Мой...

    Мой застенчивый принц, зачарованный странник, застигнутый
    в это утро врасплох двойниками из сотен витрин,
    не бросай свой несбыточный город мечты, дорасти во мне
    до чего-нибудь вечного – помнишь, ты сам говорил –

    зеркала – зеркалами, но правды не скажет и зеркало,
    бесполезно на стекла пенять, коли души кривы.
    Вытри слёзы, мой милый - с дрожащей душой, исковерканной
    отраженьями снов, ты сумеешь остаться живым,

    заболеть долгожданным июнем, напиться из рук моих
    ожидания встречи с немыслимым счастьем и стать
    самой светлой бессонницей. Ветренно - нежное, глупое,
    наше чудо уже родилось и читает с листа

    земляничные ноты земных ароматов, любуется
    незабудкой, пушистой травинкой, бездонной рекой
    в облаках твоих глаз… Мой любимый, мы сбудемся, сбудемся
    в этом странном июне – беспечном, случайном, таком,

    о котором молчат зеркала…

  • Зеркала молчат. А я не могу! Я помню! как ждала тебя... В надежде, в тревоге - вернешься ли ты... И тогда... Февраль. Холодный иль теплый - узнать не пришлось. Узнала тебя. Узнала я жизнь. Еще один способ...

    Еще один способ извечных вечерних молитв
    богам зазеркалья - сквозь трещинку на амальгаме
    пролить свою веру в пустячность всего, что болит
    и стонет в тебе моим голосом, плачет снегами

    бездумной зимы, серебристой лисицы – сестры
    земных отражений коротенькой линии жизни
    того, кто однажды узнал, как опасно остры
    блестящие грани грядущего счастья… Приснись и

    еще один раз промелькни за недвижностью век,
    продлись, прокрадись, прозвучи как седеющий шепот
    февральского ветра, пробейся на свет, как побег
    волшебной травы- оберега – и выживи. Что бы

    потом ни случилось – за самым холодным стеклом,
    за тысячей дымных теней и ночных силуэтов
    тебя будет ждать моя нежность, любовь и тепло,
    а не миражи отражений… ты помнишь об этом?

  • Ты помнишь об этом? Как писал мне каждый день? Что же сейчас? Почему ты молчишь? Не надо, не говори, я все ощущаю.... Папка "Входящие". Юкки. Собака.... Ноль. Тишина.

    Я не знаю того языка, на котором ты пишешь мне между строчек,
    Я, наверно, всю долгую прошлую жизнь жила не по тем законам,
    И рука не дрожит, и у пластика кнопок, увы, идеальный почерк,
    И не время нам думать о времени… Ночь. Валидол. Нажимаю сонно
    В сотый раз на «Входящие»…

    И глядя на список, я ощущаю: Что-то во мне завелось.

    что-то
    во мне завелось
    щемящее
    почти такое же по ощущению
    как надпись:
    В вашем почтовом ящике
    нет непрочитанных сообщений

    что-то похожее на небрежную
    роспись на чеке или квитанции
    что-то не бережное
    но нежное
    что-то щенячье
    и мне остаться бы
    где-нибудь между Caps Lock и Enter
    где-нибудь между Escape и полночью
    но что-то тянет к тебе за ленточку
    жаркое
    светлое
    н_е_т_е_л_е_ф_о_н_н_о_е


    Нет! невозможно гадать, с какой интонацией ты это написал! Невыносимо даже думать, что это значит - уже ничего....
    Но голос... твой голос скозь такое расстоянье... расставанье...


    На стёклах бесконечных расставаний
    черчу восьмерки пальцем безымянным.
    Настало время говорить словами,
    менять твой свет на ветры и туманы

    чужих границ – и вот уже полмира -
    от нас до нас (храни же нас, Всевышний,
    не дай нам разувериться, помилуй,
    веди…) Мне страшно оказаться лишней,

    когда настанет время телефонов…
    (опять восьмерка - код междугородний) –
    мой оберег от горечи перронной.
    (бесполый
    робот
    пробормочет
    сонно –

    н-е-п-р-а-в-и-л-ь-н-о-н-а-б-р-а-н-н-о-м-е-р…)

  • Все выдохлась.:улыб:Запал прошел. Всем спасибо, все свободны. Надеюсь, еще увидимся. Хотя трудно возращаться к никому. Но я постараюсь остаться.:улыб:с Вами, с собой... Не скучайте.

    С этим - делайте, что хотите. Только не врите.:улыб:
    И опять Мы не здесь – ни во время, ни до и ни после.
    (Остаюсь, оставаясь. Нет сил уходить, уходя.)
    Не завидуй тому, кто останется рядом. Быть возле -
    Это вовсе не «вместе»… За мною печально следят

    Те, что были когда-то крылатыми, но сохранили
    Только память и верность безвольно-больному «прости»…
    Тишина. Не покой, но молчание пепла и пыли
    Половинок вселенной. И хочется перекрестить

    Каждый угол твоей фотографии – только забыты
    Все слова и молитвы – и снова молчит адресат…
    (Полоса невезения. Плач над разбитым корытом.
    В перестуке колёс - голоса. Голоса. Голоса.)

    Говори мне хоть что-нибудь. Я постараюсь услышать
    И понять, и однажды воскреснуть, и, может быть, спеть
    О тебе – настоящем, во мне остающемся. Ты же
    Не забыл наши вещие сны? Уходя по тропе

    Осторожных прощаний, отчаянно веря в удачу,
    Отдавая долги, обрывая то слово, то вздох
    Облегчения – знай, Мы – навечно. И больше не плачь, и
    Постарайся не врать. Ни во время, ни после, ни до.

  • Да вы философ!

  • За 20 дней много всякого накопилось, поэтому не могу достаточно внимания уделить всему топику, но вот
    В ответ на: Облегчения – знай, Мы – навечно. И больше не плачь, и
    Постарайся не врать. Ни во время, ни после, ни до.
    мне понравилось. Действительно, врать не стоит ни во время облегчения, ни до, ни после...

    Осторожно, злой кот!

  • +++во время облегчения+++

    :))

  • И снова тоска меня омывает, и снова .... и снова, и снова.
    Тоска по прошло-невозвратно-необъятному.
    Так и хочется прошептать, прокричать, простонать. Сквозь все моря и океаны, сквозь все ветра, чрез все времена....
    Я буду любить тебя! Я буду...

    буду любить тебя пражски-пражски
    витражно - насквозь и насквозь куражно.
    бумажно. прозрачно и штатски-блядски
    кусаясь на карловом - клецки-ласки
    без нежных женских протяжных гласных
    а после шептаться как с детским сердцем
    как с богом - с беззвучным бокалом богемским
    в нем слышать - что немец назвал бы schmerz"ем,
    а русский- смертью. И так по-женски -
    о господи, больше терпеть нет мочи!
    до раны сквозной дотерев бок гончей
    и к ночи делаясь резче, звонче,
    тоньше - шептать тебе желчно-жальче
    "средневеково-невлюбчив мальчик
    Брунцвик". Выше ластясь кошачье
    невиннее становясь, невзрачней,
    незрячей - кутаясь, как в рубашку -
    в тебя - я люблю тебя пражски-пражски.

    буду любить тебя венски-венски -
    стеклярус, перья, жабо. разденься.
    с тобой - на крест, без тебя - повесся.
    на каждый взгляд отвечаю резью
    голодной. Видишь - брезгливый месяц
    в брюзгливом кофе с румяной брётхен -
    живородяще рефлексно-рвотно
    как если б я зачала - но что-то
    мешает. любила. была животным.
    вгрызалась злобно как в цветчкенкрампус -
    все выше. выше. последний ярус.
    сейчас сломаюсь. сейчас расплачусь
    а за порогом начнется август -
    застрявший в горле имперской втулкой
    во мне старинной резной шкатулкой
    застывшей музыкой гулко гулко
    и пылко - до Штрауса и до вальса.
    не золушничай на балу останься
    со мною на ночь - смешной и резкий
    Щелкунчик. люблю тебя венски-венски

    буду любить тебя венециански
    горстью бисера - атаманской
    княжной выбрасываюсь и пьяно
    смеюсь - как стеклянная как мурано.
    я отражаюсь в тебе отражаюсь
    тысячами цветных мозаик
    в воде - я большая уже, большая! -
    и ноги раздвинула, как чужая
    себе. ненавижу жалость!
    ты мечешься-нервничаешь. я устала.
    прячемся - что нам осталось?

    ты панталоне а я баутта
    ты баутта я коломбина
    я коломбина ты панталоне
    ты растерян а я в миноре
    дело конечно же близится к ссоре
    мы не более чем герои
    переколпачена половина
    шутов в ожидании чуда.
    любовь к трем апельсинам
    и некой анечке. снов и слова
    праведник казанова! -
    или я путаю с доном Жуаном?
    феи кофе кентавры фавны
    я не уверена в своей роли.
    явление гратароля
    падение гоцци - пусти согреться
    старое глупое сердце
    годы гондолы каналы качели
    небо беру в свирели

    сломай меня, глупенький! - хрупко, мелко -
    смотри, я кукольная - подделка
    под настоящую. кракелажем
    исчерканная. флердоранжем
    засыпанная и даже
    спокойная - словно в сказке.
    я надеваю маску -
    ласково исчезаю венециански.

  • Но не сов-па-да-ем! Сов-сем_не_сов-па-да-ем. Не совпадают наши ладони, не совпадают наши закаты, не совпадают наши рассветы, не совпадают наши эпохи, не совпадают наши слова...


    Если хочешь, я буду слетать в твои руки пугливой синицей
    журавлём-оригами за окнами стылыми вечером встречусь,
    оставляя бумажные крылья клочками записок на почте храниться.
    …Отпечаток ладони на мокром стекле ожиданием чуда отмечен…

    Мне закатное марево щёки окрасит румяным смущением – в пятна!
    Я приближусь к тебе, нарушая границы, вторгаясь в пространство,
    территорию личного: чуть дискомфортно, а после – заметишь - приятно.
    …Опьяняюще-легкая поступь, повыше – и к звездам, закружим их в танце…

    Я впитаю тебя, словно бархат – вино, надышавшись словами, как дымом:
    "Оставайся со мной самым долгим из снов – до восхода…" – опять забываю
    то, что нервы растянуты на километры бесчувственных трасс, –еду мимо,
    пригвожденная рядом фонарных столбов к расстояниям.
    Не совпадают
    наши рассветы.

  • н_е_т_е_л_е_ф_о_н_н_о_е - это Ваше? Я дано уже в интернете на это стихотворение наткнулась, и просто заблела им:)

  • Нет, не мое. Я вообще стихи пишу только с большого не-счастья.
    Автор этого стиша сейчас известна как Песочные часы. Прочитать можно здесь.
    Извиняюсь, что ввела в заблуждение, но в связи с не столь давним вырезаниям моего топика за рекламу-неизвестно-чего, впредь никаких ссылок решила не делать.

  • =( Только сейчас поняла, что неправильно оформила ссылку. Вот здесь стоят Песочные часы.

  • Иди ко мне... ближе... безутешный любимый....
    Который как ветер, ускользает сквозь пальцы... Но странно - летать, не умевший.

    И вязкий рассвет, принимающий странные позы,
    и вялый закат – ненакрашенная Коломбина,
    и ты, ненавидимый за неумение ползать
    и за нежеланье летать – безутешно любимый,

    и прочее – сны, отрезвленья, разбитые чашки
    сомнений и страхов - на счастье, конечно, на счастье,-
    и внутренний голос, сто раз «караул!» прокричавший
    и сорванный - к черту – всё к лучшему! Время стучаться

    в закрытые ставни – и пусть нам никто не откроет,
    процесс в этом случае много важней результата –
    настала эпоха героев - бескрылых героев,
    героев-шутов. Хохочи и танцуй на остатках

    вчерашнего неба – нам выдадут новое небо!-
    смотри – облака, как подушки из пуха и перьев,
    взрываются и, разлетаясь, становятся снегом –
    смешно и щекотно… Танцуй, мне так нужно поверить

    в своё несусветное неодиночество… воздух
    горит под ногами… хороший мой, что же ты плачешь?
    Иди ко мне… ближе… мы скоро научимся ползать,
    А дальше… а, знаешь, и правда, неважно, что дальше…

  • - Я здесь...
    Войди и останься...
    Но ты лишь сверкаешь глазами, трясешь головой.... и вновь исчезаешь.
    Ок. Сансара. Сам с собой.


    Безмысленно прожитый вечер свалился тапочком
    с ноги бестолкового дня.
    It’s OK.
    Сансара.
    Дыша фиолетовым светом,
    взлетает бабочка
    с обложки рассказов Хулио Кортасара.

    Давай поиграем в «однажды».
    Войди, негаданно
    на картах Таро,
    подари себе невозможность
    прожить осторожным прохожим,
    в моё закатно –
    рассветное марево вылей своё «я тоже
    хочу»… я почувствую.
    То, что случится после,
    давно предначертано –
    воздух расчерчен нежным
    шуршанием
    бархатных
    крыльев – иди по воздуху.
    Войди и останься.
    «Я здесь...»
    «Это ты?»
    «Конечно.»…

  • Спасибо:) Это не реклама, а выпрошеная ссылка:)
    А я на том же сайте живу иногда:)

  • Вот уже не спешу, не бегу и не маюсь. Но ты бьешься у меня внутри, течешь по венам, по каплям памяти.... И ярость впивается в мои ногти. Сквозь сведенные челюсти - "ты тоже"...


    Моя способность говорить обратно-пропорциональна
    Бескрайней мощности торнадо с чарующим названьем "ТЫ".
    Ты бьешься у меня внутри, горишь закрученной спиралью,
    И рассыпаешься каскадом - не звуков, жгучей немоты.

    Послушные слова дурят, приобретают очертанья,
    Температуру, вкус и запах, скользят по коже, жгут глаза,
    Преобразуются в разряд животной дрожи, нарастая,
    Взрываются в височных залпах.. Но не дают себя сказать.

    Смотри - вот это было мной, рациональной и надменной.
    Я обнаженно-распростёрта - по ветру волен разнести,
    Заставь вибрировать струной и распусти меня по венам
    Звучанием твоих аккордов. Забыв приличия и стыд,

    Сменю непостоянство слов на трепет пальцев осторожных,
    Исторгну звук, на рык похожий:"Люблю тебя.." и пеленой
    Я разолью свое тепло в твоих глазах, еще тревожных...
    Но выдерну тебя из кожи, как это сделал ты со мной.

  • далеко в сухих песках залегла змея-тоска,
    изнывает от нее сердце бедное твое
    на асфальте в городах и под липами в садах,
    и под пальмами в Раях, в незнакомых мне краях

    а моя живет в лесу, у лисицы на носу,
    обступает лес стеной, не вернуться в город мой
    темной ночью, светлым днем каждый плачет о своем,
    и сочится глаз слезой - карий, черный, голубой

  • Мне кажется, не-любовь - отнюдь не деструктивное чувство. Все время хочется что-то творить, создавать, наполнять пустоту.... И я творю, наполняю, но вот.... губы все так же синие.... искусаны.
    ...18
    а) отрубить бы мне голову – а она с тобой говорит, захлебывается
    как будто бы не чужая тебе, как будто твоя любовница.

    б)
    любовница. бабочка-капустница.
    в полупрозрачное тело кутаюсь,
    словно в реку.
    вся серебряная
    и такая хрупкая -
    светящаяся пудра -
    жасминовая пыльца.
    любовница.
    бабочка-капустница,
    насаженная на булавку.

    19
    косточки-хрящички шеи перебираю четками
    медленно ощупываю – ищу самую хрупкую
    люди шарахаются: чокнутая, говорят, чумная, черная,
    ласково улыбаются, смотрят в сторону.

    а у меня от холода синие-синие губы.

  • И тихо, и странно: клубок да стакан. Гранатовый сок и зеленая пряжа. И молча смотрю в тишину.

    Стакан гранатового сока,
    Внутри луна – лимон рубиновый.
    Глоток. И слышно хорошо, как
    Чуть вяжет нёбо – «нелюбимая»…

    Брожу по тающим дорожкам,
    Повсюду слякоть разлилась, а я
    Забыла зонт. Наш сад заброшен.
    «Разлюбле…» – Непроизносимое!

  • Зачем живу я? Не пойму. Ожиданье - чужая игра, и играть я совсем не люблю. Но все же... Следы лунной пыли... у меня на пороге.

    Он понимает, что существует
    только в коротких переездах
    от станции к станции.
    Каждый вокзал клинической смертью
    прерывает линию жизни,
    протянувшуюся железнодорожными рельсами
    с востока на запад
    c юга на север
    сверху вниз
    во всех направлениях
    и
    всегда навстречу
    неизвестному городу,
    где можно жить, стоя на месте,
    не боясь задохнуться
    в испарениях застоявшихся чувств,
    и где она ожидает его.

    По утрам выходит из дома,
    оставляя
    открытыми – двери
    зажженной – сигарету
    закипающим – чайник.
    И каждый,
    кто встретился с ним в дороге,
    кто знает хоть что-то о нем,
    может остаться здесь на день,
    или на целую жизнь,
    пока она бродит по мёртвым перронам,
    встречая пустые поезда,
    чтобы за бельмами пожелтевших занавесок
    случайно увидеть
    его
    и подать знак…

    Когда она проводит день в новый рейс
    и помашет вслед
    алым полотном заката,
    ночь завяжет узлом все пути
    и зажжёт обманные маяки звёзд,
    сбивая с толку уставшего машиниста
    поезда в который он сел,
    чтобы ехать в город,
    а едет – в небо.

    В это время она приходит домой
    закрывает – дверь
    докуривает – сигарету
    допивает – чай
    хоронит в памяти тех,
    кто в ожидании их возвращения умер.
    [они думали,
    что ждать придётся день,
    а оказалось – целую жизнь].

    Густую тишину одиночества
    разбавляет звук крови,
    несущейся по её артериям
    и грохочущей
    в такт
    с поездом,
    который скользит по Млечному пути
    и увозит его всё дальше.

    Ей уже давно пора умереть,
    но она знает,
    что завтра
    поезд со следами лунной пыли на колёсах
    может остановиться на перроне.
    Чтобы за мутным стеклом
    увидеть его
    и подать знак,
    она будет жить.

  • Беда неприходит одна.
    А встретишь одну на пути-
    Они не отпустят тебя.
    Пощады у них не проси...

    Не знаю как это сказать..
    Беда не приходит одна.
    Не стану любовь я хранить-
    Она умирает тогда...

    Я видел любовь иногда,
    Не надо меня теребить...
    Беда не приходит одна.
    За все в жизни надо платить...

    Нельзя пресказать ничего,
    Но знаю, и знал я всегда -
    Держи свои мысли в себе.
    Беда не приходит одна...

  • No comments...

    превозмогая
    бессловесность
    изгоем
    из воздушных замков
    благодаришь Ее
    за честность
    и
    как самец
    желаешь самку

    перекрывая
    хриплым стоном
    боль ампутации
    зеницы
    так
    шваркнешь оземь
    телефоном
    чтоб на мгновенье
    отключиться

    и возвращаясь
    в мир отточий
    из бывших слов
    звучаньем дальним
    ты скажешь Ей
    спокойной ночи
    и повторишь
    что все нормально

  • Я сегодня больна и пьяна. Не вином, не болезнью, но тоской и обидой....

    - ..., они предают. Всегда. Это закон.
    - Мне по п.5, я привык изначально доверять человеку.
    - Я тебя предупредила.

    (из диалога)

    ***
    сегодня ночью я полюбил боль.
    только поэтому - до сих пор жив.
    от трех, пусть и неподвижных шаров карамболь
    как ни старайся - не положить

    в лузу. меня не до дна убило твое "прощай".
    я невесомей, ненужней капли для океана.
    кружение заварки...медленно остывающий чай.
    и ты не ближе сверхновой в созвездии Альдебарана.

    с сухим треском облетают листочки календаря.
    почему-то слишком уж долго сменяет неделю неделя.
    что не случись - к лучшему...так надо? не зря?
    ты. я. в разных экстремумах. совершенно отдельно.

    сказка кончилась. феи сдохли. вырублен заповедный лес.
    пульс постоянный - шестьдесят затяжек в минуту.
    жесткий ластик скругляет углы, лечит саднящий порез.
    я, как мудрая сова растоптанного гнезда, принимаю цикуту.

    здесь не тир - не калечь самодвижущиеся мишени.
    полет нормальный. по приборам. с четырнадцатого. татуажа
    твоего голоса. не видеть. память. сжечь. самовнушения.
    разбиться, не выдержав мастерского эпатажа.

    предают всегда. неожиданно. и мне удивленно -
    растерянно...зачем?...закон...уставший от сентября.
    образы. звуки. письма. самоубийственно - моно-
    пенисуально. отплакать. привыкнуть. и больше не доверять.

    "...я говорю с другими а сам плохо соображаю, что говорю, смотрю на них, и не вижу...но это отвлекает, помагает забыться...и на миг забываешь, зачем это все...и вдруг покажется, что ничего страшного нет, что продолжается жизнь, что я смогу без тебя...
    а потом вдруг накатывает черное, ледяное, страшное......"

    Исправлено пользователем LaSonnambula (29.07.16 13:36)

  • Не умею я... ни падать, ни ловить.... Не умею я даже простить.... и

    собирая образ в мозаику из осколков разбитого
    зеркала,
    оголяя нервы, играя с судьбой в
    истерику,
    играя с вокзалами во встречи и
    расставания -
    перегорают старые чувства, считаются даже
    мгновения
    между разлуками.
    брожения по московским окраинам,
    как две капли воды отличным от
    питерских.
    ты убиваешь строчками, воскрешаешь подстрочниками
    воспоминания.
    бесконечно-бессмысленные воспоминания
    о тебе, твоих глазах и привычках.
    привычках навсегда уезжать,
    но тем не менее, всегда быть рядом, так и
    не сказав главного.
    главное - всегда падать вверх, не разбиваясь
    брызгами - не размениваясь на мелочи
    притяжения.
    разменивать душу на билеты целиком, без сдачи
    сомнений в аренду,
    не имея постоянной прописки в твоем сердце,
    лишь, как обычно временную регистрацию,
    без исключительного права продления по окончании
    срока действия -
    действительно зарегистрировать исключительно
    опытным путем факт наличия или отстутствия
    моей зубной щетки, бритвы и тапочек - (домашних таких) -
    в твоей безопасной квартире
    без опаски, но не без риска допустить погрешность в опыте,
    ценой которой будет - все та же ошибка? - нет...все тоже
    отсутствие твоего имени в списках живых и доступных для
    осязания - встречать тебя, находя родные черты, в каждой встречной.
    отсутствие отражения в стеклах лоджии.
    отсутствие отпечатков ног на перилах балкона.
    отсутствие слепка твоего тела на асфальте -
    вместо которого лишь расчерченная мелом партия для игры в классики
    и слово "люблю", полустертое вчерашним ливнем.
    запекшейся кровью в ушах звучит эпитафия:

    она не умела падать - он не умел ловить.

  • Забавно, когда звонишь, а в ответ - тишина. Ведь правда, забавно? Не линия перегружена, не недоступен, а просто тишина..... А потом звонки, звонки....

    забавно, когда твой персональный АОН
    начинает путать имена в записной книжке
    и вместо привычно-знакомых букв
    пишет на экране: "конфиденциальный номер"
    или просто набор бессмысленных цифр и символов.
    забавно, когда ты обезоружено сидишь и думаешь:
    отвечать-не отвечать? она-не она?
    фальшиворомашково...страшно слышать твой голос -
    телефон в тумбочку...спрятаться, скрыться под одеялом
    или в метро - "абонент временно недоступен..."

    ***

    мозаикой воспоминаний, весенним калейдоскопом
    разлететься вдребезги, разбить коленочки
    отменить сбываемость гороскопов
    не отвечать на звонки и головой об стеночку.

    не слушать прогнозы и метеосводки -
    опять обманет фальшивый синоптик
    разбавить рюмочку стаканом водки
    сменить очки на линзы в "Оптике" -

    глаза взрослеют - не скрыть и не перепрятать
    изжогой мучиться, варить отвары
    солить слезами - не выплакать и не переплакать
    смотреть на дворников - метут бульвары.

    еловой горечью "Глубинной бомбы"
    наполнить горло, залить сознание
    и мокрой тряпочкой с перил балкона
    смахнуть мозаику воспоминаний.

  • Я не люблю иронии твоей
    Оставь ее отжившим и нежившим
    А нам с тобой так горячо любившим
    Еще остаток чувства сохранившим
    Нам рано предаваться ей.

    Еще когда застенчиво и нежно
    Свидание продлить желаешь ты
    Когда кипят во мне мятежно
    Ревнивые тревоги и мечты
    Не торопи развязки неизбежной.

    (Дальше не помню...)

  • ...

    …написать в Ваш июль - эта осень лишает свободы…
    больше не о чем петь всё срифмовано - до запятой
    до слепых молчаливых истерик всё кажется - вот бы
    отдышаться - и снова взлететь - только встретит ли кто
    в сером заспанном небе?

    …заплакать…

    … прослыть нелюдимой
    слиться с тихим пространством квартирным… бояться простуд…

    не звонить Вам - поверьте мне вовсе не не-обходимо
    слышать голос…

    .... спокойно смотреть как кружась на лету
    опадает октябрь на дорожки остывшего сада
    как тревожно дыша на посадку заходит ноябрь…
    перечитывать Бродского… здесь вы наверно с досадой
    головой покачаете не одобряя но я

    буду снова и снова шептать - _ни страны ни погоста
    не хочу выбирать_... и вдохнув сигаретный уют
    про себя повторять - умирать в ноябре это просто
    слишком просто увы - _каждый сам себе царь и верблюд

    сетки сумки авоськи_ - да все мы немного верблюды…
    засыпать просыпаться поверить в "уже никогда"
    но однажды увидев свой _свет как бы вдруг ниоткуда_
    прохрипеть Вам назло: _смотришь в небо и видишь звезда…_

  • Просто стихи сегодня.. без слов...

    Новостройками двигаться строго на юг,
    В этих серых районах никто не живет.
    Колыбелю уставшую память мою
    По волнам: я то выше, то ниже ее.

    О, протяжное имя, которое я
    Забывала так долго, что помню насквозь.
    Я бегу, чтобы нечего было терять.
    Я бешусь, чтобы жгла одиночество злость.

    Зубы - в нежную мякоть тревожного "стой!"
    Через проволоку - беспросветно на юг.
    Я по минному полю гуляю босой,
    Колыбеля уставшую память мою.

    Прожигаю рубашки и жизнь табаком
    В этих серых районах. Где жизнь, как моча.
    Кто-то вытрясти коврик идет на балкон...
    Я бегу потому что так проще молчать.

    И наткнувшись ладошкой на робость вихра
    Одуванчика, вдруг каменею, как соль.
    Как приятны ветра, как спокойны ветра
    В минном поле, где чувствует только босой.

  • подумаешь
    у нас одно и то же
    друзья расхватаны -
    увы

    их можно
    исчислять звонками
    брать на себя
    цветы

    в цветах
    отсутствует решенье
    мелких чувств

    большие маленькие
    ранки

    закатывать
    скандалы верно
    надежнее
    в небьющиеся банки

    и сцены ревности
    чтоб были на цепи

    смешного клоуна

    подумаешь

    немножко жизнь
    поломана

    у нас одно и то же
    в горле комом

  • Длинною ниточкой тянется рвется на части на веч-нос-ти
    время. Не скоро состарится - звездной питается млечностью.
    сложит секунды в минуточки слепит из них ожидание
    томное липкое чуточку вязкое очень создание.
    Шаткое-вещее-злющее – времечко хлещет ударами
    ласково-трепетно-ждущее – парами парами парами…
    Скомканных нервов измученных вьется клубок электрический.
    Редко от случая к случаю в р е м е н н о – периодически
    боль от ударов не чувствует дышит надежды глоточками
    официально-отсутствуя прячется он одиночкою –
    - ритм тот самый изменчивый - так гениально продумано
    воска уныло-сердечного олово пепельно-лунное.

  • Это навязчиво-грубо, слащаво - молочно
    Это предельно развязно, но точно… [Как точно!]
    Жанрово – суицидально, отравленно – пылко,
    Кадрово – мо-nu-ментально, с нахальной ухмылкой.
    Выверенно - криминально, отъявленно – жестко
    Подобострастно – похвально, бесполо,
    но хлестко.

    Терпко-отравленным соком струится из раны,
    Солнцебагровыми венами плещется в ванной,
    Криком истлевшей души истерично-надрывным,
    В жилах, затянутых шрамами, медленно стынет.

    Это не стоит и полу-мгновения боли
    На закипающей ране кристалликом соли
    Брошено, скомкано, снова из мертвых воскреснет!
    Клеткой грудной ограничено… вырваться!!… тесно!!!

    вечным любителем тем, ярлыков и названий
    этим исчерчены свитки легенд и преданий
    вновь утопает в овациях и многословьи
    но, как и прежде, привычно зовется
    Любовью.

  • Ах, плакать - это чудесно...
    Рыдать, завывать по-волчьи...
    Действительно, счастье пресно -
    А горя покров игольчат -

    Как друза халькопирита
    Блестит обнаженной сталью.
    Смотри, мной уже забыто
    Стремление к состраданью,

    Уже потянулись руки
    К забитой доскою щели,
    Где прятала я разлуку,
    Прощанье и непрощенье...

    Услужливо клещи подал,
    Хихикнув противно, разум:
    Дейтвительно - несвобода,
    Не плакать? Совсем, ни разу?

    И тут же, теплом привычным
    Забился цыпленок в горле...
    И шепот:" Вот так, отлично,
    Лови настроенье!" Вскормлен

    Любовью, как будто дичью
    С горячим соусом "Нежность"
    Рождался шедевр привычно
    С заглавием "Безнадежность".

    А ты.. скрежетал зубами
    Морщиною лоб раздвоив...
    И бредил:" Прости, судьба мне..."
    Что сделала я с тобою?

    Клещами за что схватила?
    За теплое.. за живое..
    Лишила тепла и тыла,
    За радость волчьего воя?

    И лбом, бестолковым, медным
    Обратно я гвоздь забила.
    Растаял Шедевр бесследно.
    Я счастлива, слышишь, милый?

  • А на самом деле....


    Я пройду к тебе через стену,
    Потому что ты запер двери.
    И глухое платье надену,
    Чтоб в мою невинность поверил.

    Я с собой принесу корзинку -
    В ней лишь то, что нам нужно к чаю:
    Торта свежего половинка,
    Как ты любишь, с клюквой, я знаю.

    Пара чашек телесно-белых,
    Дополняют одна другую,
    Силуэт одной - огрубелый,
    На неё я сама претендую.

    А вторая изгибом линий
    С женским телом поспорить может,
    Ободок её светло-синий
    Так идет к твоей смуглой коже.

    Что еще.. Вот кусок лимона,
    Истекающий нежным соком,
    Темно-сладкий сироп из клена
    В узкобедрой банке высокой,

    Две вершинки конфетных - трюфель,
    Без обертки на белом блюдце.
    И розеточки в форме туфель-
    Аккуратнее, разобьются...

    На плите закипает чайник,
    Наполняет кухню туманом.
    Если что подумал случайно-
    То навеянно сладким дурманом

    Пышно-взбитой подушки крема.
    Я пришла сюда выпить чаю.
    Вот такая простая тема -
    За невинность я отвечаю...

  • Передо мною чистый лист...что написать тебе не знаю...
    Прижаться хочется щекой...к твоей груди...и помолчать...
    И сердца стук услышать тихий...закрыть глаза и отрешиться...
    Увидеть дом...и берег моря...в твоих глазах осколки неба...

    Неслышным эхом раздаются твои слова...и шепчут губы....
    Но слов не слышно...звук прибоя и ветер.. голос твой уносят...
    Всё не напрасно...даже счастье прожить не может без печали...
    Морская соль разбавит слёзы...а ветер грусть мою развеет....

    Касанье лёгкое руками...души родной прикосновенье...
    На сердце осень...так скучает листок от ветки отрываясь...
    В его полёте - радость жизни...и боль потери...дальше - вечность...
    За прошлое - нет сожаленья...Лишь жаль того - чего не будет...

  • За прошлое - нет сожаленья...

    что же ты, берегиня, не уберегла? у берега
    не стояла? вырвала бы, вымолила бы, выманила,
    море бы на измор взяла, из моря вывела,
    в водоросли бы вырядила - вдруг не выдадут?
    что же ты, берегиня, не уберегла? вылюбили,
    выебали меня, душу из тела вынули, как чеснок вычистили,
    в воду плыть пустили венком из лилий прокляли меня, мокрую,
    нарядили в платье из волн в ожерелье желтых кувшинок
    волосы заплели, бедра сдвинули, сказали, лежи, шлюха, как положили
    что же ты, берегиня, не уберегла

  • 17
    Неон и ночь. Серебристые льды окон.
    Морозный голос, разорванный пополам.
    Иду. Небрежно, поскольку уже знаком
    исход, классифицируемый по полам:
    "не нужен мне" ("не нужна"). Приход - расход.
    Засчитано (не засчитано). Учтено.
    И свист любовный - освист, скорее. Раз в год
    собаки общей слышится: "Сука!" - "Щенок!".
    И голос - близко - скользящий: "а ты с ним - не...?"
    Рекламный отплеск: "камины." "духи." "нейлон."
    "добро пожаловать"... а вот это уже не мне.
    Походка! - сердце... - кричу - поворот...
    Не он.

  • Состояние...Противостояние...Со-стояние...

    Я теперь пишу редко и неразборчиво ставлю подпись
    а на губах у меня непременно есть запах кофе
    К удивлению чаще бываю цитируема,
    замираю как на голгофе, и хочу сказать «не твоего ума...»
    и «чего ты хочешь?»
    Я сама ничего уже не знаю,
    и чем дальше, тем я не знаю больше.

    Да, я теперь все чаще хочу быть одна и в офлайне,
    отключить телефоны, закрыться, задернуть шторы
    оживаю к ночи и курю ни о чем,
    пока не услышу птиц разговоры и следующий день обречен,
    А какая срочность?
    Не люблю ни считать, ни жалеть. Ведь ты знаешь
    Что совсем не моя стихия точность

    Да, я могу спокойно промолчать весь вечер и дольше
    Это не вид издевательства, видишь, я улыбаюсь
    Иногда я шучу невпопад
    Ну, хотя бы стараюсь, цитирую, фразы беру напрокат...

  • Потолок в трупных пятнах подтеков. Соседи встают рано.
    Ворчливый ход старого лифта, лязганье их замков.
    И я теперь только жду. Бей. Фундамент готов.
    Окно резко звякнет растрепанной старой рамой.
    Здесь тихо – дома улицу кутают, пеленают
    от шумного города, едкого запаха улиц, даже от ветра
    Рот прячу за облачком сизым - несчитанная сигарета
    в плену моих пальцев легкомысленно жизнь прожигает.
    Спокойно. Глумливенькая пастораль.
    Не верь мне.
    Уже не помогут проклятия или молитвы.
    Меня когда-то убили. И это становится видно.
    Тебе ли не знать? Так всегда бывает со временем.

  • Я не пишу тебе. Я не хочу еще
    слова переделывать просто в игрушки.
    В них еще прячется сладость отчаянья,
    вкус полетов и тяжесть удуший.
    То притаится на самой поверхности,
    то на дне, как в глубоком колодце
    и всплывает совсем некстати,
    выскакивает чертиком...
    Коварным японцем....
    Черной кошкой через дорогу..
    Раскаленным углем под ногами...
    Такой изысканной тонкой пыткой
    от которой лишь время избавит.
    Каждое.
    Я их нанизываю,
    как четки
    перебираю шагами мимо.
    Мимо тебя.
    Пока еще тянет
    внутри.
    Пока жжет меня
    твое имя.

  • Зови меня, как хочешь. Я серьезно.
    Мне неизвестно истинное имя
    мое, которое так часто и так просто
    угадывалось разными другими.
    Они его бросали мне случайно
    и я могла идти за ними следом,
    теряла, но следы и отпечатки
    их контуром остались, трафаретом
    с неровным краем. Отдирала,
    пыталась их забыть, писала сказки,
    как аутотрениг все тебе шептала:
    «Ну что ты, все нормально, все прекрасно»
    И завтра наступали. Словно бисер
    переплетала долго, кропотливо.
    Сто тысяч ненаписанных мной писем,
    сто тысяч непрочитанных... Тоскливо
    смотрела в небо. А тугие вены выли
    на сотни разных голосов. Балластом
    не сбросить память обо всех, что были...
    Зови меня как хочешь. Все напрасно.

  • Она не ломается, гнется, но не ломается,
    Она терпелива, гибка и немного упряма,
    И я прохожу мимо роскошных букетов,
    Таких обычных в своей красоте без изъяна.
    Она могла бы стать чьей-нибудь звонкой флейтой,
    И обжигать чье-то горло крепчайшим ромом,
    И лечь под перо…. А мне ведь нужно так мало…
    Она… она не ломается. Это так много….

  • Пусть приснится ему - засыпай-усни!
    на ключах брелок в виде ноты me...
    Снег трассирует пулями, фонари
    разбивают желтки о кору земли.
    Чуть толкни в плечо его словом: ах!,
    окуная губы в чай, как в фиксаж.
    Самолетик в небе летит не наш -
    нарисуй в стакане другой пейзаж,
    чтобы имя его сохранить.
    Заходи в чай по пояс, пытайся плыть
    и икры мечи золотую нить
    или имя шепчи опять,
    на ключах брелок в виде буквы ять,
    при желании можно и ей стрелять,
    заклинанье сказав и прибавив - блядь!
    Не будить его - не молчать.
    Пусть приснится ему иван-чай ночей
    сквозь шипенье в эфире и выдох: зачем?
    и на связке скрипичных - от мира - ключей
    ощущенье, что он - ничей.

  • утро к подметкам белой пушистой пенкой,
    ты еще спишь, зарывшись в стог одеял-подушек,
    это не снег, любовь моя, это уходит лето,
    это осенний пожар неумелой рукою тушат.
    снова какой-то умник делит на плюс и минус,
    на черно-белый морок все, что пыталось выжить.
    птицы на юг, любовь моя, клин вышибают клином,
    нам ненамного проще, им ненамного ближе.
    вот бы на ощупь: куртка, мобильник, ручка,
    или на запах: дымно, никак, чернильно,
    это не снег, любовь моя, это несчастный случай,
    изо всех сил старается быть счастливым.

    Никак не могу сегодня проснуться, отойти от сна своего... Да ведь и не хочется.... Окунуться в белоснежный сон, раствориться в молочном дыхании...

  • спи девочка просвечивай сквозь сонм
    своих мужчин несбывшимся спасеньем
    предмученичеством ученика маги-
    стра страсти юдоли безумства
    которого ты скоро превзойдешь
    в искусстве нежном самоистязанья
    спи девочка спи будущая боль

    спи девочка светлея изнутри
    предчувствием бессоницы не зная
    как спится c нелюбимым как не спится
    с нелюбящим угадывая сны
    в которых ему видится другая
    спи девочка пока он спит один

    спи девочка пока ты спишь одна
    моллюском не сращенная с чужой
    горячей плотью не молясь не откли-
    каясь на молитвы мантры
    не мудрствуя лукаво не целуясь
    не злясь болезненно и не сходя с ума
    спи девочка

Записей на странице:

Перейти в форум

Модераторы: