8°C
завтра: 7°C
Погода в Перми
8°C
утром3°C
днем7°C
завтра7°C
Подробно
 64,43
+0.3077
Курс USD ЦБ РФна 19 сентября
64,4290
+0.3077
 71,24
+0.6351
Курс EUR ЦБ РФна 19 сентября
71,2391
+0.6351
PRM.Форум /Хобби / Творческий форум /

Лиричное вечное...

  • Я буду ждать тебя мучительно,
    Я буду ждать тебя года.
    Ты манишь сладко-исключительно,
    Ты обещаешь навсегда…

    Своей усмешкой вечно-кроткою,
    Лицом, всегда склонённым ниц,
    Своей неровною походкою
    Крылатых, но неходких птиц

    Ты будишь чувства тайно-спящие
    И - знаю - не затмит слеза
    Твои куда-то прочь глядящие,
    Твои неверные глаза…

    Не знаю- хочешь ли ты радости
    Уста к устам прильнуть ко мне,
    Но я не помню высшей сладости,
    Чем быть с тобой наедине!

    Не знаю- смерть ли ты нежданная
    Иль нерождённая звезда?
    Но буду ждать тебя, желанная,
    Я буду ждать тебя всегда...

    К. Бальмонт

    People don't get what they deserve. They just get what they get.©

  • ЕДИНСТВЕННЫЕ ДНИ

    На протяженьи многих зим
    Я помню дни солнцеворота,
    И каждый был неповторим
    И повторялся вновь без счета.

    И целая их череда
    Составилась мало-помалу —
    Тех дней единственных, когда
    Нам кажется, что время стало.

    Я помню их наперечет:
    Зима подходит к середине,
    Дороги мокнут, с крыш течет
    И солнце греется на льдине.

    И любящие, как во сне,
    Друг к другу тянутся поспешней,
    И на деревьях в вышине
    Потеют от тепла скворешни.

    И полусонным стрелкам лень
    Ворочаться на циферблате,
    И дольше века длится день,
    И не кончается объятье.

    Борис ПАСТЕРНАК,
    1959


    Как раз в сегодняшнее... Самый поздний восход, самый ранний закат... самый короткий день...

    Всем до свидания.

  • * * *

    Та ведь боль еще и болью не была,
    Так... сквозь сердце пролетевшая стрела.
    Та стрела еще стрелою не была,
    Так... тупая, бесталанная игла.
    Та игла еще иглою не была,
    Так... мифический дежурный клюв орла.
    Жаль, что я от этой боли умерла.
    Ведь потом, когда воскресла, путь нашла,
    Белый ветер мне шепнул из-за угла,
    Снег, морозом раскаленный добела,
    Волны сизого оконного стекла,
    Корни темного дубового стола,-
    Стали бить они во все колокола:

    "Та ведь боль еще и болью не была,
    Так... любовь ножом по горлу провела".

    1977
    Юнна Мориц

  • В огромном городе моем - ночь.
    Из дома сонного иду - прочь
    И люди думают: жена, дочь,-
    А я запомнила одно: ночь.

    Июльский ветер мне метет - путь,
    И где-то музыка в окне - чуть.
    Ах, нынче ветру до зари - дуть
    Сквозь стенки тонкие груди - в грудь.

    Есть черный тополь, и в окне - свет,
    И звон на башне, и в руке - цвет,
    И шаг вот этот - никому - вслед,
    И тень вот эта, а меня - нет.

    Огни - как нити золотых бус,
    Ночного листика во рту - вкус.
    Освободите от дневных уз,
    Друзья, поймите, что я вам - снюсь

    М. Ц.

    People don't get what they deserve. They just get what they get.©

  • x x x

    Ты помнишь дворец великанов,
    В бассейне серебряных рыб,
    Аллеи высоких платанов
    И башни из каменных глыб?

    Как конь золотистый у башен,
    Играя, вставал на дыбы
    И белый чепрак был украшен
    Узорами тонкой резьбы?

    Ты помнишь, у облачных впадин
    С тобою нашли мы карниз,
    Где звезды, как горсть виноградин,
    Стремительно падали вниз?

    Теперь, о скажи, не бледнея,
    Теперь мы с тобою не те,
    Быть может, сильней и смелее,
    Но только чужие мечте.

    У нас как точеные руки,
    Красивы у нас имена,
    Но мертвой, томительно скуке
    Душа навсегда отдана.

    И мы до сих пор не забыли,
    Хоть нам и дано забывать,
    То время, когда мы любили,
    Когда мы умели летать.

    1910
    (c) (Н.Гумилев)

  • Ты всегда таинственный и новый,
    Я тебе послушней с каждым днем,
    Но любовь твоя, о друг суровый,
    Испытание железом и огнем.

    Запрещаешь петь и улыбаться,
    А молиться запретил давно.
    Только б мне с тобою не расстаться,
    Остальное все равно!

    Так, земле и небесам чужая,
    Я живу и больше не пою,
    Словно ты у ада и у рая
    Отнял душу вольную мою.
    (А.А.)

  • * * *
    Что делать, мой ангел, мы стали спокойней,
    мы стали смиренней.
    За дымкой метели так мирно клубится наш милый Парнас.
    И вот наступает то странное время иных измерений,
    где прежние мерки уже не годятся - они не про нас.

    Ты можешь отмерить семь раз и отвесить
    и вновь перевесить
    и можешь отрезать семь раз, отмеряя при этом едва.
    Но ты уже знаешь как мало успеешь
    за год или десять,
    и ты понимаешь, как много ты можешь за день или два.

    Ты душу насытишь не хлебом единым и хлебом единым,
    на миг удивившись почти незаметному их рубежу.
    Но ты уже знаешь,
    о, как это горестно - быть несудимым,
    и ты понимаешь при этом, как сладостно - о, не сужу.

    Ты можешь отмерить семь раз и отвесить,
    и вновь перемерить
    И вывести формулу, коей доступны дела и слова.
    Но можешь проверить гармонию алгеброй
    и не поверить
    свидетельству формул -
    ах, милая, алгебра, ты не права.
    Ты можешь беседовать с тенью Шекспира
    и собственной тенью.
    Ты спутаешь карты, смешав ненароком вчера и теперь.
    Но ты уже знаешь,
    какие потери ведут к обретенью,
    и ты понимаешь,
    какая удача в иной из потерь.
    А день наступает такой и такой-то и с крыш уже каплет,
    и пахнут окрестности чем-то ушедшим, чего не избыть.
    И нету Офелии рядом, и пишет комедию Гамлет,
    о некоем возрасте, как бы связующем быть и не быть.

    Он полон смиренья, хотя понимает, что суть не в смиренье.
    Он пишет и пишет, себя же на слове поймать норовя.
    И трепетно светится тонкая веточка майской сирени,
    как вечный огонь над бессмертной и юной
    душой соловья.

    Юрий Левитанский

    Всем до свидания.

  • Светлый праздник бездомности,
    тихий свет без огня,
    ощущенье бездонности
    августовского дня.

    Ощущенье бессменности
    пребыванья в тиши
    и почти что бессмертности
    нашей грешной души.

    Вот и кончено полностью,
    вот и кончено с ней,
    этой маленькой повестью
    наших судеб и дней.

    Наших дней, перемеченных
    торопливой судьбой,
    наших двух переменчивых,
    наших судеб с тобой.

    Полдень пахнет кружением
    дальних рощ и лесов
    пахнет вечным движением
    привокзальных часов.

    Ощущенье беспечности,
    как скольженье на льду.
    Запах ветра и вечности
    от скамеек в саду.

    От рассвета до полночи -
    тишина и покой,
    никакой будто горечи
    и беды никакой.

    Только полночь опустится
    как догадка о том,
    что со счета не сбросится
    ни сейчас, ни потом.

    Что со счета не сбросится,
    ни потом, ни сейчас,
    и что с нас еще спросится,
    еще спросится с нас.

    Юрий Левитанский
    (1922-1996)
    25 января День его памяти...

    Всем до свидания.

  • БАЛЛАДА О БОРЬБЕ

    Средь оплывших свечей и вечерних молитв,
    Средь военных трофеев и мирных костров
    Жили книжные дети, не знавшие битв,
    Изнывая от детских своих катастроф.

    Детям вечно досаден
    Их возраст и быт —
    И дрались мы до ссадин,
    До смертных обид.
    Но одежды латали
    Нам матери в срок,
    Мы же книги глотали,
    Пьянея от строк.

    Липли волосы нам на вспотевшие лбы,
    И сосало под ложечкой сладко от фраз,
    И кружил наши головы запах борьбы,
    Со страниц пожелтевших слетая на нас.

    И пытались постичь —
    Мы, не знавшие войн,
    За воинственный клич
    Принимавшие вой,—
    Тайну слова «приказ»,
    Назначенье границ,
    Смысл а гаки и лязг
    Боевых колесниц.

    А в кипящих котлах прежних боен и смут
    Столько пищи для маленьких наших мозгов!
    Мы на роли предателей, трусов, иуд
    В детских играх своих назначали врагов.

    И злодея следам
    Не давали остыть,
    И прекраснейших дам
    Обещали любить;
    И, друзей успокоив
    И ближних любя,
    Мы на роли героев
    Вводили себя.

    Только в грезы нельзя насовсем убежать:
    Краткий век у забав — столько боли вокруг!
    Попытайся ладони у мертвых разжать
    И оружье принять из натруженных рук.

    Испытай, завладев
    Еще теплым мечом
    И доспехи надев,—
    Что почем, что почем!
    Разберись, кто ты — трус
    Иль избранник судьбы,
    И попробуй на вкус
    Настоящей борьбы.

    И когда рядом рухнет израненный друг
    И над первой потерей ты взвоешь, скорбя,
    И когда ты без кожи останешься вдруг
    Оттого, что убили — его, не тебя,—

    Ты поймешь, что узнал,
    Отличил, отыскал
    По оскалу забрал —
    Это смерти оскал! —
    Ложь и зло,— погляди,
    Как их лица грубы,
    И всегда позади —
    Воронье и гробы!

    Если путь прорубая отцовским мечом
    Ты соленые слезы на ус намотал,
    Если в жарком бою испытал что почем,—
    Значит, нужные книги ты в детстве читал!

    Если мяса с ножа
    Ты не ел ни куска,
    Если руки сложа
    Наблюдал свысока
    И в борьбу не вступил
    С подлецом, с палачом
    Значит, в жизни ты был
    Ни· при чем, ни причем!
    1975

    Владимир Высоцкий
    (1938-1980)
    25 января День его рождения...

    Всем до свидания.

  • Так ждать, чтоб даже память вымерла,
    Чтоб стал непроходимым день,
    Чтоб умирать при милом имени,
    И догонять чужую тень.
    Чтоб не довериться и зеркалу,
    Чтоб от подушки утаить,
    Чтоб свет своей любви и верности,
    Зарыть, запрятать, затемнить.
    Чтоб пальцы невзначай не хрустнули,
    Чтоб вздох, и тот, зажать в руках,
    Так ждать, чтоб ты почувствовала
    Горячий ветер на губах.

    (http://iva.dax.ru/love/07.html)

  • Поздний свет тебя тревожит?
    Не заботься, господин!
    Я - бессона, спать не может
    Кто хорош и кто один.

    Нам бессоница - не бремя,
    Отродясь кипим в котле.
    Так-то лучше. Будет время
    Телу выспаться в земле.

    Ни зевоты, ни ломоты,
    Сын - уснул, а друг - придет.
    Друг за матерью посмотрит,
    Сына Бог побережет.

    Поделю ж, пока пригожа,
    И пока одной невмочь, -
    Бабью жизнь свою по-Божьи:
    Сыну - день, а другу - ночь.

    (М.Ц.)

  • Ну почему я так поздно зашел на этот топик. Много А.А.. Но я больше люблю -

    Сегодня, я вижу, особенно грустен твой взгляд
    И руки особенно тонки, колени обняв.
    Послушай: далёко, далёко, на озере Чад
    Изысканный бродит жираф.

    Ему грациозная стройность и нега дана,
    И шкуру его украшает волшебный узор,
    С которым равняться осмелится только луна,
    Дробясь и качаясь на влаге широких озер.

    Вдали он подобен цветным парусам корабля,
    И бег его плавен, как радостный птичий полет.
    Я знаю, что много чудесного видит земля,
    Когда на закате он прячется в мраморный грот.

    Я знаю веселые сказки таинственных стран
    Про чёрную деву, про страсть молодого вождя,
    Но ты слишком долго вдыхала тяжелый туман,
    Ты верить не хочешь во что-нибудь кроме дождя.

    И как я тебе расскажу про тропический сад,
    Про стройные пальмы, про запах немыслимых трав.
    Ты плачешь? Послушай... далёко, на озере Чад
    Изысканный бродит жираф.
    , Париж Н. Гумилев

    "Все истины, которые я хочу вам изложить - гнусная ложь" (С)

  • И совсем нет одного еще одного моего любимого поэта -

    В лесу, где веет Бог, идти с тобой неспешно...
    Вот утро ткет паук - смотри, не оборви...
    А слышишь, как звучит медлительно и нежно
    в мелодии листвы мелодия любви?

    По утренней траве как путь наш тих и долог!
    Идти бы так всю жизнь - куда, не знаю сам.
    Давно пора начать поклажу книжных полок -
    и в этом ты права - раздаривать друзьям.

    Нет в книгах ничего о вечности, о сини,
    как жук попал на лист и весь в луче горит,
    как совести в ответ вибрируют осины,
    что белка в нашу честь с орешником творит.

    А где была любовь, когда деревья пахли
    и сразу за шоссе кончались времена?
    Она была везде, кругом и вся до капли
    в богослуженье рос и трав растворена.

    Какое счастье знать, что мне дано во имя
    твое в лесу твоем лишь верить и молчать!
    Чем истинней любовь, тем непреодолимей
    на любящих устах безмолвия печать.
    Б. Чичибабин

    "Все истины, которые я хочу вам изложить - гнусная ложь" (С)

  • ОДИНОКАЯ ЛЮБОВЬ


    Одинокий колос, колос, а не нива,
    И любовь к подруге страсть, а не любовь;
    Называть любовью страсть несправедливо,
    Кровь угасит мысли, мысль угасит кровь.
    Даже чувство дружбы как-то сиротливо -
    Я любить желаю всех, иль никого;

    Одинокий колос, колос, а не нива -
    Дружба недостойна сердца моего.
    Я всегда чуждаюсь страстного прилива -
    Чувство к одному я прогоняю прочь.
    Одинокий колос, колос, а не нива -
    Дружба, сладострастье есть не день, а ночь.
    Мне противны звуки одного мотива,
    Полюбивши друга, я забуду всех -
    Одинокий колос, колос, а не нива...
    Дружба над любовью есть глубокий смех

    (Ф. Ницше)

  • На полярных морях и на южных,
    По изгибам зеленых зыбей,
    Меж базальтовых скал и жемчужных
    Шелестят паруса кораблей.

    Быстрокрылых ведут капитаны,
    Открыватели новых земель,
    Для кого не страшны ураганы,
    Кто изведал мальстремы и мель.

    Чья не пылью затерянных хартий -
    Солью моря пропитана грудь,
    Кто иглой на разорванной карте
    Отмечает свой дерзостный путь

    И, взойдя на трепещущий мостик,
    Вспоминает покинутый порт,
    Отряхая ударами трости
    Клочья пены с высоких ботфорт,

    Или, бунт на борту обнаружив,
    Из-за пояса рвет пистолет,
    Так, что сыпется золото с кружев,
    С розоватых брабантских манжет.

    Н.Г., 1912

    Всем до свидания.

  • Из логова змиева,
    Из города Киева,
    Я взял не жену, а колдунью.
    А думал - забавницу,
    Гадал - своенравницу,
    Веселую птицу-певунью.

    Покликаешь - морщится,
    Обнимешь - топорщится,
    А выйдет луна - затомится,
    И смотрит, и стонет,
    Как будто хоронит
    Кого-то,- и хочет топиться.

    Твержу ей: крещенному,
    С тобой по-мудреному
    Возиться теперь мне не в пору;
    Снеси-ка истому ты
    В днепровские омуты,
    На грешную Лысую гору.

    Молчит - только ежится,
    И все ей неможется,
    Мне жалко ее, виноватую,
    Как птицу подбитую,
    Березу подрытую,
    Над очастью, богом заклятую.

    Николай Гумилев

    "Все истины, которые я хочу вам изложить - гнусная ложь" (С)

  • Баллада

    Влюбленные, чья грусть как облака,
    И нежные, задумчивые леди,
    Какой дорогой вас ведет тоска,
    К какой еще неслыханной победе
    Над чарой вам назначенных наследий?
    Где вашей вечной грусти и слезам
    Целительный предложится бальзам?
    Где сердце запылает, не сгорая?
    В какой пустыне явится глазам,
    Блеснет сиянье розового рая?

    Вот я нашел, и песнь моя легка,
    Как память о давно прошедшем бреде,
    Могучая взяла меня рука,
    Уже слетел к дрожащей Андромеде
    Персей в кольчуге из горящей меди.
    Пускай вдали пылает лживый храм,
    Где я теням молился и словам,
    Привет тебе, о родина святая!

    Влюбленные, пытайте рок, и вам
    Блеснет сиянье розового рая.
    В моей стране спокойная река,
    В полях и рощах много сладкой снеди,
    Там аист ловит змей у тростника,
    И в полдень, пьяны запахом камеди,
    Кувыркаются рыжие медведи.
    И в юном мире юноша Адам,
    Я улыбаюсь птицам и плодам,
    И знаю я, что вечером, играя,
    Пройдет Христос-младенец по водам,
    Блеснет сиянье розового рая.

    Посылка

    Тебе, подруга, эту песнь отдам.
    Я веровал всегда твоим стопам,
    Когда вела ты, нежа и карая,
    Ты знала все, ты знала, что и нам
    Блеснет сиянье розового рая.

    Н.Г.

    Всем до свидания.

  • Да, я знаю, я вам не пара,
    Я пришел из другой страны,
    И мне нравится не гитара,
    А дикарский напев зурны.

    Не по залам и по салонам,
    Темным платьям и пиджакам -
    Я читаю стихи драконам,
    Водопадам и облакам.

    Я люблю - как араб в пустыне
    Припадает к воде и пьет,
    А не рыцарем на картине,
    Что на звезды смотрит и ждет.

    И умру я не на постели,
    При нотариусе и враче,
    А в какой-нибудь дикой щели,
    Утонувшей в густом плюще,

    Чтоб войти не во всем открытый,
    Протестантский, прибранный рай,
    А туда, где разбойник и мытарь
    И блудница крикнут: вставай!

    Н. Гумилев

    "Все истины, которые я хочу вам изложить - гнусная ложь" (С)

  • Настроение грустное и что тянет на такое -

    Мне говорят, что нужно уезжать.
    Да-да. Благодарю. Я собираюсь.
    Да-да. Я понимаю. Провожать
    не следует. Да, я не потеряюсь.

    Ах, что вы говорите -- дальний путь.
    Какой-нибудь ближайший полустанок.
    Ах, нет, не беспокойтесь. Как-нибудь.
    Я вовсе налегке. Без чемоданов.

    Да-да. Пора идти. Благодарю.
    Да-да. Пора. И каждый понимает.
    Безрадостную зимнюю зарю
    над родиной деревья поднимают.

    Все кончено. Не стану возражать.
    Ладони бы пожать -- и до свиданья.
    Я выздоровел. Нужно уезжать.
    Да-да. Благодарю за расставанье.

    Вези меня по родине, такси.
    Как будто бы я адрес забываю.
    В умолкшие поля меня неси.
    Я, знаешь ли, с отчизны выбываю.

    Как будто бы я адрес позабыл:
    к окошку запотевшему приникну
    и над рекой, которую любил,
    я расплачусь и лодочника крикну.

    (Все кончено. Теперь я не спешу.
    Езжай назад спокойно, ради Бога.
    Я в небо погляжу и подышу
    холодным ветром берега другого.)

    Ну, вот и долгожданный переезд.
    Кати назад, не чувствуя печали.
    Когда войдешь на родине в подъезд,
    я к берегу пологому причалю
    Иосиф Бродский.

    "Все истины, которые я хочу вам изложить - гнусная ложь" (С)

  • Брови домиком - живи в нем сколько хочешь
    Для тебя мне жалости не жалко
    Если ты жилетку мне промочишь - даже хорошо,
    а то мне жарко жить на неостывшем пепелище
    Больше нам помочь друг другу нечем,
    ибо слова, что мы оба ищем, нету в лексиконе человечьем.

    Вера Павлова

  • Ну что ;), тогда ответное и снова Н.Гумилев

    У КАМИНА

    Наплывала тень... Догорал камин,
    Руки на груди, он стоял один,

    Неподвижный взор устремляя вдаль,
    Горько говоря про свою печаль:

    "Я пробрался в глубь неизвестных стран,
    Восемьдесят дней шел мой караван;

    Цепи грозных гор, лес, а иногда
    Странные вдали чьи-то города,

    И не раз из них в тишине ночной
    В лагерь долетал непонятный вой.

    Мы рубили лес, мы копали рвы,
    Вечерами к нам подходили львы.

    Но трусливых душ не было меж нас,
    Мы стреляли в них, целясь между глаз.

    Древний я отрыл храм из-под песка,
    Именем моим названа река.

    И в стране озер пять больших племен
    Слушались меня, чтили мой закон.

    Но теперь я слаб, как во власти сна,
    И больна душа, тягостно больна;

    Я узнал, узнал, что такое страх,
    Погребенный здесь, в четырех стенах;

    Даже блеск ружья, даже плеск волны
    Эту цепь порвать ныне не вольны..."

    И, тая в глазах злое торжество,
    Женщина в углу слушала его.

    "Все истины, которые я хочу вам изложить - гнусная ложь" (С)

  • ЭВРИДИКА - ОРФЕЮ:

    Для тех, отженивших последние клочья
    Покрова (ни уст, ни ланит!..)
    О, не превышение ли полномочий
    Орфей, нисходящий в Аид?

    Для тех, отрешивших последние звенья
    Земного... На ложе из лож
    Сложившим великую ложь лицезренья,
    Внутрь зрящим - свидание нож.

    Уплочено же - всеми розами крови
    За этот просторный покрой
    Бессмертья...
    До самых летейских верховий
    Любивший - мне нужен покой

    Беспамятности... Ибо в призрачном доме
    Сем - призрак ты, сущий, а явь -
    Я, мертвая... Что же скажу тебе, кроме:
    - "Ты это забудь и оставь!"

    Ведь не растревожишь же! Не повлекуся!
    Ни рук ведь! Ни уст, чтоб припасть
    Устами! - С бессмертья змеиным укусом
    Кончается женская страсть.

    Уплочено же - вспомяни мои крики! -
    За этот последний простор.
    Не надо Орфею сходить к Эвридике
    И братьям тревожить сестер.

    23 марта 1923

    (М. Цветаева)

  • Возьму обижусь, разрублю,
    Не в силах жить в аду...
    И разлюбить - не разлюблю,
    А в колею войду.
    И все затопчет колея
    Надежды и мечты,
    И будешь ты не там, где я,
    И я - не там, где ты.
    И станет просто вдруг сойтись
    И разойтись пустяк...
    Но если жизнь имеет смысл,
    Вовек не будет так
    Наум Коржавин

    "Все истины, которые я хочу вам изложить - гнусная ложь" (С)

  • Вереницею певчих свай,
    Подпирающих Эмпиреи,
    Посылаю тебе свой пай
    Праха дольнего.
    По аллее
    Вздохов - проволокой к столбу -
    Телеграфное: лю - ю - блю...

    Умоляю... (печатный бланк
    Не вместит! Проводами проще!)
    Это - сваи, на них Атлант
    Опустил скаковую площадь
    Небожителей...
    Вдоль свай
    Телеграфное: про - о - щай...

    Слышишь? Это последний срыв
    Глотки сорванной: про - о - стите...
    Это - снасти над морем нив,
    Атлантический путь тихий:

    Выше, выше - и сли - лись
    В Ариаднино: ве - ер - нись,

    Обернись!.. Даровых больниц
    Заунывное: не выйду!
    Это - проводами стальных
    Проводов - голоса Аида

    Удаляющиеся... Даль
    Заклинающее: жа - аль...

    Пожалейте! (В сем хоре - сей
    Различаешь?) В предсмертном крике
    Упирающихся страстей -
    Дуновение Эвридики:

    Через насыпи - и - рвы
    Эвридикино: у - у - вы,

    Не у -

    17 марта 1923

    (М. Цветаева)

  • КРЕСТ

    Так долго лгала мне за картою карта,
    Что я уж не мог опьяниться вином.
    Холодные звезды тревожного марта
    Бледнели одна за другой за окном.

    В холодном безумье, в тревожном азарте
    Я чувствовал, будто игра эта - сон.
    "Весь банк,- закричал,- покрываю я в карте!"
    И карта убита, и я побежден.

    Я вышел на воздух. Рассветные тени
    Бродили так нежно по нежным снегам.
    Не помню я сам, как я пал на колени,
    Мой крест золотой прижимая к губам.

    "Стать вольным и чистым, как звездное небо,
    Твой посох принять, о, Сестра Нищета,
    Бродить по дорогам, выпрашивать хлеба,
    Людей заклиная святыней креста!"

    Мгновенье... и в зале веселой и шумной
    Все стихли и встали испуганно с мест,
    Когда я вошел, воспаленный, безумный,
    И молча на карту поставил мой крест.
    Н.Г.

    "Все истины, которые я хочу вам изложить - гнусная ложь" (С)

  • Ну как на свете радость сбережешь?
    А ты послушай сердцем и услышишь:
    - Пока ты дышишь - ты всего лишь дышишь,
    А вот пока ты любишь - ты живешь.

    Каменный уголь был рощей в поле,
    Но все пережил он, и даже боле,
    И, черный, он солнце в себе хранит,
    А если горит - горячо горит.

    Спичка такой же шумела рощей,
    Однако душа ее много проще:
    Вспыхнуть? В мгновение соглашается!
    Но гаснет так же, как загорается.

    Не обнимайте, кого придется,
    Не все хорошо, что легко дается!

    (Э. Асадов)

  • Не надо отдавать любимых,
    Ни тех, кто рядом, и не тех,
    Кто далеко, почти незримых.
    Но зачастую ближе всех!

    Когда всё превосходно строится,
    И жизнь пылает, словно стяг,
    К чему о счастье беспокоиться?!
    Ведь всё сбывается и так!

    Когда ж от злых иль колких слов
    Душа порой болит и рвётся -
    Не хмурьте в раздраженьи бровь.
    Крепитесь! Скажем вновь и вновь:
    За счастье следует бороться!

    А в бурях острых объяснений
    Храни нас, Боже, всякий раз
    От нервно-раскаленных фраз
    И непродуманных решений.

    Известно же едва ль не с древности:
    Любить бессчётно не дано,
    А потому ни мщенье ревности,
    Ни развлечений всяких бренности,
    Ни хмель, ни тайные неверности
    Любви не стоят всё равно!

    Итак, воюйте и решайте:
    Пусть будет радость, пусть беда,
    Боритесь, спорте, наступайте,
    Порою даже уступайте,
    И лишь любви не отдавайте,
    Не отдавайте никогда!

    (Э. Асадов)

    ... У Асадова стихи простецкие, но... сердечные всегда...

  • В отрочестве любил в "Юности" читать К. Ваншенкина

    Ты добрая, конечно, а не злая,
    И, только не подумавши сперва,
    Меня обидеть вовсе не желая,
    Ты говоришь обидные слова.

    Но остается горестная метка,-
    Так на тропинке узенькой, в лесу,
    Товарищем оттянутая ветка
    Бывает, вдруг ударит по лицу.

    "Все истины, которые я хочу вам изложить - гнусная ложь" (С)

  • Без запретов и следов,
    Об асфальт сжигая шины,
    Из кошмара городов
    Рвутся за город машины, -
    И громоздкие, как танки,
    "Форды", "линкольны", "селены",
    Элегантные "мустанги",
    "Мерседесы", "ситроены".

    Будто знают - игра стоит свеч, -
    Это будет как кровная месть городам!
    Поскорей - только б свечи не сжечь,
    Карбюратор... и что у них есть еще там...

    И не видно полотна -
    Лимузины, лимузины...
    Среди них - как два пятна -
    Две красивые машины, -
    Будто связанные тросом
    (А где тонко, там и рвется).
    Акселераторам, подсосам
    Больше дела не найдется.

    Будто знают - игра стоит свеч, -
    Только вырваться - выплатят все по счетам!
    Ну а может, он скажет ей речь
    На клаксоне... и что у них есть еще там...

    Это скопище машин
    На тебя таит обиду, -
    Светло-серый лимузин,
    Не теряй ее из виду!
    Впереди, гляди, разъезд, -
    Больше риску, больше веры!
    Опоздаешь!.. Так и есть -
    Ты промедлил, светло-серый!

    Они знали - игра стоит свеч, -
    А теперь - что ж сигналить рекламным щитам?!
    Ну а может, гора ему с плеч, -
    И с капота... и что у них есть еще там...

    Нет, развилка - как беда,
    Стрелки врозь - и вот не здесь ты!
    Неужели никогда
    Не сближают нас разъезды?
    Этот - сходится, один!
    И, врубив седьмую скорость,
    Светло-серый лимузин
    Позабыл нажать на тормоз...

    Что ж съезжаться - пустые мечты?
    Или это есть кровная месть городам?..
    Покатились колеса, мосты, -
    И сердца... или что у них есть еще там...

  • Так случилось — мужчины ушли,
    Побросали посевы до срока.
    Вот их больше не видно из окон —
    Растворились в дорожной пыли.

    Вытекают из колоса зерна —
    Эти слезы несжатых полей.
    И холодные ветры проворно
    Потекли из щелей.

    Мы вас ждем — торопите коней!
    В добрый час, в добрый час, в добрый час!
    Пусть попутные ветры не бьют, а ласкают вам спины.
    А потом возвращайтесь скорей!
    Ивы плачут по вас,
    И без ваших улыбок бледнеют и сохнут рябины.

    Мы в высоких живем теремах,
    Входа нет никому в эти зданья —
    Одиночество и ожиданье
    Вместо вас поселилось в домах.

    Потеряла и свежесть и прелесть
    Белизна неодетых рубах,
    Даже старые песни приелись
    И навязли в зубах.

    Мы вас ждем — торопите коней!
    В добрый час, в добрый час, в добрый час!
    Пусть попутные ветры не бьют, а ласкают вам спины.
    А потом возвращайтесь скорей!
    Ивы плачут по вас,
    И без ваших улыбок бледнеют и сохнут рябины.

    Все единою болью болит,
    И звучит с каждым днем непрестанней
    Вековечный надрыв причитаний
    Отголоском старинных молитв.

    Мы вас встретим и пеших, и конных,
    Утомленных, нецелых, — любых.
    Только б не пустота похоронных
    И предчувствие их.

    Мы вас ждем — торопите коней!
    В добрый час, в добрый час, в добрый час!
    Пусть попутные ветры не бьют, а ласкают вам спины.
    А потом возвращайтесь скорей!
    Ивы плачут по вас,
    И без ваших улыбок бледнеют и сохнут рябины.

  • Нет тебя тревожней и капризней,
    Но тебе я предался давно,
    Оттого, что много, много жизней
    Ты умеешь волей слить в одно.

    И сегодня небо было серо,
    День прошел в томительном бреду,
    За окном, на мокром дерне сквера,
    Дети не играли в чехарду.

    Ты смотрела старые гравюры,
    Подпирая голову рукой,
    И смешно-нелепые фигуры
    Проходили скучной чередой.

    Посмотри, мой милый, видишь - птица,
    Вот и всадник, конь его так быстр,
    Но как странно хмурится и злится
    Этот сановитый бургомистр.

    А потом читала мне про принца:
    Был он нежен, набожен и чист,
    И рукав мой кончиком мизинца
    Трогала, повертывая лист.

    Но когда дневные смолкли звуки
    И взошла над городом луна,
    Ты внезапно заломила руки,
    Стала так мучительно бледна.

    Пред тобой смущенно и несмело
    Я молчал, мечтая об одном:
    Чтобы скрипка ласковая спела
    И тебе о рае золотом.

    Н. Гумилев

    "Все истины, которые я хочу вам изложить - гнусная ложь" (С)

  • В чем отказала я тебе,
    скажи?
    Ты целовать просил —
    я целовала.
    Ты лгать просил, —
    как помнишь, и во лжи
    ни разу я тебе не отказала.
    Всегда была такая, как хотел:
    хотел — смеялась,
    а хотел — молчала...
    Но гибкости душевной есть предел,
    и есть конец
    у каждого начала.
    Меня одну во всех грехах виня,
    все обсудив
    и все обдумав трезво,
    желаешь ты, чтоб не было меня...
    Не беспокойся —
    я уже исчезла.

    Вероника Тушнова

    Всем до свидания.

  • Еще не раз вы вспомните меня
    И весь мой мир волнующий и странный,
    Нелепый мир из песен и огня,
    Но меж других единый необманный.

    Он мог стать вашим тоже и не стал,
    Его вам было мало или много,
    Должно быть, плохо я стихи писал
    И вас неправедно просил у Бога.

    Но каждый раз вы склонитесь без сил
    И скажете: "Я вспоминать не смею.
    Ведь мир иной меня обворожил
    Простой и грубой прелестью своею".
    Н. Гумилев

    "Все истины, которые я хочу вам изложить - гнусная ложь" (С)

  • ШЕЛ ДОЖДЬ...

    Шел дождь-это чья-то простая душа
    пеклась о платане, чернеющем сухо.
    Я знал о дожде. Но чрезмерность дождя
    была впечатленьем не тела, а слуха.

    Не помнило тело про сырость одежд,
    но слух оценил этой влаги избыток.
    Как громко! Как звонко! Как долго! О, где ж
    спасенье от капель, о землю разбитых!

    Я видел: процессии горестный горб
    влачится, и струи небесные льются,
    и в сумерках скромных сверкающий гроб
    взошел, как огромная черная люстра.

    Быть может, затем малый шорох земной
    казался мне грубым и острым предметом,
    что тот, кто терпел его вместе со мной,
    теперь не умел мне способствовать в этом.

    Не знаю, кто был он, кого он любил,
    но как же в награду за сходство, за странность,
    что жил он, со мною дыханье делил,
    не умер я - с ним разделить бездыханность!

    И я не покаран был, а покорен
    той малостью, что мимолетна на свете.
    Есть в плаче над горем чужих похорон
    слеза о родимости собственной смерти.

    Бессмертья желала душа и лгала,
    хитросплетенья дождя расплетала,
    и капли, созревшие в колокола,
    раскачивались и срывались с платана.

    (c) (Белла Ахмадулина)

  • Всё будет, а меня не будет. -
    Через неделю, через год...
    Меня не берегите, люди,
    Как вас никто не бережет.
    Как вы, и я не выше тлена.
    Я не давать тепла не мог.
    Как то сожжённое полено.
    Угля сожжённого комок.
    И счёты мы сведем едва ли.
    Я добывал из жизни свет,
    Но эту жизнь мне вы давали,
    А ничего дороже нет.

    И пусть меня вы задушили
    За счастье быть живым всегда,
    Но вы и сами ведь не жили,
    Не знали счастья никогда.

    Наум Коржавин

    "Все истины, которые я хочу вам изложить - гнусная ложь" (С)

  • Так дымно, что в зеркале нет отраженья
    И даже напротив не видно лица,
    И пары успели устать от круженья,-
    Но все-таки я допою до конца!

    Все нужные ноты давно сыграли,
    Сгорело, погасло вино в бокале,
    Минутный порыв говорить - пропал,-
    И лучше мне молча допить бокал...

    Полгода не балует солнцем погода,
    И души застыли под коркою льда,-
    И, видно, напрасно я жду ледохода,
    И память не может согреть в холода.

    В оркестре играют устало, сбиваясь,
    Смыкается круг - не порвать мне кольца...
    Спокойно! Мне лучше уйти улыбаясь,-
    И все-таки я допою до конца!

    Все нужные ноты давно сыграли,
    Сгорело, погасло вино в бокале,
    Тусклей, равнодушней оскал зеркал...
    И лучше мне просто разбить бокал!

    В. Высоцкий

    People don't get what they deserve. They just get what they get.©

  • А! Это снова ты. Не отроком влюбленным,
    Но мужем дерзостным, суровым, непреклонным
    Ты в этот дом вошел и на меня глядишь.
    Страшна моей душе предгрозовая тишь.
    Ты спрашиваешь, что я сделала с тобою,
    Врученным мне навек любовью и судьбою.
    Я предала тебя. И это повторять —
    О, если бы ты мог когда-нибудь устать!
    Так мертвый говорит, убийцы сон тревожа,
    Так ангел смерти ждет у рокового ложа.
    Прости меня теперь. Учил прощать Господь.
    В недуге горестном моя томится плоть,
    А вольный дух уже почиет безмятежно.
    Я помню только сад, сквозной, осенний, нежный,
    И крики журавлей, и черные поля...
    О, как была с тобой мне сладостна земля !

    А.А.

    Всем до свидания.

  • просто супер. спасибо за эти стихи.

  • Молодую рощу шумную --
    Дровосек перерубил.
    То, что Господом задумано --
    Человек перерешил.

    И уж роща не колышется --
    Только пни, покрыты ржой.
    В голосах родных мне слышится
    Темный голос твой чужой.

    Всё мерещатся мне дивные
    Темных глаз твоих круги...
    -- Мы с тобой -- неразрывные,
    Неразрывные враги.

    М.Ц.

    Всем до свидания.

  • Я сидел у тусклой лампы допоздна,
    Вспоминая давний запах дальних мест.
    Я гулял по синим сумеркам без дна,
    Возвращаясь в разрисованный подъезд.

    Кто-то ждал меня, а может, и не ждал,
    Оставлял как флаг незапертую дверь,
    Кто-то знал про всё, а может, и не знал
    И вот теперь ...

    Под животом моста
    Мы пили с ней вино,
    Могли бы лет до ста
    Мы целоваться, но
    Краток речной маршрут,
    Кончилась " Хванчкара".
    Поздно и дома ждут,
    Пора!

    Вдоль Москва-реки и сонного Кремля
    Я скольжу пустым пространством мостовых
    И не смотрят светофоры на меня
    С безразличьем постовых на выходных.

    Перламутровым загаром города
    Покрывает разгоревшийся восход
    И мне кажется, что было так всегда,
    Всегда в тот год...

    Под животом моста
    Мы пили с ней вино,
    Могли бы лет до ста
    Мы целоваться, но
    Краток речной маршрут,
    Кончилась " Хванчкара".
    Поздно и дома ждут,
    Пора!

    Будет новых зим и весен карусель
    Проплывать неоднократно мимо нас
    Будут петь вокруг, стареть, стелить постель
    И ждать, Бог даст!

    А небесный калькулятор ни на миг
    Не собьется и мгновенья, как вино,
    Отсчитает и прольет, что не вместит,
    И вот оно!
    Под животом моста
    Мы пили с ней вино,
    Могли бы лет до ста
    Мы целоваться, но
    Краток земной маршрут,
    Кончилась "Хванчкара".
    Если нигде не ждут,
    Пора!

  • Между печалью и ничем
    мы выбрали печаль.
    И спросит кто-нибудь "зачем?",
    а кто-то скажет "жаль".

    И то ли чернь, а то ли знать,
    смеясь, махнет рукой.
    А нам не время объяснять
    и думать про покой.

    Нас в мире горсть на сотни лет,
    на тысячу земель,
    и в нас не меркнет горний свет,
    не сякнет Божий хмель.

    Нам - как дышать,- приняв печать
    гонений и разлук,-
    огнем на искру отвечать
    и музыкой - на звук.

    И обреченностью кресту,
    и горечью питья
    мы искупаем суету
    и грубость бытия.

    Мы оставляем души здесь,
    чтоб некогда Господь
    простил нам творческую спесь
    и ропщущую плоть.

    И нам идти, идти, идти,
    пока стучат сердца,
    и знать, что нету у пути
    ни меры, ни конца.

    Когда к нам ангелы прильнут,
    лаская тишиной,
    мы лишь на несколько минут
    забудемся душой.

    И снова - за листы поэм,
    за кисти, за рояль,-
    между печалью и ничем
    избравшие печаль.

    Б. Чичибабин

    "Все истины, которые я хочу вам изложить - гнусная ложь" (С)

  • Нет меня - и не надо,
    Падаю - и не больно,
    Думаю, но не вижу,
    Ты от меня ушла.
    Нечего делать дома,
    Холодно там и стыдно,
    Нет меня - и довольно.
    Падаю ниже нуля.
    Воздух боится света,
    Город сжимает стены,
    Камнем ложатся тени
    Душные, как зола.
    Ветер уносит клочья,
    Серые хлопья пены,
    Нечего делать ночью,
    Ты от меня ушла.
    Птицы горят в полете,
    Город подходит ближе,
    Город устал от пепла,
    Нищие ждут тепла.
    Падаю - и не больно,
    Думаю, но не вижу,
    Кожа моя ослепла,
    Ты от меня ушла.
    Пылью укроет тело,
    Тенью ложатся стены,
    Тьма меня задушила,
    Спрятала, как могла.
    Плечи сжимают горло,
    Пыль заполняет вены,
    Тело мое остыло,
    Ты от меня ушла.
    Кожа моя ослепла,
    Холодно мне и стыдно,
    Сделано - и довольно,
    Ты от меня ушла.
    Глупо боятся пепла,
    Спрятался - и не видно,
    Нет меня - и не больно,
    Падаю ниже нуля

  • «За чужую печаль
    И за чье-то незваное детство
    Нам воздастся огнем и мечом
    И позором вранья,
    Возвращается боль,
    Потому что ей некуда деться,
    Возвращается вечером ветер
    На круги своя.

    Мы со сцены ушли,
    Но еще продолжается действо,
    Наши роли суфлер дочитает,
    Ухмылку тая,
    Возвращается вечером ветер
    На круги своя,
    Возвращается боль,
    Потому что ей некуда деться

    Мы проспали беду,
    Промотали чужое наследство,
    Жизнь подходит к концу,
    И опять начинается детство,
    Пахнет мокрой травой
    И махорочным дымом жилья,
    Продолжается действо,
    Продолжается боль,
    Потому что ей некуда деться,
    Возвращается вечером ветер
    На круги своя.»

    А. Галич

    "Все истины, которые я хочу вам изложить - гнусная ложь" (С)

  • Тебе
    Словно слезы, по стеклу этот дождь,
    Словно птица, ветка бьется в окно.
    Я войду к тебе – непрошенный гость,
    Как когда-то – это было давно.

    Закружатся на часах стрелки вспять,
    Остановится все время навек.
    -Ты не спишь еще? –
    cпрошу я опять, -
    Мой единственный родной человек?

    Пусть не кажется тебе это сном
    И в стекло не ветка бьется, а я.
    Осторожно оглянись – за окном
    Ты увидишь, как бредет тень моя

    А. Галич

    "Все истины, которые я хочу вам изложить - гнусная ложь" (С)

  • Неустанную радость
    сменила усталость.
    Вновь я зря расцветал,
    разражался весной,
    И опять только
    руки и плечи остались,
    А слова оказались пустой болтовней.
    Ты ошиблась - пускай...
    И к чему эти речи.
    Неужели молва
    так бесспорно права;
    И всегда остаются
    лишь руки и плечи,
    И, как детская глупость,
    всплывают слова?

    Наум Коржавин

    "Все истины, которые я хочу вам изложить - гнусная ложь" (С)

  • * * *

    Тоска по родине! Давно
    Разоблаченная морока!
    Мне совершенно все равно -
    Где совершенно одинокой

    Быть, по каким камням домой
    Брести с кошелкою базарной
    В дом, и не знающий, что - мой,
    Как госпиталь или казарма.

    Мне все равно, каких среди
    Лиц ощетиниваться пленным
    Львом, из какой людской среды
    Быть вытесненной - непременно -

    В себя, в единоличье чувств.
    Камчатским медведем без льдины
    Где не ужиться (и не тщусь!),
    Где унижаться - мне едино.

    Не обольщусь и языком
    Родным, его призывом млечным.
    Мне безразлично - на каком
    Непонимаемой быть встречным!

    (Читателем, газетных тонн
    Глотателем, доильцем сплетен...)
    Двадцатого столетья - он,
    А я - до всякого столетья!

    Остолбеневши, как бревно,
    Оставшееся от аллеи,
    Мне всё - равны, мне всё - равно,
    И, может быть, всего равнее -

    Роднее бывшее - всего.
    Все признаки с меня, все меты,
    Все даты - как рукой сняло:
    Душа, родившаяся - где-то.

    Так край меня не уберег
    Мой, что и самый зоркий сыщик
    Вдоль всей души, всей - поперек!
    Родимого пятна не сыщет!

    Всяк дом мне чужд, всяк храм мне пуст,
    И все - равно, и все - едино.
    Но если по дороге - куст
    Встает, особенно - рябина...

    (c) (М. Цветаева)

  • Ты будешь невинной, тонкой,
    Прелестной -- и всем чужой.
    Пленительной амазонкой,
    Стремительной госпожой.

    И косы свои, пожалуй,
    Ты будешь носить, как шлем,
    Ты будешь царицей бала --
    И всех молодых поэм.

    И многих пронзит, царица,
    Насмешливый твой клинок,
    И всe, что мне -- только снится,
    Ты будешь иметь у ног.

    Всe будет тебе покорно,
    И все при тебе -- тихи.
    Ты будешь, как я -- бесспорно --
    И лучше писать стихи...

    Но будешь ли ты -- кто знает --
    Смертельно виски сжимать,
    Как их вот сейчас сжимает
    Твоя молодая мать.

    М.Ц.,
    5 июня 1914

    Всем до свидания.

  • Меня одолевает острое
    и давящее чувство осени.
    Живу на даче, как на острове.
    и все друзья меня забросили.

    Ни с кем не пью, не философствую,
    забыл и знать, как сердце влюбчиво.
    Долбаю землю пересохшую
    да перечитываю Тютчева.

    В слепую глубь ломлюсь напористо
    и не тужу о вдохновении,
    а по утрам трясусь на поезде
    служить в трамвайном управлении.

    В обед слоняюсь по базарам,
    где жмот зовет меня папашей,
    и весь мой мир засыпан жаром
    и золотом листвы опавшей...

    Не вижу снов, не слышу зова,
    и будням я не вождь, а данник.
    Как на себя, гляжу на дальних,
    а на себя - как на чужого.

    С меня, как с гаврика на следствии,
    слетает позы позолота.
    Никто - ни завтра, ни впоследствии
    не постучит в мои ворота.

    Я - просто я. А был, наверное,
    как все, придуман ненароком.
    Все тише, все обыкновеннее
    я разговариваю с Богом.

    Борис Чичибабин

    "Все истины, которые я хочу вам изложить - гнусная ложь" (С)

  • Я научилась просто, мудро жить,
    Смотреть на небо и молиться Богу,
    И долго перед вечером бродить,
    Чтоб утомить ненужную тревогу.

    Когда шуршат в овраге лопухи
    И никнет гроздь рябины желто-красной,
    Слагаю я веселые стихи
    О жизни тленной, тленной и прекрасной.

    Я возвращаюсь. Лижет мне ладонь
    Пушистый кот, мурлыкает умильней,
    И яркий загорается огонь
    На башенке озерной лесопильни.

    Лишь изредка прорезывает тишь
    Крик аиста, слетевшего на крышу.
    И если в дверь мою ты постучишь,
    Мне кажется, я даже не услышу.

    Анна Ахматова


    (сегодня День ее Рождения)

    Всем до свидания.

  • А это про нее

    ОНА
    Я знаю женщину: молчанье,
    Усталость горькая от слов,
    Живет в таинственном мерцанье
    Ее расширенных зрачков.

    Ее душа открыта жадно
    Лишь медной музыке стиха,
    Пред жизнью, дольней и отрадной
    Высокомерна и глуха.

    Неслышный и неторопливый,
    Так странно плавен шаг ее,
    Назвать нельзя ее красивой,
    Но в ней все счастие мое.

    Когда я жажду своеволий
    И смел и горд - я к ней иду
    Учиться мудрой сладкой боли
    В ее истоме и бреду.

    Она светла в часы томлений
    И держит молнии в руке,
    И четки сны ее, как тени
    На райском огненном песке.

    Николай Гумилев

    "Все истины, которые я хочу вам изложить - гнусная ложь" (С)

Записей на странице:

Перейти в форум

Модераторы: