−21°C
завтра: −19°C
Погода в Перми
−21°C
утром−21°C
днем−19°C
завтра−19°C
Подробно
 63,75
−0.1339
Курс USD ЦБ РФна 19 ноября
63,7542
−0.1339
 70,53
+0.1202
Курс EUR ЦБ РФна 19 ноября
70,5313
+0.1202
PRM.Форум /Хобби / Творческий форум /

"Богатые Задворки" или кто во что горазд

  • Господа и дамы.
    Ниже буден приведен рассказ, начатый несколькими участниками форумов НГС в мусорке. Топик тот кто-то снес по ужасной ошибке, в связи с чем на совещании руководителей проекта было принято решение продолжить написание трилогии в Творческом.
    Правила.
    1) К участию допускается любой желающий. Для участия достаточно подать заявку в виде поста "ТРИВ - да". Я ее зарегистрирую путем опубликования обновленного списка участников, где вы увидите очередность написания своей части рассказа.
    2) Формат творения - пьеса (желательно) но не обязательно
    3) Каждый участник пишет отрывок произведения любого объема - желательно чтобы хватило на главу. Отрывки должны быть связаны друг с другом по смыслу (или хотя бы начинаться в том же месте где закончился предыдущий и с теми же участниками. )
    4) Основным героем отрывка должен быть предыдущий автор. В действие можно вовлекать любые персонажи, но в конце главы повествование нужно свести на себя (чтобы последующий мог так же писать про предыдущего (т.е. уже про вас))


    Большая просьба серьезным людям (если таковые тут есть).
    Не принимайте данный проект как развлечение тупых маразматиков - относитесь к нему так же как и остальные - как к возможности хоть где-то быть естественным - и подключайтесь (заявляйтесь)

    Список заявившихся на текущий момент....позже, нужно бежать.
    Читайте пока рассказ

    Волка бьют не за то что он хам, а за то что сам ни гам и другим не дам.

  • Глава 1. Утро в больнице.

    Порывы яростного ветра разогнали над городом последние клочья облаков, освободив для квелого весеннего солнца пространство для его ежегодной работы по наполнению жизнью затаившейся на время зимы планеты.
    «Да уж», - устало поскребла подбородок ладная женщина в белом халате, опрешаяся на оконный проем районной ветеринарной клиники. Из окна открывался чудесный вид на сельскую дорогу , нарядно обрамленную лужами грязи и конского навоза.
    Деревня Богатые Задворки издревле находилась вдалеке от всех торговых путей Российской империи и к моменту нашего повествования ситуация никоим образом не изменилась. Зачастую в деревне не было электричества, дырявый водопровод уже который год лотался время от времени местным Электриком, выполняющим по совместительству обязанности сантехника, продукты в сельторг завозились по зимнику на старенькой лошадке унылым дедом со странной фамилией Ташун-Спэйсов или в периоды распутицы – забрасывались на вертолете.
    Преодолев неожиданный приступ апатии, женщина возвратилась за хирургический стол. Она помнила как совсем еще молодой девчонкой, с горящими глазами и предчувствием быть полезной людям, она уезжала поступать в медицинский институт. Как щемило сердце от рева пьяной толпы родственников, собравшихся на проводы и как полились слезы от напутственной речи и.о. председателя сельхоза – Серожина. До сих пор звучали у нее в ушах его теплые слова про падеж скота и птичий грипп, как будто все это было лишь вчера.
    С отличием окончив институт прикладной медицины, Пепелина Львововна (а это была именно она) 3 года проработала в аспирантуре сначала на должности дежурного зуботехника, затем, замеченная высоким начальством за добросовестный труд – помошником заместителя завлаба. Жизнь текла своим чередом, пока из родного села не пришло тревожное письмо.
    С замиранием сердца несчастная девушка прочитала, что подходят к концу все лекарства, доставшиеся жителям с трофейного грузовика во время взятия Варшавы в нелегкие годы отечественной войны. Что совершенно спился когда-то гениальный врач-консультант по вшам – Яков Самуилович Завшивелый, что все 3 корпуса их районной больницы, некогда славы и гордости не только их села, но и всего субъекта Российской федерации, пришли в совершенную негодность – сгнили горбыли стен, провалился земляной пол, солома на крыше уже не так надежно защищает врачей и пациентов от дождя. Впрочем, справедливости ради надо заметить, что из врачей и остался только наполовину выживший из ума от пьянства старик Завшивелый, который в трезвом состоянии только и делал, что от всех прятался. В письме упоминалось, что последний раз его видели на святках, когда по традиции девки села ходили окунуться в реку – чтобы привлечь к себе суженного.
    Вобщем состояние дел было критическим. Нужно было что-то решать.
    Природа наградила Пепелину железным характером, несгибаемой волей, целеустремленностью и не ошиблась. Позвонив знакомому сварщику, Пепелина добилась уедиенции у президента России. О чем они говорили – до сих пор осталось тайной – всех, кто мог слышать их разговор расстреляли, документы с протоколом встречи уничтожили, а архивариуса госхрана перевели на работу в заполярье, да так он там и пропал. Однако же на следующий день после этого исторического разговора, депутаты государственной Думы единогласно проголосовали за внесение изменений в бюджет Российской Федерации, коим селу Богатые Задворки выделялись бюджетные ассигнования по статье «строительство районной больницы и приобретение клизменного оборудования».
    В селе закипела работа. По заданию партии «Яблоко» строительству больницы был присвоен статус «объект стратегического назначения и приравненный к ним в условиях крайнего севера», выписаны квалифицированные рабочие из Мозамбика. Как грибы стали расти жилые дома для обеспечения инфраструктуры строительства, было заложено строительство метро. Единственное акционерное общество села - ОАО АОЗТ «Шараж-Монтаж Центральное» получило подряд на строительство грузового аэродрома.
    Все 3 дня пока строилась новая больница, жители села не могли нарадоваться и поверить таким разительным переменам. Свою героиню они ласково окрестили «Пепеточка» и по очереди носили ей вкусные пирожки с малиновым изюмом, которые она впрочем терпеть не могла, но чтобы не обидеть односельчан съедала в полном объеме и в их присутствии под их же ревнивыми и пристальными взглядами.
    Потом пришли будни.
    Строительство закончилось, рабочие уехали, Пепелина Львововна осталась исполнять обязанности главного лечащего врача новенькой, еще с необсохшей краской больницы.
    Дни были заполнены постоянными заботами – то принять роды негритенка, то требовалось сделать акупунктуру головного мозга, а то провести гинекологический осмотр девочек во всех 2-х классах школ соседнего района. Вообщем забот в те дни хватало, дни были настолько загружены тяжким каждодневным трудом, что Пепелина не заметила как сначала изредка, а потом все чаще и чаще жители деревни стали приводить к ней на осмотр свою домашнюю скотину. Сначала это были уточки и волнистые попугайчики, затем, осмелев, наглые жители села стали подсовывать собачек и черепашек, а после, когда уже отказать им в чем-либо было нельзя – коров и хохлатых лошадей.
    «А как все хорошо начиналось», - с тоской подумала Пепелина, обводя взглядом кучи испражнений паеред окнами. «Ведь я же классный хирург по пересадке сердца, а чем мне приходится заниматься», еще раз пожалела она себя, но , взяв себя в руки крикнула обращаясь к двери: «следующий»
    На порог несмело, робко комкая в руках старенький картуз, вошел местный конюх Тивр Годинович, прославившийся в свои молодые годы тем, что мог, выслушав страждущего общения и помощи собеседника, всегда помочь дельным советом, относясь серьезно к любым вопросам какими бы они ни были.

    Глава 2. Тревожные новости


    ДЕйствие 2. Сцена 1.
    Просторный, чистый, почти стерильный (если не считать засохший труп гавайской черепахи под столом и коровью лепешку на входе) кабинет главврача - Пеппелины. У окна аккуратной стопкой составлены неоднократно бывшие в употреблении утки, рядом большие заклеенные картонные ящики с надписями "стерильно" и "не кантовать". Один ящик открыт. Из кучи опилок торчат тщательно упакованные клизьмы, под ними видны бутылки с прозрачной жидкостью. В воздухи витают ароматы говна и спирта.
    Тивр (наступив в коровью лепешку): Твою мать!!! (отряхивает налипший на сапог кал мятым картузом) Здравствуйте, Пеппелина Львовна! Бог в помощь!
    Пеппелина: (кокетливо выдыхает в сторону и прячет за спину граненый стакан) И Вам не болеть Тивр Годинович! Что, опять Вам на мошонку лошадь наступила?
    Тивр: (вытирая остатки говна о занавеску в цветочек) Нет, нынче другие аспекты заботят честного сельского труженника. А именно быт и жизнедеятельность товарищей его и братьев его. А с мошонкой сегодня все нормально. Я, давеча, весь табун Поручику Нажревскому в ведение передал, дабы обучил он лошадок выправке кавалерийской, вдруг завтра война грянет с империалистическими хищниками?
    Пеппелина( стараясь незаметно налить себе еще 50): И за чью душу сегодня Ваше сердце болит?
    Тивр( с неподдельным интересом заглядывая в раскрытый ящик): Да за Якова Завшивленного, за него родимого. Совсем забила жизнь мужиченку. Бонд Моисеевич вчера на чай заходил, рассказал такую историю, у меня аж сердце кровью облилось и кобель в будке издох от тоски.
    Пеппелина( изловчившись и замахнув 50): И-и-и, что говорил-та?
    Тивр( робко вынимая из ящика бутыль с прозрачной жидкостью): Жил он, Яков наш, все эти годы в подвале ОАО АОЗТ "Шараж-Монтаж-Центральный" на свет божий не показывался днем, а по ночам скотину ихнюю пользовал. Та которая не выдерживала напора его сексуального и издыхала, немедленно им освежовывалась и съедалась. Так отловили его работники "Центрального" позавчера по приказу Виктора Витковича, директора ихнего и сегодня под быка его положить собрались, под производителя, чемпиона ВДНХ по размеру члена и количеству оплодотворенных самок. Отпустим говорят, в обмен на два ящика с клизьмами( заглядывая вновь в коробку и пересчитывая колличество бутылок), нет на три ящика, а иначе говорят быть ему оплодотворенным чемпионом нашим.
    Пеппелина( уже не стесняясь замахивает 100): А от меня-то что надо? Цену ты знаешь, покупай хоть 10 ящиков и спасай своего ненаглядного. А нет, так тогда после на абборт привади. Я ведь хирург, а не бюро добрых услуг!
    Противно скрипит дверь, открывается наполовину и всем в открывшийся проем виден Бонд. Он потихоньку, спиной входит в комнату, аккуратно обходя говно. За шиворот он тащит бездыханного Якова....


    Глава 3. Бивис и Батхед спешат на помощь.

    Пепелина Львовна проворно подскочила к Завшивелому и, бормоча что-то под нос, начала разворачивать дерюгу, в которую была завернута нижняя часть его тела. Тивр Годинович взглянул было на то, что скрывалось под дерюгой, но рассмотрев, резко отпрянул и изменился в лице. Нетвёрдой походкой он подошёл к столу и опрокинул в себя содержимое оставленного Пепелиной стакана.

    - Да, не успели мы, - с выражением скорбной вины произнёс он, - эка бычок разошёлся-то. Контузило Яшу нашего, отыгрался на нём крупный, да рогатый.

    Скупая мужская слеза сыграла во фристайл на его бугристой щеке и звонко разбилась о носок сапога.

    - Ничего, ничего, Тивр Годинович, сделаем резекцию прямой кишки, вошьём новый сфинктер, и будет Яков Самуилович как новый. А, ну-ка, Бонд Моисеевич, помоги перетащить больного на стол. Вот так. Вот и хорошо. Да не стой ты столбом, погляди там, в прозекторской, вчера там поросёнок издох, так тащи его заднюю часть.

    Бонд уныло поплёлся по указанному направлению. На душе было муторно. Ковыряясь среди ошмётков, оставшихся от непонятных зверюшек, то ли гренландских морских ежей, то ли южно-африканских карликовых гризли, он думал о паскудстве, которое учинили над выжившим из ума консультантом.

    «А ведь были другие времена», - размышлял Бонд, - «мы были молоды, романтичны и, конечно, не столь жестокосердечны». Он вспомнил молодость, когда для всех он был Батхед, а его закадычного по тем временам дружка кликали Бивисом. «Теперь да», - продолжил он свои невесёлые рассуждения, сортируя останки западносибирских броненосцев и тушканов Пржевальского, - «теперь его Бивисом не назовёшь, теперь Виктор Виткович и никак иначе. Сволочь. Дорвался до директорского кресла. Забыл, как старик Самуилыч нас на коленках катал. Вот что с людьми делается».

    Бонд вздохнул и вспомнил об обществе «Воздержание». В молодости, когда юное тело под воздействием гормональной перестройки взрывалось вулканическими прыщами, душа Бонда была полностью солидарна с зовом плоти. А зов плоти был громок и настойчив. Вскоре обнаружилось некоторое несовпадение спроса на бондову плоть и предложения, недвусмысленно читаемого по состоянию той части его брюк, которую литературно именуют гульфиком, а в Богатых Задворках кличут по-простому калиткой. Бонд осознал щекотливую проблему и подошёл к её решению весьма оригинальным образом. «Ежели мне не дают», - рассуждал он, - «то не стоит ли попытаться данное печальное обстоятельство обратить себе на пользу?». Мысли его текли приблизительно в таком направлении: коли приходится воздерживаться, то делать это надо идейно – возвести воздержание в принципиальную жизненную позицию. Так на свет появилось общество «Воздержание».

    Всякое солидное общество имеет штаб-квартиру. Это Бонд знал. Старый сарай Бонд вычистил сам. Приятель Бивис к идее общества отнёсся скептически, но помог тем, что намалевал вывеску на которой значилось:

    Общество «Воздержание».
    Воздержи жеребцов страсти своей!

    Смутное подозрение, что Витька издевается, пришло тогда в голову Батхеда, но, взглянув на Бивиса, он увидел прямое и честное выражение, которое обычно наблюдал поручик Лукаш, глядя в лицо Швейку.

    Деревенский алкаш Квакер, каждый день справляющий затянувшийся День Рождения, за пол-литру прикрепил табличку над входом в помещение общества, которое честнее было бы назвать помойкой. А Электрик протянул провода и вкрутил лампочки в заранее купленные патроны. Лиля Стич, своим видом пагубно влиявшая на идейную позицию Бонда, вызвалась собирать взносы и пожертвования. Всё казалось таким чистым, милым и прекрасным.

    К сожалению, идея общества была подвергнута обструкции со стороны задворкинской молодёжи, а Лиля убежала с кассой в объятья неотразимого Нажревского.

    Тут рука Бонда Моисеевича наткнулась на поросячий хвостик и ностальгические воспоминания уступили место мерзкой обыденности. Бонд вернулся в хирургическую, неся мерзкий филей в вытянутой руке.

    - Ну что вы там возитесь, - пробурчала недовольно Пепелина Львовна. – Давайте скорей сюда, пора вшивать. И не путайтесь под ногами. Отскочьте! Важный этап. Идите, умойтесь, смотреть на вас противно.

    Бонд и Тивр смущённо потянулись в сторону предбанника, где стоял никелированный рукомойник системы Зингер. Подставка рукомойника была выполнена в стиле медведя-атланта, удерживающего мощную конструкцию на своих плечах. Но не успели они добраться до эпического сооружения, как в предбаннике раздался звук выбиваемой пинком ноги.

    - Ага, вот она шайка, в сборе! Думали, упёрли значит старого козла! - раздался зычный голос. Это в больницу ворвался директор ОАО АОЗТ «Шараж-Монтаж Центральное» Виктор Виткович и его подручные – юрист ОАО АОЗТ Голый-Граммов и вечно стучащий на всех сотрудников предприятия – зам. по кадрам Удодов.



    Антракт. Смена декораций.
    Работники театра выносят со сцены кафель, пробирки, тряпичные муляжи останков экзотических животных, ничего не соображающего по причине ударной дозы морфина настоящего Яковлевича, отскребают ошмётки го*на. Заносят берёзовые пеньки, фикус в горшке, крашеные яички в корзинке, иранский ковёр с изображением соловьёв, брачующихся в курской роще, электрический самовар, транзистор "Вега". Заводят коров. Коровы испражняются на ковёр. Коров уводят, персонал сцены топчет го*но.
    Актёры в это время переодеваются и моют руки с мылом.

    Глава 4. Семейная жизнь руководителей или кое-что об анализах.

    Послезавтрашнее утро. Усадьба директора ОАО АОЗТ "Шараж-Монтаж Центральное", она же резиденция Виктора Витковича - внука потомственного серба, приехавшего после войны в СССР в качестве мородёра, да так и пустившего свои корни где попало. Подписание акта выполненных работ по сдаче второй нитки от дизель-станции до усадьбы планируется на завтра. Все трезвые, несмотря на Пасху.

    - Сделай погромче, Лопа! Это моя любимая композиция!
    Хрупкая женщина с широким малым тазом и узким большим запястьем покорно крутанула "volume" на транзисторе до отметки "SUPERMAX" и комната для встречи незванных гостей наполнилась переливами новейшей обработки "Течёт ручей" в исполнении латиноамериканской группы с руским названием "Сепультура".
    - Ты почему такая неприхотливая сегодня, жена?, - вопрос, неожиданно выраженный в словах так и вырвался из уст директора.
    - Да всё хорошо, милый. Мне сегодня электрик ромашки подарил. Пахнут вон стоят, в сенках! - пытаясь скрыть суть своих радостей, ответила верная жена, по совместительству белый бухгалтер акционерного общества.
    - Вот сдадим завтра вторую нитку, я его уволю! Нет! Я его свиньям скормлю! Так и знай! Ромашки в руки брала?! Так и знай, сегодня пойдёшь к Пепелине Львовне - и сдашь анализы на яйцеглист. Так и знай, этот электрик уже всё село перезаразил. Не хватало ещё в нашем доме дерьма!, - из разгорячённого рта Витковича вылетел недожёванный груздь.
    - Отчего ж не сходить, схожу, милый. А когда мне можно получить зарплату?
    - Вот принесёшь анализы - начислишь и выдашь! Под роспись в ведомости!
    Несчастная Лопа (по секрету говоря, жители Богатых Задворок, звали её кто Лопа, кто Попа, а когда напьются, то и просто Ж*опа, хотя с виду женщина выглядела очень аккуратно, и даже ежедневно пользовалась душем шарко, утановленным в бане под полом так, что струя била строго вертикально вверх. Чтобы попить из него, приходилось постоянно наклоняться, а пить Лопа очень любила, поэтому часто наклонялась и в окне бани директора ОАО АОЗТ, построенной на центральной площади села, рядом с памятником Авраму Руссо, жители часто видели прекрасного вида зад супруги Витковича), прихватив с собой пакет пряников и козье молоко в термосочке, уныло направилась на приём к Пепеллине, не переставая мечтать о зарплате.
    Проходя мимо последнего этапа строительства второй нитки - очищения ножом изоляции концов провода, Лопа (будем называть её так как муж, а не так как пьяные жители), увидела привязанного к столбу электрика. Его мускулистые уши двигались в такт движениям перочиного ножика, а высунутый язык и капающие с него слюни источали животную страсть. И что самое удивительное - сегодня он работал в перчатках, а от самого электрика не пахло самогоном. Его тело, одежда, даже мускулистые уши и высунутый язык источали аромат адеколона "Саша", любимого одеколона Лопы.


    Глава 5. О силе первой после замужества любви.


    Аромат любимого одеколона невольно реанимировал в памяти Лопы события двухнедельной давности, когда она впервые увидела электрика. Был солнечный понедельник, один из тех, что дают понять что весна пришла.
    «Весна, - почти буднично подумала Лопа, опять кот беситься начнет!» не успела мысль про Лопиного кота оформить и принять четкие очертания как в дверь кабинета тихо но настойчиво постучали.
    Простите, а здесь оформляют? – на пороге показался худощавый мужчина в ватнике и потертых «Глориа Джинс».
    Да, да…Проходите… - едва смогла выдавить Лопа.
    Походка вошедшего была несколько тяжеловатой, видать мешали прикрученные к кирзачам кошки.
    -Я ваш электрик, новый – хрипловатый голос мужчины вкупе с едва уловимым ароматом одеколона «Саша» заставил лопино сердечко биться как тогда, в юности на танцах в школе прапорщиков.
    -Анкету заполняйте – как можно суше сказала она и углубилась в бумаги «А дебет-то у него нечего» уже про себя подумала жена Виктора Витковича.
    Действительно, электрик оказался крепким юношей среднего роста, о таких обычно говорят в корень пошел. Единственно что могло испортить образ мужесвенности – это цвет волос электика. Они были рыжими, именно того оттенка которого так хотела добиться буфетчица Зинка, переводя на это килограммы хны.
    Через полчаса, которые ушли у Электрика на заполнение анкеты, Лопа, а вслед за ней все жители Задворок знали о вновь прибывшем все.
    В графе ФИО значилось Толик Чубайсов, отчества своего электрик не помнил, вернее не знал ибо воспитывался тремя престарелыми тетками которые только и знали, что пичкали его с утра до вечера рыбьим жиром и манной кашей все время забывая, что же они ему уже давали. В результате склероза мальчик то оказывался перекормлен кашей, то перепоен жиром. Никто и никогда не знал, правда ли это, но именно эту историю электрик рассказывал на всех застольях объясняя свое нежелание закусывать водку селедочкой, любимым блюдом всех задворцев.
    Вылетев из всех школ, куда его пытались пристроить тетки, за постоянные опыты с электричеством (по пальцы соседа в розетку сунет, то к учительскому стулу напряжение подаст) Толик подался в Младшее Профессиональное Училище им. ГОЭЛРО откуда и выпустился спустя положенные 5 лет с записью «Допущен к работе на щитах и подстанциях».
    И вот теперь он был принят старшим помощником младшего главного электрика и доблестно трудился на сдаче второй ветки. Труд перемежался распитием самогона, к которому Толик пристрастился еще в Училище, и подглядыванием в окна общественной бани №13 по женским дням. Хотя в последнее время Чубайсов стал делать это скорее машинально, вроде как надо, как же без этого, а все мысли его все чаще и чаще вызывали в пробитом 220В мозгу образ жены Виктора Витковича, именно ее он видел во сне во время ночных полющий и представлял на месте Марианны при просмотре 9786 серии сериала «Богатые тоже платят», где сам себе отводил роль красавца-мучо Хуано-Хулио.
    Именно по этому он стал работать в перчатках, так ему казалось более сексуально выглядят его натруженные руки и перестал пить самогон по средам и пятницам.
    - А, мать-твою...******* - дикий крик и брань нарушили молчаливое созерцание Лопой объекта свойх желаний ...И через секунду этот самый объект уже был распластан на пыльной поселковой дороге неестественно вывернув уши...
    Лопа вскрикнула и отбросив стеснение кинулась на помощь.

    Глава 6. Раненая юность.

    Толик не подавал признаков жизни. Заплетающимися руками Лопа попыталась расстегнуть Электрику ватник и с ужасом поняла, что тот заштопан наглухо. Из неестественно вывернутых ушей валил подозрительный едкий дымок. Смердило. Схватив со стены наградной серп Виктора Витковича (подарок Степана Бандеры) Лопа сделала вертикальный разрез ватника. Распахнув полы фуфайки ужаснулась – тело было испещрено замысловатыми татуировками в перемешку со скабрезными надписями. Над заботливо проколотым пупком, поблескивающим ржавой гайкой, была огромная наколка: «ОБЖОРА». – Наверное он бывший десантник, - с трепетом подумала Лопа любуясь рыжим цветом его шевелюры, в голове Лопы закрутились неприличные мысли... Ей всегда нравились мужчины с висящими парашютами, немногословные и дерзкие. За Виктора Витковича она вышла по большой любви, вся деревня знала наизусть историю их романтического знакомства:
    «…Отдыхая в Гаграх в середине 80-х годов прошлого века, юная и непорочная Лопа плескалась в полосе прибоя под чутким присмотром своей прабабки-долгожительницы Пеппилоты Брониславны, которая помнила и Цусимское сражение и дедушку Ильича и броневик и ещё много чего, за что отмотала немалый срок в ГУЛАГе.
    Августовский зной нещадно палил. Народ на пляже ел сахарную вату, горячие пирожки и покуривал абхазский зелёный чай, когда раздался истошный крик и из моря стремглав вылетела с криком Лопа, улепётывая прочь от моря. Взбудораженный зелёным чаем народ, приглядевшись, оцепенел – из роскошной правой ягодицы Лопы
    торчал гарпун, который и являлся, очевидно, причиной такой бурной реакции нашей нимфетки. А через пару секунд из моря вылетел мужик в маске, с трубкой, в ластах и серпом на поясе и бросился бежать за истерично повизгивающей не то он боли, не то от вожделения Лопой. В руках у него было подводное ружье из которого он и подстрелил Лопу.. От ружья и до Лопиной попы было метров 10 особо прочной, японской миллиметровой лески. Мужик скакал с завидной скоростью, чтобы не отстать от своей добычи опасаясь за сохранность ягодицы. Народ млел от счастья, чайки вопросительно замолчали… Вскоре парочка скрылась вдали, крики затихли. Отдых продолжился, но не для Пеппилоты Брониславны. Стремительно схватив в охапку вещи, она бросилась по следам парочки ориентируясь по отпечаткам ласт. Пробежав кроссом около 5 километров, Пеппилота обнаружила парочку в недвусмысленной позе под кроной величественного кипариса:
    - Виктор,…дрожащим голосом, предчувствуя скорую расправу, представился мужчина в маске и ластах,..-
    Это был Виктор Виткович, как уже все догадались. Как порядочный мужчина, Виктор прямо там, под кипарисом сделал Лопе предложение от которого она не смогла отказаться. Уже потом, спустя много лет, их связь переросла в большую любовь. Следует заметить, что правая ягодица Лопы, оказывается, была застрахована, поэтому молодожёны поимели Госстрах на кругленькую сумму…»

    Чтобы привести Толика в чувство, Лопа помчалась в медвытрезвитель просить помощи и застала там директора этого знаменитого на весь район учреждения – Сёмёна Квакера. Семён сидел у себя в кабинете и листал журнал «Охота и охотничье хозяйство с условиях Крайнего Севера». Пьющих в деревне было мало, поэтому свободного времени у Семёна хватало. Когда то он и сам неплохо закладывал. Но всему приходит конец, так и Семён, вступив в общество анонимных любителей Будды завязал со спиртным и создал в деревне некоммерческое партнёрство «Квакер и трезвенники», в почётные члены которого записал всю мужскую часть Задворок. Когда то в Задворках было ещё одно общество – «Воздержание», но Квакер стратегически разрушил его, подсунув а постель кассира Лили Стич буйного травокура Наржевского. Умыкнув кассу, Семён все деньги закопал в огороде на чёрный день. Наржевского вылечили, а Лиля куда то пропала…


    Глава 7. Короткая, но наполненная туманным смыслом бытия.

    Пеппелина понимала разумом, что фамилие "Квакер" - богатое, заморское и из книжек про чистую жизнь. Но слог "Ква-" и цвет мундира трезвоборца делали свое дело. Про себя она кликала Семена "Лягухом". Задворские мужики в словотворчестве шли дальше. Мало того, что названье у должности похабное - морддыратор, так суть! Только - только воспарит который над поселковым суглинком, только настроит душу на роздых - опаньки! Извольте мордой о сурепку - вытрезвляться способом дедовским и диким - в бане! Насильно!
    "В подарок от опчества" - ухмылялся официальным лицом Квакер.
    А где опчество, там и список на заборе, и оргвыводы...
    Левой, ученой половинкой мозга докторша понимала необходимость
    борьбы за трезвость в рядах.
    Задворчане, ужрамшись, не имели обыкновения молчать...То есть удар населенью от пьянства
    был двойной - по печени и по лбу. Но правая, стихийная половинка вовлекала в протест весь просторный Пеппин организм! А организм этот лучше было не кантовать-
    он и так стал решительно выходить из повиновения! Захотел замуж!

    Уйдя в созерцательные раздумья, Пеппи совершенно выпала из действительности ( с ней это бывало, не скроем). Ни суетливые прыжки Квакера в поисках спасательного инвентаря( с особым упором на необходимость багра пожарного - черт его знает, из каких соображений и в каких целях), ни вой Пенелопы, вот уже пятнадцатую минуту выводящую чистейшую ноту "си", никак не побуждали ее очнуться и принять участие в спас. работах.
    Но тут у Лопы кончилось дыхание. "Квакер, Пеппичка, бежим, ну что вы! Он ведь в пыли, с ушами набекрень, точно орловский рысак на бойне !"- вскричала она наконец-то членораздельным человеческим, хриплым от воя голосом.
    Пеппи тряхнула головой и судорожно стиснула прижатую к груди аптечку. Спешно вынутый оттуда нашатырь остановил кенгуриную суету Квакера. Спасатели кинулись наружу, с Лопой в авангарде...

    Глава 8. Ужасная правда про Электрика или разбитая любовь.

    За весь путь, который необходимо было преодолеть местной бригаде МЧС, поджарая Лопа успела трижды добежать до лЮбого и обратно. «Быстрее! Ну, быстрее же!» - торопила она и без того несущихся во всю прыть Квакера и Пеппелину. По прибытию на место компания имела честь лицезреть обездвиженного электрика Толика с посеревшим уже лицом. Соскучившаяся по оказанию первой мед. помощи пострадавшему – человеку, Пеппелина наседкой метнулась к умиравшему, Квакер уселся на корточки по другую сторону от тела, а Лопа принялась метаться вокруг низверженного, причитая. Пеппелина растранжирила уже добрых пол пузырька нашатыря, щедро окропляя лицо, виски и лоб Толика, а толку все не было. Семен Квакер тупо вглядываясь в лицо Толика, меланхолично произнес: «Искусственное дыхание необходимо!» От этих слов у двух присутствующих женщин сжалось сердце. У Пеппелины оно сжалось от испуга, и действительно, никто, глядя на эту статную красавицу, в полном соку и при всех прелестях женщину, не мог бы даже и представить, что она НИ РАЗУ В ЖИЗНИ НЕ ЦЕЛОВАЛАСЬ! Да! Да! Наша Пеппи была стопроцентной девственницей! У Лопы сердце сжалось от счастья, она даже не удержалась и пискнула: «Я!». Но Пеппелина сурово отодвинула добровольщицу и усилила лечение аммиачной водой – попыталась закапать по три капли в каждую ноздрю несчастному электрику. Лопа, поняв, что халявная радость обладания любимым человеком сорвалась, принялась трясти Толика за отворот ватника, от чего голова его принялась метаться из стороны в сторону, подобно маятнику часов с сошедшей с ума кукушкой. Пеппелина безуспешно пыталась попасть в ноздрю Толика, со стороны казалось, будто низко наклонившаяся в разметавшемся, одетом на голое тело после принятого душа халате, Пеппелина пытается схватить за нос нашкодившего рыжего малолетнего оболтуса. А он отчаянно вертит при этом головой, пытаясь увернуться от сурового, но справедливого наказания. Вконец потерявшая терпение Пеппелина Львовна, рявкнула Семену Квакеру, давно уже переместившему свой тупо проницательный взгляд за пазуху распахнувшегося халатика Пеппелины: «Уйми ее! Добьет ведь!» Семен послушно притянул к себе на колени Лопу, не отводя взгляда от Пеппиной пазухи, Лопа же в свою очередь, вспомнившая неожиданно, кстати, фразу из американского сериала про скорую помощь, поразившую ее тогда до глубины души принялась заклинающе повторять: «Мы теряем его, теряем!», притом она машинально, не отдавая себе отчета, стала прижиматься к Квакеру, чаще и шумнее задышав. Наконец Пеппелине удалось добраться до вожделенной ноздри Толика, раздраженная борьбой, она закапала не по три, а по пять капель в каждую. Спустя несколько секунд цвет лица пострадавшего медленно начал принимать багряный оттенок. «Уф!» - облегченно выдохнула Пеппелина. Лопа кубарем скатилась с Квакеровых колен и счастливая принялась целовать побагровевший лик любезного. Семен Квакер же, пытаясь напоследок поучаствовать в спасении пострадавшего принялась с усилием тереть уши Толика. Таким приемом он не однократно приводил в чувство клиентов заведения, где он служил, считая его самым действенным средством после искусственного дыхания.
    Пеппелина Львовна, рассеянно наблюдая за этой картиной, расслабленно закурила. Мысли унесли ее вдаль к тому времени, когда она, совсем еще девчонкой уезжала учиться в город, а и.о. председателя сельсовета Ажорис Сигизмундович Серожин, перекрикивая шум пьяной толпы многочисленных родственников, говорил нежные напутственные слова наивной Пеппочке, заглядывая при этом ей, плачущей от чувств, прямо в глаза своими блядскими глазищами, обрамленными длинными, загнутыми, пушистыми ресницами. Именно тогда она навсегда и безнадежно полюбила этого всегда слегка пьяного весельчака, отчаянного бабника и матершинника. За годы прошедшие с тех пор, она не переставала его любить, но сказать об этом не решалась никому. Прыткие задворкинские мужичонки после нескольких неудачных попыток потеряли надежду подкатить к Пеппочке, а по селу прошел слух о ее несчастной любви, прошедшей в городе в студенческие годы. На том пересуды и утихли. Сейчас, изредка встречаясь с любимым, Пеппелина Львовна усилием воли успакаивала учащающийся стук сердца и молча, опустив глаза, проходила мимо. Лишь на свадьбах или других больших гулянках находясь в приличном подпитие, она позволяла себе позаигрывать с милым ее сердцу человеком, назвав однажды образовавшийся в последние годы живот слегка комплексующего на этот счет Серожина, эксклюзивным. Впрочем, Ажорис Сигизмундович этого как будто не замечал.
    В это время, легок на помине Ажорис Сигизмундович Серожин выходил из за угла единственного на селе питейного заведения под названием «Подагра», хозяйкой которого была Марин Монро, которая построила питейную на деньги, полученные в качестве алиментов от уехавшего мозамбикского инженера Альфонсо Фрейда. Он направлялся к своему приятелю, практикующему на дому, как ЮРИСконсульт, Сашке Куннилингу, На миг, взглянув на кампанию, суетящуюся вокруг чьего то тела, он уже не мог отвести взгляд. Пеппелина, которую он знал еще девчонкой грациозно закинув обнаженные ножки одна на другую, слегка откинувшись всем корпусом назад сидела, подставив милое лицо весеннему солнцу. Ажорис не мог не подойти поближе! Он резко изменил направление и, шагая прямиком по лужам и коровьим лепешкам целенаправленно устремился к Пеппочке, не сводя с нее вожделенного взгляда.
    Между тем у тела Толика произошло некоторое замешательство. Сначала Лопа в ужасе отпрянула от лица милого, затем Квакер увидев нечто, испугавшее Лопу, захрипел, направив кривой указательный палец прямо в переносицу оживающему. Наконец уже и Пеппелина обратила свое внимание на бывший труп. Необычайная картина открылась ее взору: лицо электрика ежесекундно меняло свой цвет – от багрового до зеленого и обратно! Пеппелина, не сводя взгляда с этого феномена, машинально достала стетоскоп, профессиональным движением, почти не промахнувшись, вставила его в уши и быстро расстегнув рубашку Толика, принялась слушать стук его сердца. В левой части грудной клетки было слышно лишь очень слабые, отдаленные удары. Нащупывая по слуху зоны более громкого звучания, Пеппи была вынуждена двигать стетоскопом по направлению к ним, неожиданно для себя и для напряженно следящих за ней товарищей переместившись в правую половину татуированной грудной клетки электрика. Иглой пронзила мысль изящную головку Пеппелины: «Справа! Сердце справа!» Она не замедлила это повторить вслух, после чего Семен Квакер вскочив с колен, стремглав понесся по селу с криком: «Инопланетяне! Первая волна! Они рядом!» Лопа же несколько секунд размышляла – ее буйной фантазии хватило времени представить, что же случилось бы, если, не дай Бог, она связалась бы любовными узами с этим пришельцем и, опять же не дай Бог, случился бы с ним грех и она, желая сохранить плод своей Любви и ради этого обманывала бы своего сурового мужа, принесла бы ему ДАЖЕ НЕ негритенка, что было не редкостью уже в селе, а младенца с разноцветной мордашкой. Издав нечеловеческий крик, Лопа последовала за Квакером. Последним актом драмы стал приход в чувство Толика, который после нескольких секунда замешательства, окончательно придя в себя, обложил Пеппелину трехэтажным и, поднявшись с земли, отправился в пивную промочить пересохшее горло.
    Удивленный безмерно Ажорис Сигизмундович сиими метаморфозами, подошел совсем близко к Пеппочке. Она же, заслышав шаги, обернулась, узнала, вспыхнула, пришла в себя и вдруг, приняв еще более соблазнительную позу, улыбнулась Серожину призывной соблазняющей улыбкой.
    Ажорис, необычное имя которого и постоянно похотливое выражение лоснящейся физиономии, столь непотребно диссонировавшее с его положением и возрастом всегда внушали невольный страх и уважение односельчан, слегка растерялся…

    Глава 9. Истинный облик и.о. председателя колхоза Ажориса или о поразительной доходности стриптиза

    …….но уже через минуту собравшись с мыслями и выдавив из себя, словно пасту из тюбика, стараясь не дышать в сторону Пепочки перегаром, от которого у большинства коров снижались дневные удои в два раза, а у некоторых и вовсе пропадало молоко, почёсывая правой рукой мошонку, произнося с оттенком глубокой радости алкогольной комы, «Чё стоишь, пить будешь», другой же рукой Ажорис держал стакан какой-то непонятной жидкости собственного производства. Так как все жители села знали, что в годы лихой молодости он прятал от имперских ищеек самогонный аппарат, который между прочем и до сих пор работает, а замаскирован было то изделие под резиновую женщину, продукцией которого он и наслаждался сегодня, тем более это был первачок! На что Пепочка отреагировала кивком, пытаясь, это сделать кокетливо и пытаясь показать, что с ним она готова выпить не только этого чудесного напитка, но и другой разной борматухи….
    …..В свою очередь из рассекреченных архивов КГБ доподлинно было известно, что во времена и.о. председателя Сирожин занимался хищением государственного имущества и разбазариванием колхозных денег, ему не раз грозил срок, но, умудрившись совратить малолетнюю дочь прокурора, он ушёл из под суда, тем более, что она была от него беременна двойней….а из рассекреченной записи местного вениралогического диспансера, где он был постоянным клиентом и по данным ЮРИСта, который по-молодости подрабатывал венерологом в этом диспансере и был особо известен как массажист простаты, Серожин очень любил сеансы такого массажа и даже временами казалось, что он специально цеплял всякие заразы, чтобы попасть к нему на приём…..что в свою очередь подтверждали данные КГБ, которые свидетельствовали о том, что все разбазаренные колхозные деньги он тратил на утехи с сельскими красавицами, но конечно, когда приезжали на практику в колхоз студентки его глаза загорались еще сильнее и обычно в эти месяцы его никто не видел на работе, но вот во всех кабаках, а таковых было всего два в колхозе он практически жил, лишь на время покидая сие обители дабы отлить или провести время с очередной красавицей на лоне любви, коей зачастую бывали сеновалы, курятники, да и просто кусты, которых на деревне было хоть отбавляй. Но, будучи любителем экстрима он постоянно искал новых творческих побед на этом поприще, полёт его мысли распространялся не только на стандартные виды извращений…..
    …..Но после развала колхоза и наступившей перестройки Ажорис перепрофилировался в шоу-мена (правильнее сказать в тамаду), где, подрабатывая на школьных утренниках дед-морозом, стриптизёром в стриптиз-баре в городе и даже по-словам налоговой инспекции от которой он регулярно укрывал налоги, заработал вполне приличную сумму, следствием чего была покупка горбатого запорожца с перепрофилированием под Мерседес (просто он его перекрасил в чёрный цвет). Другу часть денег он пустил на постройку дома терпимости (попросту публичного дома), который, в период новых инвестиционных в село проектов, пришелся всем селянам по душе. Это заведение и до сих пор приносит ему хороший доход, который он без зазрения совести пропивает в кабаке….Находясь в глубой коме Ажорис любил вспоминать как вместе с Фрейдом они во времена перестройки, познакомившись в местом баре «от заката до рассвета», как раз во время уборочной, когда приезжали городские студентки на уборку урожая, заметив, что с таким-же вожделением Фрейд смотрит на городских красавиц, заглатывая очередную порцию пива, предложил обьединть усилия для более качественного вступления в контакт с особями противоположного пола (другими словами, вдвоём веселее и проще знакомиться).
    ….Тем временем проходивший мимо Толик Чубайсов, увидев халявную выпивку в руке Сирожина, резким движением попытался её выхватить, но после травмы он не достиг такой проворности в движениях и упав лицом в мирно лежащую коровью лепёшку, принялся материть всё и всяк кое-как ковыляя до трактира……
    ….И вот случайно, взгляд Сирожина остановился на новой бэхе семёрке, паркующейся у местного борделя (находящегося по-соседству с питейной), откуда одетый с иголочки во всём чёрном и под охраной братвы и людей из правительства вышел его давний знакомый Фрёйд очень известный в своих кругах человек, ныне владелец крупной транснациональной корпорации, а по-совместительству директор одного сверхсекретного правительственного учреждения занимающегося исследованиями в области психологии, генной инженерии, исследованиями космоса и новыми видами оружия, который решил навесить своего потомка, а и заодно Марин Монро…….

    Волка бьют не за то что он хам, а за то что сам ни гам и другим не дам.

  • Давай, команданте, список уже на гора выдавай, а то опять кондуктора газ с тормозом перепутают...

    Hello, Terranes.

  • Список учавствующих:
    Вонд
    Пенилопа
    ТРИВ
    Карапузина
    ВиТЬка
    Монро
    Юрист
    Тезира
    Квакер (если я правильно истолковал его "мля")
    Фрайд


    Бонд начинай.
    Пишешь про Фрайда с того момента, как он решил сходить в гости к Монро (почему-то в публичный дом, ну да ладно - не до сентиментов - книгу пишем все-таки)

    Волка бьют не за то что он хам, а за то что сам ни гам и другим не дам.

  • По ходу дела поправочка всвязи с вновь заявленным (АМД)


    Вонд
    Пенилопа
    ТРИВ
    Карапузина
    ВиТЬка
    Монро
    Юрист
    Тезира
    Квакер (если я правильно истолковал его "мля")
    АМД
    Фрайд

    ПС. Такие поправочки часто будут, на ход дела это не повлияет.

    Волка бьют не за то что он хам, а за то что сам ни гам и другим не дам.

  • Действие 10. Сцена 1.
    Братва быстро выбегает из авто и выстраивается вдоль дороги к борделю. На всех одинаковые спецкостюмы: ватники на голое тело, брюки и плавки отсутствуют, валенки на босу ногу. В руках - вилы и грабли через одного, соответственно. Люди из правительства остаются сидеть в машине, глупо улыбаясь. У всех без исключения по подбородку стекает слюна, смирительные рубашки накрепко фиксируют каждого члена друг к другу. Фрейд, вылезая из машины, картинно захлопывает за собой крышку багажника. Задние колеса авто отваливаются и катятся вдаль, в направлении Байконура. Двери борделя приветливо распахивает Мадам Помпадур, прозванная сельчанами за свою ненасытность в еде и сексе Тигрицей. Фрейд в ужасе пятится и падает в объятия бухого Ажориса.
    Ажорис (от неожиданности описавшись) - Альфонсо, брат, ты ли это?! (пытаясь незаметно залезть к Фрейду в потайной карман трусов)
    Братва трижды ударяя вилами по граблям исполняет гимн Росси на мотив песни "Владимирский централ".
    Фрейд (пытаясь оторвать руку зарвавшегося Ажориса от своего члена) Да я это, я!
    Ажорис (изловчившись, хватает Фрейда за мошенку) О-о, узнаю брат, узнаю. Сколько лет прошло, а у тебя все по прежнему! (незаметно вытаскивает руку из трусов Альфонсо вместе с бумажником) Ну рассказывай, как жил, что видел?( пряча бумажник в сапог).
    Фрейд( расслабившись, расправив плечи, делает знак бартве, братва ударяя вилами по граблям, на манер церковного пения скороговоркой начинает):
    Где же только, где же только не носило нашего Фрейдушку, А-А, А-А душку, душку.....
    Гондурас,Мозамбик, Мокао, Нижний Тагил, А-А, А-А душку, душку.....
    Сколько он всего наделал там наизобретал, А-А, А-А душку, душку......
    Самую удобную, съемную, крепкую для кровати дуЖку, дуЖку.....
    Фрейд делает незаметный пас рукой, братва замолкает, глаза стеклянеют, с бодбородков бежит слюна. У машины отваливаются передние колеса и укатываются в сторону ВДНХ. Члены правительства в машине протяжно пускают газы...
    Фрейд (обнимая Ажориса незаметно вытаскивает у него из-за пазухи бутыль первача) - Ну что, брат? К девочкам или (треся бутылкой) старика Яклича проведуем?
    Неожиданно, Тигрица стоящая в дверях борделя падает и отдуда, наступая на нее, выходит Бонд , с Якличем на плече. Из под штанов Яклича виднеется поросячий хвостик....

    Hello, Terranes.

    Исправлено пользователем bond (28.04.04 12:38)

  • прям.....я сказал-бы.....не порно, но задорно......очень сказать-таки оригинальнесто.....правда ты немного отступил от своего привычного стиля повествования, но не потому, что это сильно хотелось, а в силу логичности продолжения главы 9.......

  • Да, загнивает проект на корню..
    Эге-гей, местные поэты и поэтессы, присоединяйтесь, облагородте своим присутствием сей скромный труд!

    Hello, Terranes.

  • Нет! Он живее всех живых.
    Я завтра отпишусь.

    Объект закрыт на реконструкцию

  • Слава тебе!!! Наконец-то, сегодня усну спокойно, без слез и истерик (выжимая носовой платок в почти полное ведро).

    Hello, Terranes.

  • Вау....какое счастье, а то нас с бондом, чуть кондратий не хватил (переставая биться в конвульсиях).....давай, уже, давай, пепочка....

    Исправлено пользователем fraid (29.04.04 17:01)

  • Слава богу.
    Ждем.

    Волка бьют не за то что он хам, а за то что сам ни гам и другим не дам.

  • Бонд рухнул.
    Тяжелый, гад! Небрежно произнес он, скидывая с плеча Якова. – Короче, хоть бейте, дальше его я не понесу.
    Яков, бездыханность которого уже не вызывала сомнений у присутствующих, хрюкнул.
    Мадам ойкнула, братва дрогнув, схватилась за вилы, Фрейд филосовски изрек «Мда…вспомнили…всплыло»
    Бонд – Спокуха, это реферат…рефрен…тьфу ты…РЕФЛЕКС (с напрягом, но Бонд вспомнил умное слово, сказанное Пеппелиной Львовной при первичном приеме пациента)
    Вообще, с памятью у него были существенные проблемы, сказывалось потребление самогона с Квакером и воздержание в период полового созревания.
    Поднявшись, оттяхнув ватник, поправивь галстук-бабочку, одиноко болтавшуюся на шее Бонд произнес -
    -Хлеба и зрелищ! Или все-таки водки и девочек?
    Ажорис (потирая ручки) - давно бы так! Да где ж их, окаянных, найдем...Все ж уже того...
    - Ноу проблем...А как же 49 швейный техникум имени Матери Терезы? Или там мы уже были?
    - Были , в прошлый раз - сказал Серожин сверяясь с органайзером за 1998 год, - сразу после дефолта...
    - Короче, братва...тут типа новая тема...- делано вяло вступил в разговор Фрейд, смачно сплевывая на паркетный пол после каждого слова...- курсы секретутреферентов...Без б... Бл* буду, отвечаю..
    Ажорис встрепенулся, Бонд очередной раз поправил бабочку, смачно сглатывая слюну.
    -Только пацаны, одно условие...типа без насилия....кодекс типа уголовный чтить в натуре надо...
    *******
    А в это время на курсах.
    Комната, наскоро переоборудованая в аудиторию из мужского туалета, от которого остались похабные надписи и писуары на стенах...За столами, оклееными картами километровками (все что удалось спасти после сгоревшего прошлым летом военкомата) скрепят ручками девицы, записывая под диктовку Лопы вводную часть заключительной лекции "Роль делопроизводства по счету 70 при приготовлении кофе".
    Лопа диктовала машинально, она все делала машинально после несостоявшейся любви с Толиком. Да и вбивать в головы девиц основы бухчета она взялась с целью забытся.

    Объект закрыт на реконструкцию

  • Да, сказалось всетаки дурное мужское влияние...
    Вытравили даже из милых сердцу дам остатки романтизма...
    Пойду повешусь...

    Hello, Terranes.

  • Молодец, Лопа.
    Я как всегда от тебя в восторге, в соплях, слюнях, вобщем счастлив. Не подвела. Нам такие люди по зарез нужны.
    Сейчас я

    Волка бьют не за то что он хам, а за то что сам ни гам и другим не дам.

  • Так дальше пойдет, я прикуплюсь.

    Ветер все сильнеееей!!!

  • "..Отсыпанная ложка кофе из чашки отражается по дебету счета 70 "Расчеты по семейному хозяйству" и по кредиту счета 46" Субсидии и субвенции в здоровую поджелудочную", - что-то немного спутав монотонно диктовала Лопа старательным ученицам.
    Остекляневшие глаза Лопы автоматически смотрели в окно, пальцы левой руки крутили перломутровую пуговицы новой ярко-зеленой блузки.
    "Учет операций по приготовлению кофе отражается как в аналитическом учете, так и с помощью ревизий на складе готовой продукции", - продложала Лопиндиана Гурьяновна (как почетно ее именовали все преподаватели техников соседнего района).
    Вдруг дверь практически вылетела с петель от мощного пинка. В аудиторию гурьбой ввалились Альфонс Фрейдов, Ажорис и Бонд. В глубине коридора маячила сутулая фигура каким то чудом оклемавшегося Якова Завшивелого.
    Пенелопа побледнела. Женская интуиция моментально определила цель их визита, а цепкий взгляд выхватил характерное оттопыривание кармана Бондовского ватника.
    - П-п-прозина, Белкина, Светосерьезова останьтесь, остальные свободны, - выходнула она из себя чужим голосом, наблюдая как глумливо гогоча Альфонс ощупывал ближайшую ученицу - Карапузову. В ответ та игриво хохотала, попутно исправляя только что допущенные ошибки в диктанте и одновременно делала вид что ничего не происходит.
    "Н-да", - пронеслась в голове отвлеченная мысль, - "Растет смена то. Еще немного и придется мне самой как дуре за мужиками гонятся"..
    Переведя взгляд на обреченно-радостные лица оставленных "на субботник" (так назывались все неофициальные мероприятия педучилища) девушек, Лопа взбодрилась.
    "Какого черта я грущу?", - как бы сказала она сама себе и тут же как бы сама себе ответила - "Разве можно сравнить меня и этих девочек в тех делах, которые сейчас будут происходить? Это просто смешно. Даже жалко их как то, им еще учиться и учиться"
    Стряхнув оцепенение, Лопа игриво свистнула в свирель, как бы призывая собравшихся к вниманию.
    "Что за черт?", - вздрогнув подумал из-за угла не совсем пришедший в себя Яков, но на него никто не обратил внимание.
    - Мальчики!, - воскликнула классная руководительница задорным, только ей одной своейственным тоном. - Предлагаю все сделать культурно, без скандалов и ругани - как интеллигентным взрослым людям. Сейчас мы посчитаемся на считалочке и тот, который кому достанется, тот и достанется тому, кому достался, а не всем подряд по 8 раз как обычно, - произнесла она довольно странную фразу для тех, кто ни разу не бывал на "субботниках".
    "Мальчики" положительно замычали, держась за парты, из чего следовало сделать вывод что они согласны.
    - Очень хорошо! Эники-бэники-три-сопли подотри, - тоном диктора продекламировала Лопа и, схватив за шиворот дернула к себе Ажориса.
    Не ожидавший такой прыти и.о. председателя колхоза пролетел по касательной к прелестной груди Лопы, сбил ее с ног и, упав сверху и не разобравшись в ситуации, приступил непосредственно к фрикциям, пытаясь одновременно нежно поцеловать свою избранницу.
    - Подождите ! Подожди те же, Ажорис Карлович!, - тщетно пищала "возлюбленная", - я еще не закончила, как вам не стыдно?!.
    Однако, войдя в раж, не отрываясь от своего занятия, Ажорис вручил Пенелопе огромный букет роз, который он как фокусник достал из внутреннего кармана и запыхтел еще нежнее.
    Несчастная девушка поняла - лучше не тратить силы и дождаться финала. Хоть Карлович и был натурой романтичной и быстро загорался, по существу своему это был милый и добрый человек и, поэтому когда он отдаст дань приличиям (в смысле закончит свое дело, ибо каждому известно - если ты мужчина, то будь им, иначе женщина может обидиться), он станет спокойным и послушным как провинившийся кутенок.
    Пенилопа закурила и начала мысленно готовиться к следующей лекции.
    За шкафом слышались игривые визги Карапузиной и уговаривающее бубнение Бонда.
    Из коридора - наоброт - гробовое молчание и глухие шлепки мягкого по мягкому - это Яков шепотом декламировал П-прозиной стихи, жестикулируя и ударяя рукой по руке.
    Альфонс Фрейдов мирно лежал под столом, периодически переворачиваясь с боку на бок и чему-то улыбался во сне.
    Все шло хорошо, гулянка была в самом разгаре.
    Внезапно, теплую атмосферу вечера прервало дикое лошадинное ржание.
    Все кроме Ажориса встрепенулись.
    Аккуратно выбравшись и подойдя к окну Пенелопа увидела местного конюха Тивра Годиновича Зубоскалова.
    Сияющие голенища его начищенных до блеска сапог для верховой езды, тонкий изящный аристократический хлыст, сделаный им из старой удочки и новенький сюртук из зеленого ситца с погонами полковника царской охранки разительно преобразил облик деревенского конюха.
    Глаза его сияли неземным светом и было от чего. - Рядом, перебирая нервными ногами гарцевал на длинном поводе красавец жеребец черной масти из породы "водовоз длинношерстный".
    Пенилопа оторопело оглянулась на продолжавшего на голом полу фрикции Ажориса и смущенно пришила на блузку оторванные пуговицы.
    Тивр Годинович ждал. Он умел дожидаться своего, поэтому когда свой приходил - они часто закрывались в конюшне, закуривали самокрутку и о чем то долго беседовали при свете старенькой керосинки.
    - Будь моей!, - неожиданно крикнул Тивр с отчаянием в голосе.....

    Волка бьют не за то что он хам, а за то что сам ни гам и другим не дам.

  • Ага. Ждем-с. Если будешь заявляться, то поопределенней пожалуйста.

    Счас пишет Карапузина. Про Тивра. К концу отрезка переводишь разговор на себя.

    Официально написание рассказа прерываем до 5-го мая, но если кто сможет раньше - пожалуйста.
    Карапузина
    потом пишет Витька (про карапузину, ну да ты знаешь)
    Монро(про Витьку, в конце - про себя)
    Юрист (про Монро, в..

    Это я на всякий случай. Официально с применением санкций начну требовать 05.05.2004г. с 10-00ч

    Волка бьют не за то что он хам, а за то что сам ни гам и другим не дам.

  • Да, не перевелись еще Толстые на Руси, не перевелись! Браво!! (подбрасывая в воздух чепчик)

    Hello, Terranes.

  • :ха-ха!: :ха-ха!: :ха-ха!:
    Полный писец! :ха-ха!:

    Ветер все сильнеееей!!!

  • ТРИВ! Я отказываюсь ЭТО экранизировать!
    Иж чего удумали тут...

    Объект закрыт на реконструкцию

  • для откровенных сцен дублеров возьмем :улыб:

  • Дорогая.
    Так ни чеж не было - так, по мелочи, вам даже раздеваться не придется - порвем маленько блузочку, нальем кетчупа будто ты заусенец откусила (для интриги) - и все дела. :ха-ха!:

    Волка бьют не за то что он хам, а за то что сам ни гам и другим не дам.

  • Или, как вариант, в самых грязных и откровенных сценах будем задействовать тех, кто дольше всех заставляет себя ждать... То-есть, говоря другими словами, тех, кто отнесся к общему делу без должного рвения и самоотдачи.

    Hello, Terranes.

  • Тивр всегда говорил это женщинам….Его волевой подборок, сильное и мужественное лицо при этом становилось чрезвычайно притягательным (особенно для женского населения колхоза)….бывало правда, что и мужики не могли удержаться. Но Тивр был предан исключительно женской красоте: этим хрупким запястьям, тонкой шее, шикарному бюсту и конечно попе /попе, которая как известно жутко волнует ум каждого мужчины (зам. автора не путать с Лопиндиной Гурьяновной, а также Лопой и далее по тексту)/.
    Пенелопа была в замешательстве... «Неужели он будет моим, ОН!! Этот красавец. Ах, как он стоит, какая осанка….Боже и это все будет моё!? Как бы хотелось пройтись с ним по колхозу, бабам показать. А как Пепелина будет мне завидовать /в голове Лопы разыгралась буря, эмоции переполняли ум уже не молодой, но привлекательной женщины еще не бальзаковского возраста/. А потом завести его в стойло, накормить, приласкать….Он будет мой, и точка!!!!», -решила Лопа и уже более осознанным взглядом посмотрела еще раз в сторону жеребца, о котором она столько мечтала.
    Она знала, что Виктор никогда не согласится подарить ей жеребца. Мало того, что Виктор по линии своей пробабки, которая /было дело/ учудила согрешить с прапрадедушкой Романа Абрамовича…а следовательно и корни были Абрамовичей /жаден был…до жути/, так и еще всё про яйцеглист твердил….утвеждал, что негигиенично. Предлагал завести Лопе хомячка…но она так и не нашла практического примения данному созданию, поэтому отказалась сразу. /Следует заметить, что Лопа была очень практичной женщиной, еще не бальзаковского возраста/.
    Тивр ждал….Пенелопа думала….

    На сцене затухают огни. Слышен топот жеребца, который в темноте был напуган пьяным Электриком. Тут же за сценой оказалось, что вовсе это и не жеребец черной масти породы «водовоз длиношерстный», а всего лишь пони, украденный когда Тивром (будем называть артистов именами героев, во избежание всякого рода путаницы) из Московского зоопарка /было дело и не стоит его судить/….да и как тут судить…если бы не он, не было бы в театре «жеребца» и пусть жеребец в кавычках…главное игра актера!!! А это наш герой мог.

    Действие 10. Сцена 2
    Ночь. Тишина. Тикают часы. Где то трещит сверчок. Шаги.
    На сцену выходит Мадам Пампадур Картинно падая на кресло, закидывая стройные ножки на прикроватный пуф, только что смазанные кремом «Вит» /производства «маде ин Франсе» - как говорили культурные люди колхоза, посещающие заведение Мадам/, подаренным ей одним из достаточно близких поклонников, начила листать журналы, привезенные…ах, да и не помнила она уже кто ей преподнес их…..не важно это было для нее. Она хотела видеть рядом с собой настоящего мужчину, любить его….и конечно получать подарки. Она знала кто он – Это был Ален Делон. «Ну и что, что он стар иногда говорила она матушке - зато я молода, я сделаю его счастливым….», - запрокидывая голову к небу говорила еще совсем молоденькая девочка, которая теперь преуспевающая деловая женщина, ведущая столь прибыльный бизнес в сфере обслуживания населения. Население надо сказать было довольно услугами оказываемыми заведением Мадам. Была даже Книга жалоб и предложений. Предложений было мало…мужики деревенские фантазией Богом были увы оделены. Но все же книга всегда была переполнена предложениями. Этому способствовал конечно же Тивр. Он бывший городской гуляка …. он знал, что нужно предложить и надо заметить, тем самым бескорыстно помогал Мадам вести успешно дела.
    Мадам сидела и думала. Что жизнь проходит и что то нужно менять. Она знала ЧТО но еще не знала КАК.
    Раздался звонок. Мадам устала подняла трубку… «У аппарата…», промолвила она. Это была Пепелина Львовна. Мадам знала, что в столь поздний час может звонить только Пеппи (как она ее ласково называла). «У аппарата???», удивилась немного принявшая на грудь Пеппи, «Хорошо, что не у станка», съязвила Пеппи.
    Мадам поняла, что Пеппи пьяна и решила закончить разговор, положив трубку обратно. «Господи.., пролепетала Мадам, -Господи, за что мне это!!!! Хочу, чтобы как Рената Летвинова сказать, просто закричать на весь колхоз: «Девоньки, я летаю, я в раю!!!».

    Действие 10. Сцена 3.
    Утро. Солнце пригревало ярко-зеленую, еще не затоптанную лошадями, коровами и прочей скотиной травку. Где - то кричали петухи. Лужайка перед озером.
    Задрав голову к небу лежал Бонд, в зубах торчала ромашка, он думал о Карапузовой. «Странная все таки девушка», - думал Бонд. «Воде вот она ….рядом….а ничего не получается….»
    Кратко из биографии Карапузовой. Карапузова (она же Кэт, она же просто Катенька для маменьки). В настоящее время Карапузова сирота. Но воспитание, которое дали ей родители дает возможность выживать в условиях Крайнего Севера. Девочка ничем не выделяющаяся, обычная такая девочка не смотря на имя данное ей при рождении. Девочка городская, но оставшись сиротой перехала к бабке в колхоз. Училась прилежно и подрастала. Мечтала как и все девочки о прекрасном принце… иногда тайком заглядывалась на молодого ЮРИСТа, но сразу же гнала от себя всякие мысли. Приставания Альфонса воспринимала как нечто неприличное, но по молодости не знала как на это реагировать…поэтому иногда глупо хихикала.
    Женщины в колхозе все были опытны. Поэтому Кэт Карапузова всегда сидя с ними по вечерам на завалинке слушала истории из жизни и задавала вопросы. Дамы же в свою очередь, будучи наученными жизнью рассказывали девочки как надо жить, какие мужики…и всякие женские секреты. Катенька сидела и думала…неужели все не так как написано в Гарри Потере…неужели-неужели , сокрушалась она, плача в подушку долгими осенними вечерами…..

    Тучки небесные, вечные странники.....степью лазурною, цепью жемчужною, мчитесь вы.....

  • ВСЕМ!!!! Не бейте не ругайтесь...первый раз пишу

    Тучки небесные, вечные странники.....степью лазурною, цепью жемчужною, мчитесь вы.....

  • намана!
    правда, о Мадам, кто-нить другой написал бы. А тебе больше о Тивре надо было...

  • Признаю свою ошибку. Но про Тивра писать для меня сложно как то было. Теперь ухожу....буду только читать) Учится ....)

    Тучки небесные, вечные странники.....степью лазурною, цепью жемчужною, мчитесь вы.....

  • Карапузина. Отрывок зарегистрирован.
    Поздравляю с дебютом, молодец.

    ВиТЬка: Твой черед.

    Волка бьют не за то что он хам, а за то что сам ни гам и другим не дам.

  • Э-э-х, красота-то какая, ляпота! (вынимая изо рта ромашку, с любовью глядя вслед поспешно удаляющейся Карапузине)...

    Hello, Terranes.

  • Катенька сидела и думала…неужели все не так как написано в Гарри Поттере… неужели-неужели, сокрушалась она, плача в подушку долгими осенними вечерами…..

    Инструктор по диверсионной подготовке в разведшколе объяснял всё предельно просто, берёшь томик Гарри Поттера, раскладываешь шифровку из центра и начинаешь тупой и примитивный процесс превращения циферок в буковки, из которых и сложится указание из центра.

    Кэт (урождённая Кэрри Пьюзо) была любимицей преподавательского состава разведшколы им. Амудсена-Нансена, расположенной в той части Аляски, которую почти видно с противоположной стороны Берингова пролива. На зачётах по криптографии она регулярно получала excellent и никогда не задумывалась о том, что в реальной жизни, вместо осмысленных указаний, она будет получать из центра что-то вроде «fslfukmwe jfgxckkjf gfhhg» и «dldktucnd ehjd djkk3i ldjcwmxci».

    «А как всё хорошо начиналось!» - думала она, вспоминая заброску пешим ходом на лыжах, длительное, утомительное, но увлекательное путешествие через половину России к Богатым Задворкам. Легенда была проста: сирота, вернувшаяся к бабке из города после обучения. Старуха Тигровна, жившая на окраине деревни, зелёные взяла, да и легенду поддержать согласилась, но на деле трепалась много. К её «фактам» на Задворках мало кто относился серьёзно, однако история появления «внучки» могла выплыть наружу, и Карапузина вынуждена была пригласить Тигровну в лес по грибочки, намекая на закопанную про чёрный день кубышку зелёных. Вернулась домой Карапузина затемно. Поставила лопату в сарай и мысленно поблагодарила своего любимого наставника – инструктора по рукопашному бою Тай-Ко-Нафта. Внедрение шло успешно.

    Первая шифровка пришла поздним летом. Потом они пошли регулярно (Кэт принимала их на старый радиоприёмник, кстати подвернувшийся среди ветхого хлама на чердаке «бабушкиного» дома). С шифровками пришла беда. Вернее, шифровки и были бедой. Приятный баритональный голос с лёгким техасским акцентом мерно начитывал в заданное время: 3-0-0-…-9-6-9-…- и так далее. Кэт открывала Поттера, находила нужные страницы, строчки, буквы, аккуратно выписывала на бумажку и… получала очередное «bxvruodgfglkd djflg dyurkgh».

    Все годы упорной подготовки пошли насмарку. Кэт не имела представления не только о цели своего пребывания на Задворках, но даже о том, кто является её задворковским связным, где находятся явки и каковы пути отхода в случае провала миссии. От отчаяния Кэт начала пить местный самогон, совершать бессмысленные поступки и даже записалась на лекцию по теме «Роль делопроизводства по счету 70 при приготовлении кофе».

    Сегодня, в один из последних денёчков уходящего бабьего лета, Карапузина гуляла по окраине Задворок, размышляя о нелёгкой судьбе простой американской девки-разведчицы. Ноги сами собой вынесли её на лужайку перед озером, где Кэт нос к носу столкнулась с Бондом. Бонд, вдохновлённый вчерашним знакомством (пусть и неудачным), затараторил какую-то чепуху, из которой Карапузина разобрала лишь отдельные обрывки, вроде «Воздерживался..», «..слишком долго..» и «..гад буду, но сделаю всё чики-чики..». От такого словесного напора Кэт слегка растерялась и только ошарашено кивала головой, когда её ухо уловило достаточно чётко произнесённое «буду прилежен как Гарри Поттер». Мгновенно сработала годами доведённая до автоматизма привычка выделять значимое для осуществления миссии.

    «Вы любите Гарри?» - выпалила Карапузина и мгновенно переключила внимание Бонда на интересующий её предмет. Не станем томить читателя описанием скучнейшего диалога, интересного лишь отдельным специалистам в области поттероведения. Карапузина вывела из разговора одно: наглая издательская шарашка РОССВУМЕН захватила права на перевод выдающегося произведения и издала неправильный (НЕПРАВИЛЬНЫЙ! – это слово эхом звучало в голове Кэт) перевод. Правильный (сделанный клёвыми пацанами, по выражению Бонда) перевод он носит всегда с собой и готов позаимствовать его, ожидая впрочем вечерней встречи на той же самой лужайке. «Будет тебе, Бондушка, и вечер и ночь», - ободрила соискателя Карапузина, выхватила правильный перевод и понеслась в сторону своего жилища.

    Через час заново переведённые шифровки лежали на столе.

    «Ваш связной – Ажорис Сирожин», - гласила первая.

    «Почему не входите в контакт с Ажорисом?», - значилось во второй.

    «Опасайтесь юриста Голого-Граммова, по нашим сведеньям он – майор ФСК. Немедленно снеситесь с Сирожиным. Он обеспечит обратный канал», - третья.

    «Первая цель миссии выйти на Виктора Витковича. Необходимо выкрасть секретную технологию осеменения, используемую в АО АОЗТ «Шараж-Монтаж Центральное», - содержала в себе последняя шифровка.

    «Ах вот почему Ажорис постоянно ко мне лезет!», - подумала Карапузина. «Хотя он лезет ко всем», - пролетела ехидная мысль в её голове, но она откинула её как не способствующую выполнению миссии.

    Карапузина решила вернуться к озерку и до прихода Бонда обдумать план предстоящих мероприятий. Каково было её удивление, когда добравшись до лужайки, она увидела Виктора Витковича, подъезжавшего к водоёму на своём красном феррари. «Вероятно, приехал помыть свой мотор», - решила Карапузина, - «ну что ж, на ловца и зверь бежит»…

  • Выражаю Вам своё восхищение))
    БРАВО!

    Тучки небесные, вечные странники.....степью лазурною, цепью жемчужною, мчитесь вы.....

  • Очень круто, практически в стиле Корецкого.
    Кстати, ты меня опередил, я тоже хотел на эту тему завернуть. Молодец. Очень грамотно.

    Монро. Твоя очередь.- пишешь про Виктора Витковича (не забудь - он сын сербского эмигранта, приехавшего сюда для мародерства после войны, да так тут и пустившего корни). В конце отрывка вводишь в действие себя. До завтра нужно сдать работу.Удачи.
    Целую, твой ТРИВ (как бы ободряюще)

    Волка бьют не за то что он хам, а за то что сам ни гам и другим не дам.

  • Он вам даст батон с взрывчаткой, принесете мне батон....
    Мама, я тоже хочу в разведку, плакал Джеймс, пытаясь вытереть сопли ржавыми осколочными гранатами времен второй мировой войны...

    Hello, Terranes.

  • Блин ночью напишу...башка после праздников вообще не соображает..епрст......ладна...сдам к 12 ти дня 8 го.

  • КАКИХ праздников, Солнце? Прошедших одер наступающих?
    ВИТЬКЕ - зашибись.
    Опять вдохновился. Но молчу пока.

    Ветер все сильнеееей!!!

  • а что мало было праздников?

  • Трив, Монро со мной связалась посредством чудо техники.. поведала о том, что она далеко.. но отрывок готов, к вечеру выложит...

    Toyota Celica ST185RC

  • Карапузина всегда путала цвета, а уж цвета автомобилей - тем более, а если дело касалось марки машины, то её обучили определять только страну изготовителя (по этому предмету у Карапузины всегда была твёрдая тройка). В СССР (и России), по её памяти, производили марки "Тополь" и "Град", в Афганистане "Гашиш", в Ираке "Зорин-Зоман", а в Китай она только собиралась съездить. Но выражение "надо помыть мотор" навсегда отпечаталось в памяти Карапузины рядом с "красный Феррари", и чуть поодаль нейрон сигналил: "В форме сапога...на пляже Адриатического моря нередко встречаются мускулистые мужчины...а Югославии на карте уже нет!".
    "А куда дели Югославию?", - неожиданно для себя, нарушая все подписанные регламенты, спросила с неподдельным удивлением девушка.
    "Её ласково расчленили", - Виктору Витковичу всегда нравились загадочные особы со знанием географии. Нередко, в пору своей безразвратно ушедшей юности, он, после очередного совещания легальной секты "Спелая смородина", прежде чем затащить в кусты девушку, в качестве тестирования на девственность, спрашивал у неё: "Ветвь Её! Знаешь ли ты куда растёшь? И видела ли ты корень такой, как есть у меня? И знаешь ли ты, что и у Неё есть корень и корень тот приносит Ей спелость? И хочешь ли ты поспеть как Она? Скажи, о ветвь Её!". И через пять минут, расстёгивая ширинку, играя мускулатурой, не в попад: "Азимут!!!!". Летом девушки были не против, а к осени секта потеряла актуальность, так как к осени девственница от 18 лет в Задворках осталась всего одна, а Виктор не хотел сидеть в тюрьме. После всего этого жизнь Виктора Витковича стала скучной и ужасной. Свежезадуманная идея с суицидом тоже терпела постоянный крах. Сначала он хотел поджечь себя под водой, но рыбы постоянно дули на огонь. Потом Виктор решил броситься с самолёта, но раскрылся парашют. После этого, молодой и дерзкий потомок мородёра, прочитав одну книгу, позвал к себе в дом дряхлую бедную старуху, сказал что его богатства нажиты нечестноым образом, дал ей в руки топор и приказал убить себя. Но бабушка в ответ попросила отсыпать марихуаны и забить папироску до приезда внуков, так как по её словам "она очень старенькая и у неё руки уже трясуться". После всего происшедшего Виктор Виткович посидел пятнадцать минут на лавочке, подумал-погадал и решил стать директором какого-нибудь ОАО АОЗТ, жениться на последней девке и купить фритюрницу.
    "Е-моё", - продолжал Виктор, и через пять секунд: "Куда Вы напрвляетесь? Так и знай, я - Генеральный директор местного ОАО АОЗТ. У меня дома есть огромный красивый самовар. Многим женщинам, так и знай, нравится самовар который есть у меня дома. Не хотите посмотреть самовар, который, так и знай, есть у меня дома? Скажите, Ё-моё!"
    От лужайки, до дома Виктора Витковича, с учётом времени на прогрев свежепомытого мотора Феррари, было рукой подать - минуты четыре. Лопы не было дома, поэтому только старый верный пёс Компас услышал знакомое "Азимут!" и громко залаял.
    А в это самое время, забинтованный поверх мази от ожогов, сидел в прибрежном ивняке и плакал молодой и неопытный в амурных делах электрик Анатолий, вздрагивая в такт пляшущим на поверхности воды поплавкам. Он слышал всё и он уже знал, что отомстит Виктору за неверность прекрасной Лопе, но пока не знал как.
    Всё шло наперекосяк, кроме одного - карась нынче пёр!!!

  • Спасибо конечно (немного озадачено)
    Но ты даже не заявлялся.
    Сейчас отпишется Монро и куда потом ее вставлять? (в смысле это...как его..ну ты понял)
    Или ты и пишешь от имени Монро?
    Хотя при чем тут Электрик в конце?

    Знач так.
    Отрывок не засчитывается пока.
    Как только Монро откажется официально, мы его включим и поменяем очередь (раз уж так получилось)

    Монро: Ты будешь писать?

    Волка бьют не за то что он хам, а за то что сам ни гам и другим не дам.

  • Замечательно, на мой делитантский взгляд...
    ТРИВ! Я прошу сохранить сей опус в окончательном варианте пьесы! )

    Объект закрыт на реконструкцию

  • ну где продолжение........

    Тучки небесные, вечные странники.....степью лазурною, цепью жемчужною, мчитесь вы.....

  • Витааль..поменяй меня с кем нть местами...у меня все слетело с компа , что было написано..по памяти писать некогда..плзззззззз:хммм:

  • Ок.
    Электрик, ты засчитан.

    Далее:
    Тезира
    Юрист
    Монро
    Квакер
    АМД
    Фрайд

    Тезира, давай дорогая (в смысле пиши )

    Волка бьют не за то что он хам, а за то что сам ни гам и другим не дам.

  • Ладно, когда последний день сдачи?

  • ВЧЕРА!!!!!

    Тучки небесные, вечные странники.....степью лазурною, цепью жемчужною, мчитесь вы.....

  • вот неправда:улыб:
    трив только седня ЦУ дал!

  • Давай ,Тезирочка, пиши скорее...скучно уже)

    Тучки небесные, вечные странники.....степью лазурною, цепью жемчужною, мчитесь вы.....

  • приветище! и нем говори, а то прям скукотища-то какая-то......лабай тезира, лабай......мы отвлекать не будем......

  • Да так, что уж и кирзачи, стоявшие позади Толика были заполнены.И на ватнике пропахшем самогоном поблескивали чешуей хвосты.А Толик все не мог остановится, рыдания становились все судорожнее и рыба ловилась и ловилась, видимо привлеченная разными субстанциями которые изливались и капали с лица электрика в студеную прибрежную воду.
    Сколько себя помнил Анатолий, ему не везло с женщинами. Начиная с малых лет, тетки его были просто гарпии, первая жена на которой он
    женился в 13 лет (точнее он думал, что ЭТО называется жениться) оказалась пропащей. В смысле куда-то пропала и не разделила с ним светлое будущее.Всю свою юность, вплоть до 16лет он искал ее - свою первую женщину. Для этого приходилось мотаться по всем районным деревням и заглядывать в каждый дом. Не всегда ему были рады. Чаще всего ему приходилось туго, а иногда и мучительно больно. И вот, аккурат, в свой 16 день рождения, Анатолий, валяясь весь избитый очередным негостеприимным хозяином какого-то дома, ПОНЯЛ. Свои ошибки молодости и занялся делом. Дело его заключалось в том, что перечитав на 2 раз книгу о вкусной и здоровой пище, Толик решил выбирать себе женщину не по велению сердца и детородного органа (что,он понял,привело его к нелегкой и полной страданиями жизни), а по велению такого немаловажного органа, как желудок.
    Начало делу также было положено. Услышав где-то замечательную мысль, что встречают по одежке, Толик намереваясь облегчить дорогу к своему сердцу (как он надеялся множеству женщин),дабы никто не терзался смутными сомнениями о том как же завоевать электрика, выколол себе на пузе весомую надпись "обжора". Не сам конечно, а доверив себя в дрожащие руки Якова Самуиловича. Самуилович расстарался как для себя - "обжора" фигурировала на брюхе Анатолия эдаким логотипом. Яков уже после распития бутылочки сивухи, которую взял с электрика авансом, понял что что- то он сделал не так. Вместо понятного всем рисуночка вилка/ложка,слева от буковок явно синели две перекрещенных косточки с черепом.
    Но переделывать уже было поздно. Якову нужно было рано вставать и следовать первым рейсом, на кукурузнике в райцентр за покупками.
    Так и оставили. Толик, кстати, не заметил казуса и первое время так и норовил распахнуть свой ватник перед одинокими женщинами, спещащими домой, поздним вечером через деревенское кладбище.
    Но совсем скоро он заподозрил неладное, вместо того приглашать голодного мужика к себе на чай и угощать его вкусными блинами, борщом со сметаной, соленым салом с чесноком, а также,зажаренным в печи целиком гусем, толченкой с молоком и сливочным маслом,солеными грибочками да
    огурчиками да под водочку. Женщины (ну кто их поймет?-стучало в растерянном Толике), с визгом убегали да еще и успевали огреть бедного Анатолия чем под руку подвернется. В основном им подворачивалось что то ужасно твердое.
    Э-эх! Жизнь моя.. - вздохнул Толик, ловко подсекая очередного карасика, - э-э-х, мать твою за ногу, Лопа Лопа.
    - А зачем меня за ногу? Разве нет других, более приемлемых частей тела? - раздался голос за спиной электрика. Он резко обернулся.
    В метрах 2-х от него стояла приемная мать Лопы, которая к тому же была ненамного старше своей падчерицы.
    _Смотри ка, сколько рыбки наловил, - ухмыльнулась женщина, - Такая уха вкусная получится, не поделишься?

Записей на странице:

Перейти в форум

Модераторы: