8°C
завтра: 5°C
Погода в Перми
8°C
вечером9°C
ночью4°C
завтра5°C
Подробно
 63,79
+0.0046
Курс USD ЦБ РФна 24 апреля
63,7906
+0.0046
 71,75
+0.0243
Курс EUR ЦБ РФна 24 апреля
71,7453
+0.0243
  • nacida libre

    Сообщений: 15873

    Прецедент в Ростовской области /// 1 марта 2011 года

    Отец слепой девочки отстаивает права своего ребенка на образование
    (в сокращенном варианте)

    Ростовскую гимназию N 19 заканчивает слепая с рождения девочка Наташа Писаренко. Наташа учится в восьмом классе. Учится на "отлично". Весь день расписан: в семь утра подъем, обычная школа, потом музыкальная. В конкурсах участвует вместе со зрячими одноклассниками. И — побеждает.

    Родители Наташи уверены, что всего этого бы не было, если бы дочь была оторвана от сверстников и полноценной жизни. Таким детям обычно предопределена одна дорога - в специнтернат для слепых в Новочеркасске. Но родители пошли в ближайшую к дому гимназию N19. Приняли. И это была первая победа.
    Приняли на условиях домашнего обучения, Наташа могла ходить в школу. Но в то время трудно было спорить с системой образования. И родители просто попросили директора разрешить посещать каждый день школу.

    Мама освоила азбуку Брайля, и каждый день от руки все эти годы переписывает учебники на понятный ее дочери язык. Вот уже 8 лет мама и Наташа сидят в классе за одной партой, и в дневниках у девочки одни "пятерки". И это — вторая их победа.

    Наташа освоила компьютер, мобильный телефон и многие задания выполняет на ноутбуке. В школе к ней прекрасное отношение, всегда в курсе ее успехов и проблем директор гимназии. Но в рамках своих инструкций сама школа совершенно не готова к обучению "особенных" детей. Все, что удается Наташе Писаренко, получилось лишь благодаря удивительному самопожертвованию ее родителей. Как только вошло в обиход понятие "инклюзивное образование", отец начал писать обращения, с тем, чтобы Наташу перевели на такую форму обучения.
    Всякий раз чиновники настойчиво напоминали, что Наташе нужно учиться в специнтернате для слепых. Некоторые вообще спрашивали: а что вы в обычной школе делаете? Правда, Наташа приказом переведена-таки на интегрированное образование в этой же гимназии.
    Хотя перевод пока только на бумаге. А на деле им говорят, что для организации интегрированного образования нет денег.

    Сроки освоения программного материала в специальных коррекционных учреждениях не совпадают с установленными сроками в общеобразовательной школе. И единственное в России издательство печатает учебники по системе Брайля с учетом программ спецшкол.

    При этом семья в избытке может иметь то, что Наташе не надо. Так называемая индивидуальная система реабилитации обеспечивает инвалидов по зрению белой тростью для слепых и градусником с речевым выходом. А на это тоже уходят немалые государственные деньги. Системе не хватает гибкости и реально индивидуального подхода: одному хватит и трости, но другому нужны обучающие программы.

    Вот образец ответа чиновников в кипе других, похожих как две капли воды: "Процесс интеграции детей с ограниченными возможностями здоровья в массовой общеобразовательной школе характеризуется тем, что потребности детей с ограниченными возможностями приводятся в соответствие с действующей системой образования, которая в целом остается неизменной. Действующее законодательство в области образования не предполагает обеспечение реабилитационными техническими средствами детей, интегрированных в массовую школу".

    Отец написал президенту. Дмитрий Медведев поручил министерству образования и науки разобраться с проблемами Наташи Писаренко и проблемами обучения слепых детей в школах в целом. Как сообщила пресс-служба Кремля, министр обещал помочь. После этого закованная в инструкции система стала медленно проворачиваться лицом к отважной девочке, желающей учиться.

    В кабинете директора гимназии состоялась встреча Наташи, ее родителей, сотрудника аппарата уполномоченного по правам ребенка и представителей министерства и городского управления образования. Они предложили компромисс: девочка будет получать дополнительное образование с дистанционной формой обучения, которое предусматривает оснащение центра специальным современным компьютерным комплексом. Но Наташа и родители категорически не хотят учиться на дистанции. Их цель — ходить в школу, как все обычные дети.
    Дистанционное обучение пока опробовано только для людей с проблемами опорно-двигательного аппарата. Для слепых программы еще не разработаны.

    В своем желании сдвинуть неповоротливую систему Николай Писаренко думает и о других детях, попавших в подобную ситуацию. В скольких семьях царит отчаяние, и на детей, которые не такие, как все, просто махнули рукой.

    Сейчас Николай Писаренко готовит иск в суд — на министерство образования Ростовской области. На необеспечение Наташи оборудованием, позволяющим иметь полноценный доступ к среднему образованию. Он хочет одержать третью победу в борьбе за своего ребенка.

    Комментарий консультанта Уполномоченного по правам ребенка в Ростовской области
    — На ребенка, обучающегося в коррекционной школе-интернате, тратится примерно 200 тысяч рублей в год. А сколько — на того, кто учится в обычной школе? В среднем около 45 тысяч. Необходимо на уровне государства пересматривать нормативы и правовые документы.

    Главное — погладить КОТА.

  • nacida libre

    Сообщений: 15873

    С авторами статьи можно поспорить о замечательности (для всех без исключения) дистанционного обучения или порассуждать о том, что не так уж гладко и хорошо идеи об образовании для людей с ограниченными возможностями реализуются в жизни. Но радует — пишут о проблеме, не молчат.
    А значит — есть надежда...
    ---------------------------------------------------

    Обучение инвалидов в России. Проблемы и решения /// 28 февраля 2011 года

    Сегодня государство предоставляет инвалидам возможность получить бесплатное образование. Это лишь одна из льгот, которые предусмотрены для людей с ограниченными способностями…

    Инвалидов в нашей стране очень много, поэтому их проблемы просто невозможно игнорировать. Если способности инвалида и ограничены, то не следует ограничивать его возможности. Такие люди должны получать хорошее образование в средних школах, а затем иметь возможность выбрать для себя колледж, университет, чтобы получить достойное профессиональное образование. Только так они могут реализовать себя в обществе и достигнуть хорошего благосостояния. Поэтому обучение и профессиональная подготовка инвалидов гарантируются государством и поддерживаются многими законами и нормативными актами.

    Воспитывать и обучать ребенка-инвалида нужно с самых ранних лет. Одна из основных ошибок родителей в воспитании детей-инвалидов заключается в том, что они ограничивают ребенка в общении с другими детьми, думая, что в детском садике за ним не будет должного ухода. Доказано, что именно в детстве в человеке закладываются навыки социального общения, которые помогут ему во взрослой жизни. Эти навыки особенно важны для ребенка-инвалида, ведь ему, как правило, будет намного труднее, чем обычному ребенку, общаться и налаживать контакты с окружающим миром. Конечно, речь идет о тех детях, состояние здоровья которых позволяет посещать дошкольные учебные заведения. Сегодня во всех городах России функционируют специальные детские сады или центры, которые обеспечивают полный уход и заботу о детях-инвалидах с задержкой психического развития, с нарушениями речи, слуха, зрения, опорно-двигательного аппарата и т. д. Здесь с детьми-инвалидами будут заниматься по специальным реабилитационным программам опытные воспитатели, психологи, логопеды, врачи.

    Среднее образование для детей-инвалидов осуществляется в специализированных школах и интернатах. Также недавно государство начало внедрять программу интегрированного обучения. По этой программе дети-инвалиды могут обучаться в обычных средних школах с обычными, здоровыми детьми. Правда, в действительности не все школы полностью готовы к обучению детей-инвалидов — не хватает как знаний учителей, так и необходимых детям-инвалидам технических приспособлений (например, пандусов, слуховых аппаратов, лифтов).

    Профессиональное образование инвалиды могут получить в государственных учебных заведениях, которые работают по специальным реабилитационным программам. Любой колледж для инвалидов должен предоставит своему студенту всю необходимую материальную базу для успешного обучения. Образовательная программа должна включать проведение специальных тренингов, семинаров для инвалидов. Естественно, что все необходимые учебные пособия должны выдаваться бесплатно или на льготных условиях. Инвалиды могут учиться и в негосударственных учебных заведениях, для них там могут быть предусмотрены льготы по оплате.

    Но что делать ребенку-инвалиду или студенту-инвалиду, который по состоянию здоровья не может учиться даже в специализированной школе или институте? Образование детей инвалидов в таких случаях можно реализовать с помощью дистанционных центров обучения детей инвалидов или студентов. Здесь инвалиды могут получить среднее и высшее образование, не выходя из дома. Все задания они получают на свой компьютер, а после их выполнения, отсылают в центр, где их проверят учителя/преподаватели. Такие центры функционируют самостоятельно или находятся при университетах и школах. Теперь у каждого инвалида, вне зависимости от состояния здоровья, есть возможность получить хорошее образование.

    Подготовлено Новочеркасским техникумом для инвалидов (ntti.ru)

    Главное — погладить КОТА.

  • nacida libre

    Сообщений: 15873

    Москва обеспечит детям-инвалидам выбор условий обучения /// 2009 год

    В любом районе Москвы сегодня висят плакаты социальной рекламы, провозглашающие равные возможности для инвалидов. Какие условия создаются в столице для обучения детей-инвалидов? Что изменится с принятием нового закона «Об образовании лиц с ограниченными возможностями здоровья в Москве»? В интервью РИА Новости об этом рассказывает депутат Мосгордумы Евгений Бунимович.

    В Москве есть немало успешных примеров инклюзивного образования, когда дети-инвалиды учатся в обычных школах. Означает ли это, что московские власти делают ставку на инклюзив, совместное обучение детей-инвалидов и здоровых ребят?
    — Лично я сторонник инклюзива: это осмысленно и перспективно, но образование детей-инвалидов не может и не должно ограничиваться инклюзией. Никто не заставляет детей-инвалидов посещать обычные детские сады и школы, как в советские годы их заставляли идти в интернаты. Наша позиция заключается в том, что все дети разные, а уж тем более дети с ограниченными возможностями здоровья. У них разные характеры, диагнозы, способности и так далее. Задача города — предоставить им равные возможности, поэтому мы развиваем разные формы обучения детей-инвалидов.
    Семьи, где есть дети-инвалиды, в Москве должны реально иметь возможности выбора. Можно посещать как специализированные учреждения — интернаты, так и обычные общеобразовательные школы, где созданы условия для инклюзивного обучения. Особенно успешно оно развивается в центральном административном округе столицы, где в школах обучаются около 100 ребят с инвалидностью. Мы поддерживаем дистанционное домашнее образование: уже у тысячи детей дома установлены компьютеры, специально под них адаптированные.

    В ближайшее время Мосгордума рассмотрит в первом чтении законопроект «Об образовании лиц с ограниченными возможностями здоровья в Москве». Что изменится с его принятием в обучении детей-инвалидов?
    — Мы хорошо понимаем, как в идеале должно происходить обучение детей с ограниченными возможностями здоровья, но это стоит значительных денег и требует невероятной воспитанности населения. Нельзя записать в законе, что с 1 сентября этого года во всех школах появятся лифты, — не появятся. Но я уверен, что условия обучения детей-инвалидов будут улучшаться с каждым годом, и уже сегодня необходимо законодательно закрепить ту практику, которая есть в Москве, и гарантировать право родителей на выбор условий обучения.
    Аналогичного федерального закона пока нет, но ждать мы больше не можем. Мосгордума планирует принять законопроект до 2010 года.

    Предполагается, что будет ограничено число детей-инвалидов в инклюзивной школе – не более 10 % на всю школу и не более 3 человек – в одном классе. Зачем такие ограничения?
    — В школы, которые успешно развивают инклюзию, дети-инвалиды стремятся попасть - Москва в полной мере ощутила эту проблему. Но в инклюзивной школе не может быть 50 % детей с ограниченными возможностями здоровья, потому что тогда это будет не инклюзивная школа, а специализированная, 10 % — это показатель, рекомендованный психологами.

    Термин «инклюзия» до сих пор знаком далеко не всем. Едва ли можно говорить о терпимом отношении к инвалидам, тем более в обычной школе...
    — Отношение к инклюзиву, действительно, сложное, причем, как у родителей детей с ограниченными возможностями здоровья, так у родителей здоровых детей.
    Недавно один мой знакомый – писатель, получивший Букеровскую премию, — рассказал, что отдал своего ребенка, не испытывающего проблем со здоровьем, в инклюзивную школу. Он выбрал именно ее, потому что считает: если в школе учатся все вместе, там хорошая атмосфера. Но такой подход — к сожалению, исключение. Хотелось бы, чтобы и другие родители понимали такие вещи.

    Что делается для того, чтобы ребенок-инвалид мог беспрепятственно добираться до школы?
    — Доступность должна начинаться от дома, поэтому мы говорим о создании безбарьерной среды в городе. В некоторых округах сотрудники специальной инспекции вместе с ребенком с ограниченными возможностями здоровья уже проходят весь путь от школы до дома, чтобы определить, сможет ли он каждый день проделывать его самостоятельно. Некоторым детям просто необходима помощь в доставке до места учебы.

    Техническое оснащение школ, создание безбарьерной среды требуют немало средств. Кризис не повлияет на принятие законопроекта?
    — Коррекция возможна. Есть позиции, которые нам нужно закладывать, но мы понимаем, что в кризис в 2010 году они не будут выполнены – нет серьезных денег на развитие. На перспективу может остаться дорогостоящая техническая часть (оборудование школ лифтами, например). После первого чтения будут подготовлены соответствующие поправки. Мы хотим обозначить позиции, введение которых будет отложено на 2011—2012 годы.
    На недавней коллегии департамента образования Москвы было объявлено, что принять детей-инвалидов готовы очень многие школы. Данные меня удивили. Я уточнил: «Что значит готовы? Есть лифты? Или они оснащены под глухих детей? Слепых?» Выяснилось, что каждая из названных школ адаптирована для какой-то определенной категории детей. К сожалению, школы еще пока не стали универсальным пространством, которое может принять практически любого ребенка.

    Главное — погладить КОТА.

  • nacida libre

    Сообщений: 15873

    В Казахстане реализуют проект инклюзивного образования /// 2010 год

    Инклюзивный — (англ. Inclusive) включающий в себя.
    В некоторых школах уже появились классы, где вместе со здоровым детьми учатся их сверстники с ограниченными возможностями.
    Это лишь первые шаги. Возможно, в скором времени такая практика станет повсеместной. Министерство образования и науки РК создало рабочую группу, в которую вошли специалисты из различных областей, они должны разработать план мероприятий.
    Отношение к инклюзивному образованию далеко не однозначно. Казалось бы, идея хорошая. Только не всегда она находит поддержку.

    Вот что говорит директор общественного объединения “Центр социальной адаптации детей”: — Мы начали продвигать идею инклюзивного образования 2 года назад. Чтобы изучить, какие нужны условия для создания подобных классов и просчитать финансовые затраты, решили устроить в общеобразовательную школу детей с ограниченными возможностями. Приведу пример. В 2009 году в Астане в первый общеобразовательный класс пошла девочка с нарушением слуха. Ее воспитывает бабушка, с которой нам пришлось провести большую работу. Она боялась: вдруг не получится? куда после этого отправлять ребенка? К тому же для детей, которые учатся в интернатах, предусмотрено очень много льгот. Их бесплатно привозят на занятия, кормят, для детей организованы специальные классы. Не все родители могут от этого отказаться.

    А другие родители детей-инвалидов охотно соглашались поучаствовать в вашем проекте?
    — Многие отказывались. Мы рекомендовали для обучения в общеобразовательной школе десять детей, но согласились родители всего лишь двоих. Обычная школа — это дополнительные сложности. В интернате ребенок находится целый день, а здесь его нужно вовремя забрать, помочь сделать уроки, дополнительно позаниматься. Не все родители готовы это делать. Так что проблема часто именно в них, а не в том, как многие считают, что над “особенными” ребятами будут издеваться здоровые сверстники. Маленькие дети, напротив, принимают их в коллектив, окружают заботой и сами становятся добрее и милосерднее. В России в детские сады, в которых есть интегрированные группы, выстраиваются очереди. Родители здоровых детей хотят отдать своих чад именно в такие группы. Сейчас, когда проект набрал обороты, нам звонят мамы и папы ребят с ограниченными возможностями и просят устроить их детей в обычную школу. Многие из них поняли, что это может изменить их жизнь.

    Вот как оценивает перспективы инклюзивного образования директор Национального центра коррекционной педагогики Баглан Халыкова: — Я бы не сказала, что сейчас наше общество готово к введению инклюзивного образования. Несколько лет назад мы проводили анкетирование и поняли: родители здоровых детей не очень рады тому, что их чада, возможно, будут учиться вместе с инвалидами. Хотя сами школьники относятся к этому нормально. Проблема — во взрослых. Они боятся, что маленькие дети будут повторять стереотипы поведения ребят-инвалидов, думают, что они могут как-то навредить. Некоторые признают, что им просто не нравится, как выглядят и ведут себя дети с ограниченными возможностями. Подобное отношение нужно менять. Должно быть больше совместных мероприятий, в которых участвуют здоровые ребята и дети-инвалиды, создавать интегрированные группы в детских садах.

    Некоторые считают, что спецшколы нужно закрыть.
    — А где будут учиться дети с тяжелыми патологиями? Спецшколы и инклюзивные классы должны существовать параллельно. Здесь очень много тонкостей, на которые нужно обратить внимание. Несколько лет назад девочка-колясочница пошла в обычную школу. Ее везде сопровождала няня, которую наняли родители. На переменах все дети бегали, веселились, а девочка сидела и смотрела на них. Няня не могла спустить ее с одного этажа на другой. У ребенка начались проблемы, она сама чувствовала себя не такой, как все, хотя дети относились к ней хорошо. Вопросов очень много, и здесь не должно быть перегибов. Международные организации говорят о том, что мы должны внедрять инклюзивное образование как можно быстрее. Но, думаю, форсировать события нельзя.

    Главное — погладить КОТА.

  • nacida libre

    Сообщений: 15873

    Митинг "Дети должны учиться вместе!" (в сокращении) /// 2007 год

    Акция состоялась 31 мая — накануне Дня защиты детей — в Москве.
    Мероприятие было организовано Региональной общественной организацией инвалидов «Перспектива» с целью привлечения внимания к необходимости внедрения инклюзивного образования в России.

    Инклюзивное образование — это подход, при котором все дети, несмотря на свои физические, интеллектуальные и иные особенности, включены в общую систему образования (с учетом их особенностей и потребностей).

    В настоящее время в России более 1,5 миллионов детей с особыми образовательными потребностями, из них около 450 тысяч — дети-инвалиды школьного возраста, из которых 200 тысяч нигде не учатся. Главные цели акции — показать необходимость включения детей с инвалидностью в общеобразовательный процесс.

    Волонтеры "Перспективы" и дети-инвалиды стояли и держали плакаты, объясняя журналистам и всем интересующимся, почему они хотят учиться в обычных школах. И честно говоря, смотря на них, приходишь в мысли, что обычным школам сильно бы повезло, если бы они в них учились.

    Необходимы дополнительные ставки педагогов и воспитателей, учебные пособия и техника. Придется переоборудовать школы. Пока вся образовательная политика правительства направлена ровно в противоположную сторону — школы закрывать, ставки сокращать. Можно ли заставить власти изменить свою позицию? Вероятно, да, но только в результате общей компании в защиту доступного для всех и бесплатного образования.
    Существует несколько организаций, которые ставят себе такую задачу. Самая известная среди них — Общероссийское движение "Образование для всех" под руководством депутата Госдумы, инвалида по зрению Олега Смолина.

    Главное — погладить КОТА.

  • nacida libre

    Сообщений: 15873

    Открыты 2 школы с безбарьерной средой /// 2010 год

    В Самаре большое внимание уделяется инклюзивному образованию: когда обычный ребёнок и ребёнок с ограниченными возможностями учатся в одной школе. В столице губернии открыты 2 таких школы с безбарьерной средой: № 139 и № 81. Председатель правления общественной организации инвалидов-колясочников «Ассоциация Десница» Евгений Печёрских подчёркивает, что дети-инвалиды могут и должны учиться в обычных школах. «А чтобы это перестало быть «героизмом» и «подвигом» родителей, государство, гарантируя каждому ребенку право на образование, должно обеспечить ему еще и возможность учиться там, где хочется ему и его родителям. Немаловажная роль здесь принадлежит учителю, так как его отношение к ребенку-инвалиду формирует и отношение к нему одноклассников».

    Главное — погладить КОТА.

  • nacida libre

    Сообщений: 15873

    Где учатся дети-инвалиды? (в сокращении) /// 2006

    Родители детей-инвалидов в нашей стране поставлены перед непростым выбором: отдать ребенка в интернат, оторвав его от семьи, либо оставить дома, дав ему любовь, но лишив квалифицированной помощи.
    У инвалидов тоже имеется «выбор без выбора»: резервация дома или резервация в спецучреждении. Одинаково в Украине практически нет школ, куда может пойти учиться ребенок с особыми образовательными потребностями, такие дети и подростки почти не общаются со своими здоровыми ровесниками...

    НА ОБОЧИНЕ ЖИЗНИ
    Во времена Советского Союза у нас «не было» не только секса. Власть скрывала информацию о том, что в этой стране жили инвалиды, ведь такие люди никак не вписывались в стандарт «идеального общества».
    К сожалению, сегодня существует тенденция рассматривать инвалидность как приговор – считается, что раз так сложилась судьба, человек не может рассчитывать на полноценное развитие по сугубо медицинским причинам. Им надо дать пенсию (исходя из возможностей нашей страны, очень небольшую) и медицинскую помощь (учитывая то, что эта сфера довольно успешно коммерциализируется, помощь условную). А дальше дети-инвалиды – это проблема их родителей, персонала интернатов и Пенсионного фонда.
    Тем временем, в развитых странах инвалиды имеют не только право, но и возможность учиться в школах вместе со здоровыми детьми. Для нужд инвалидов приспособлен общественный транспорт, дома оборудованы так, чтобы человек на коляске мог легко заехать в аптеку, книжный магазина или кинотеатр.
    Николай Сварник, председатель Коалиции защиты прав инвалидов и людей с интеллектуальной недостаточностью, является отцом ребенка с особыми потребностями. Он убежден, что такой ребенок может и должен быть счастливым. Помочь в этом ему должно общество, для которого пришло время стать более открытым для инвалидов.

    РЕБЕНКА-ИНВАЛИДА ЛЕГЧЕ ОТДАТЬ В ИНТЕРНАТ
    По статистике, которую приводит в своем исследовании Фонд «Возрождение», больше половины детей-инвалидов обучаются в специальных учебных заведениях интернатного типа. За рубежом в таких школах находится 3-4 процента детей с тяжелейшими нарушениями. Другие же учатся в обычных школах, живут в семьях со своими родителями.
    У родителей должен быть выбор – учить ребенка в специализированной школе или в обычной.

    ПРИНЦЕССА НА КОЛЯСКЕ
    Как чувствуют себя дети с особыми образовательными потребностями в обычной школе? Как рассказал Николай Сварник, чем раньше такой ребенок приходит в школьный класс, тем легче ему адаптироваться. В 1-3 классах адаптация происходит довольно легко – дети в этот период очень любознательные и демократичные, у них еще нет стойких предубеждений по поводу того, кто как выглядит, что умеет делать и чего не умеет. «У одних есть очки, у других – веснушки, у кого-то – смешные хвостики, – говорит Сварник, – то есть какого-то определенного стандарта нет, и отрицательно относиться к своему коллеге-инвалиду дети не будут». Надо лишь, чтобы таким же толерантным и добрым было и отношение учителей, ведь дети в этот период некоторым образом копируют взрослых. «Я знаю девочку, Машу, она закончила первый класс. Ребенок очень трудный, если выпадет из коляски, то самостоятельно подняться не сможет, но в коллективе детей она чувствует себя этакой маленькой принцессой. Я видел, как она торопила свою подружку, чтобы та быстрее выложила ей из портфеля нужные книжки, ведь вот-вот должен был начаться урок. Дети интересуются ее жизнью, их интригует то, что она может ездить на коляске».
    Специалисты утверждают, что если ребенок с особыми потребностями учится в коллективе обычных здоровых детей, это положительно влияет как на детей-инвалидов (их развитие ускоряется, в будущем им легче стать полноценными членами общества), так и на других детей (они становятся более терпимыми, толерантными).

    ШКОЛЫ ИНДОВАЗИЙНОЙ СИСТЕМЫ
    В Киеве есть несколько школ – детских садов, где учатся дети-инвалиды. Как рассказала директор одной из таких школ, к ним приходят дети, больные церебральным параличом, с задержкой умственного развития, аутизмом, недостатками зрения и слуха. Дети ходят неполный день – кто на часок, кто на полдня. «Здоровые дети очень хорошо их воспринимают, дружат с ними, заботятся о них. У нас есть Саша, который практически не разговаривал, когда пришел к нам, а теперь общается с нами, рассказывает о себе, очень нуждается в любви. У Янчика с церебральным параличом прекрасные художественные способности, очень талантливый ребенок. С такими детьми очень интересно, но и сложно».
    Как показал международный опыт, школы, приспособленные не только для «обычных» детей, но и для инвалидов, очень различаются. Целесообразно, чтобы в классе было не более трех учеников с особыми образовательными потребностями при общем количестве 20-25 человек. Учителю должны выделить помощника, который бы мог в любой момент помочь детям-инвалидам. Такие дети могут ходить не на все уроки. Так, например, вместо уроков физкультуры или математики они могут посещать логопедические занятия, бассейн, ходить на лечебную гимнастику. Кроме того, в школу периодически должны приходить специалисты, возможно, из реабилитационных центров, которые наблюдали бы за состоянием здоровья детей с особыми образовательными потребностями.
    Школа должна быть соответственно оборудована – пандусы, отдельные кабинки в туалете с приспособлениями, помогающими ребенку самостоятельно встать с коляски, лифты.
    Дети с недостатками опорно-двигательного аппарата вполне могут научиться компьютерной грамотности. Уже сейчас есть центры, предоставляющие услуги дистанционного образования для инвалидов. И даже содействуют трудоустройству своих выпускников.
    Идею обучать детей-инвалидов в обычных школах только начинают обсуждать в нашем обществе. Существует много препятствий внедрению инклюзивного образования.
    Люди часто делают шаг навстречу другим лишь тогда, когда их самых постигнет беда. Проблемами детей-инвалидов встревожены в первую очередь те, кого это затронуло лично. Мы стремимся построить демократическое общество, а это предусматривает не только равные возможности для всех, но и понимание, толерантность, желание что-то сделать для другого. Именно поэтому инклюзивное образование – это благородное дело, за которым будущее.

    Главное — погладить КОТА.

  • nacida libre

    Сообщений: 15873

    Первая школа для инвалидов /// 2010

    С началом нового учебного года в Новокузнецке откроется школа, где вместе с обычными детьми будут обучаться дети-инвалиды. Здание оборудовано 4 лифтами для учащихся, не способных передвигаться самостоятельно.
    Подобная практика совместного обучения детей характерна для европейских стран, у нас её необходимо развивать, отметила замгубернатора по вопросам образования, культуры и спорта: "Детям с проблемами в развитии нужно создавать условия для обучения вместе с обычными детьми. В европейских странах дети-инвалиды и дети с отклонениями в психическом развитии обучаются с обычными детьми в обычных общеобразовательных школах. Там нет отдельных, как у нас, коррекционных школ, нам до этого ещё далеко, но тем не менее вот такая первая ласточка у нас есть".
    Образовательное учреждение рассчитано на 500 мест. На сегодняшний день в новокузнецкую школу № 10 поступили заявления от 6 родителей детей инвалидов. Пока это единственная подобная школа в Кузбассе.

    Главное — погладить КОТА.

  • старая перечница

    Сообщений: 74172

    Да о чем говорить!
    Перед глазами пример трех детей с одним и тем же диагнозом (аутизм) и практически одинаковым исходным состоянием. У одного мать к 2 годам добилась диагноза, везде таскала на консультации и смогла поместить в обычный детский сад, ему скоро 7; второй на инвалидности примерно три года, ходит в спецгруппу для детей с особенностями развития, скоро 8; третий (мой) на инвалидности год, в детсад (спецгруппа по аутизму) пошел только что, скоро 7 лет.
    В итоге первый свободно общается, практически готов к обычной школе (проблемы только с дикцией) и производит впечатление ребенка лишь со странностями; второй в состоянии разговаривать, неплохая мелкая моторика, способен к обучению по специальной программе; третий (на текущий момент) соответствует по развитию примерно 3-летнему ребенку.
    А уж про детей с физическими проблемами и говорить нечего: одинаково малоподвижный ДЦПшник в зависимости от степени героизма родителей может быть абсолютно по возрасту развит и учиться в школе (дистанционно, конечно же) и пребывать в полурастительном состоянии, п.ч. способ контакта не был найден (не потому что он невозможен, а потому что не хватило терпения и понимания).

    "Все мгновенно, все пройдет; Что пройдет, то будет мило".

  • veteran

    Сообщений: 2405

    Вы уж меня простите, но...
    В наших простых муниципальных школах детям с аутизмом и другими недугами будет непросто учиться. Да кого там. Будет нереально сложно.
    «Здоровые» дети будут всячески подтрунивать над ними и издеваться.
    Если эти стада готовы здорового в инвалида превратить то что уж там говорить об инв/ах настоящих?

  • старая перечница

    Сообщений: 74172

    Инклюзивное образование не предполагает помещение детей с особенностями в обычные классы. (Кстати, я знаю примеры, когда аутичные дети ходят в обычную школу, хотя это скорее исключение.) Оно предполагает меньшую наполняемость класса, по необходимости - дополнительное оборудование, занятия и помощника. И, разумеется, психологическую подготовку.
    Кстати, когда дети с самого начала находятся вместе с инвалидами, у них, как правило, не возникает неприятия (если, конечно, взрослые не постараются). Тоже реальные примеры есть.

    "Все мгновенно, все пройдет; Что пройдет, то будет мило".

  • nacida libre

    Сообщений: 15873

    Кто-то, прочитав, наверняка скажет: "Ну-у-у, это у них, в Штатах, а у нас..." Да, у них — другое отношение.

    У нас... "Нас" — это мы с вами, живущие в России. Мы — это родители, воспитатели в детских садиках, учителя и директора в школах, врачи в поликлиниках и эксперты медкомиссий, чиновники всех уровней и рангов. Мы все, независимо от должностей, в первую очередь все-таки люди, а потом уже руководители, служащие, работники, сотрудники...
    И если за многие годы бытие определило наше сознание, а оно сформировало наше такое-нетакое-как-у-них отношение к проблемам людей с ограниченными возможностями, значит, пора каждому отдельно менять сознание, чтобы вместе определить другое бытие.
    -----------------------------------------------------------

    МИФЫ ОБ ИНКЛЮЗИВНЫХ ШКОЛАХ
    (по материалам Национального института по развитию городского образования, США)


    Мы убеждены в том, что инклюзия — это не просто проект «из доброй воли». Инклюзия — это подход и философия , которая предполагает, что все ученики (и с инвалидностью, и без инвалидности) получают больше возможностей и в плане социальном, и в плане учебы.
    Инклюзия — это не значит просто собрать всех детей «в кучу», а наоборот, она способствует тому, чтобы каждый ученик чувствовал себя принятым, чтобы его способности и потребности учитывались и были оценены.

    _Миф 1: Инклюзия — это красивое название системы, при которой все ученики свалены «в одну кучу»
    Инклюзия — это подход, при котором учитывается разнообразие учеников, при котором учебные планы и цели подстраиваются под их способности и потребности. В этом процессе важна роль учителей и специальных педагогов, которые привносят свой опыт и знания для того, чтобы каждый ребенок мог учиться с наибольшей для себя пользой.

    _Миф 2: Инклюзивное образование означает, что все ученики, которые имеют специальные образовательные потребности и нуждаются в какой-то поддержке, не будут этого получать в должной мере.
    Это не так. Инклюзивный подход означает, что учителя оказывают индивидуальную поддержку всем ученикам, но при этом какие-то группы учеников не отделены от других. Дети получают знания во многих местах и разными путями. Инклюзивные школы — очень гибкие в этом смысле, так как позволяют учителям и ученикам получать доступ к необходимой поддержке и услугам, тогда и там, где это необходимо. Гибкое расписание, работа с родителями, взаимодействие с общественными организациями, совместная внеклассная работа — вот несколько способов, которые помогают педагогам лучше подстраиваться под интересы и нужды детей, способствовать тому, чтобы дети с инвалидностью получали необходимые услуги и поддержку.

    _Миф 3: Инклюзия означает, что все ученики должны проводить всё учебное время в классе.
    Это тоже не так. Практика инклюзивного образования показывает, что дело не в месте, а в самом участии и практике сотрудничества. Каждый получает знания в разных местах, и традиционный класс — только одно из этих мест. Есть еще библиотека, лаборатории, компьютерные классы, игровые площадки, спортзал, школьный двор и др. Неважно, где находятся ученики, главное, чтобы они находились среди сверстников. Иногда для учебы нужно, чтобы ученик был со всем классом, иногда — в небольшой группе, а иногда — даже наедине с учителем.

    _Миф 4: Дети-инвалиды в классе — это изгои. Над ними издеваются одноклассники.
    Исследования показывают, что, наоборот, между обычными детьми и детьми-инвалидами в инклюзивных классах складываются вполне прочные и длительные дружеские отношения. Эта дружба поможет им лучше относиться к разнообразию. Ученики чувствуют себя более комфортно и не боятся общаться с людьми, которые отличаются от них. Они на другом уровне общаются со своими сверстниками-инвалидами. Инклюзивный класс — это место, где студенты с инвалидностью и без инвалидности находятся в атмосфере доброжелательности, справедливости и терпимости. Конечно, дети и подростки дразнят — даже жестоко и обидно — это обычное дело в их среде. Но в инклюзивных классах ученики с инвалидностью получают свою порцию насмешек не больше и не меньше всех остальных.

    _Миф 5: Учителя не знают, как учить детей с инвалидностью и боятся, что если они сделают какую-то ошибку или эти дети не будут учиться, на них будут жаловаться.
    Учителя используют учебный план как инструмент, с помощью которого они учат своих учеников вещам, которые пригодятся им в жизни. Некоторые дети усваивают материал медленнее остальных. Поскольку учителя отдают себе отчет в том, что все ученики не могут в полной мере и одновременно усвоить все компоненты программы, они пытаются учитывать индивидуальные особенности учеников, чтобы материал был понят в наиболее полной мере. Инвалидность — это одна из возможных особенностей, и, вопрос о том, как учить именно таких детей, на самом деле, не вопрос. Педагог оценивает способности и потребности учеников, что помогает ему работать с ними, в том числе, с учениками-инвалидами. И если учитель будет стараться приблизить учебные задачи к потребностям ученика, даже нежелающего учиться, риск того, что на него будут жаловаться, минимален.

    Главное — погладить КОТА.

  • nacida libre

    Сообщений: 15873

    (продолжение)

    МИФЫ ОБ ИНКЛЮЗИВНЫХ ШКОЛАХ
    (по материалам Национального института по развитию городского образования, США)


    _Миф 6: Обычные ученики будут отвлекаться в то время, как учитель будет заниматься с учениками-инвалидами, и им будет уделяться меньше внимания.
    Любой учитель скажет вам, что в его классе все ученики разные — по национальной, классовой принадлежности, выходцы из разной культурной среды и пр., а также отличаются по своим способностям. Это разнообразие вынуждает педагогов искать индивидуальный подход к ученикам. В инклюзивном классе к детям без инвалидности, так же, как к детям-инвалидам, будет применяться индивидуальный подход. При этом важно, чтобы соблюдались следующие факторы:
    — сотрудничество учителей: ни один педагог не может хорошо учить всех своих учеников, если не будет получать помощь и советы коллег;
    — приспособление программ под индивидуальные нужды учеников. Учителя используют разные подходы для обучения детей с разными способностями, потребностями, предпочтениями;
    — педагог должен убедиться, что все ученики имеют доступ к информации, знаниям и навыкам;
    — педагог должен верить в успехи своих учеников. Для всех учеников, независимо от их особенностей, должны быть высокие ожидания.

    _Миф 7: Когда ученики с инвалидностью находятся в классе со всеми, уровень преподаваемых знаний снижается, чтобы приспособиться к способностям инвалидов.
    При инклюзивном подходе выигрывают все ученики, поскольку он делает образование более индивидуализированным. Когда педагог планирует урок, используя эту стратегию, ему не надо снижать планку, ему надо учитывать все особенности своих учеников. Задания на уроке, например, истории, для каждого ученика могут быть разными: кто-то может написать работу в несколько абзацев, кто-то — целое сочинение или исследование, кто-то может выполнить коллективную работу, а кто-то — сделать устный доклад. Важно понимать, что на уроке все выучат не одно и то же, а то, что отвечает их особенностям. Ученик должен соответствовать основным требованиям и стандартам программы, но достичь этого соответствия можно разными способами и в разной степени.

    _Миф 8: Ученики с инвалидностью должны общаться с другими детьми с такой же или похожей инвалидностью. В общем классе им не будет хватать этого общения.
    Не надо думать, что инвалидность, делая людей похожими, является тем самым принципом, по которому следует дружить. Мы уверены, что все люди — как с инвалидностью, так и без инвалидности — имеют самый разный характер, интересы и предпочтения.
    Конечно, инвалидность — фактор, который сближает людей, которые ее имеют, но это совсем не обязательно основа для дружеских отношений. Важно, чтобы ученики с инвалидностью могли сами выбрать, с кем им дружить — и с теми, у кого есть инвалидность, и с теми, у кого ее нет. А в инклюзивном классе такая возможность как раз есть.

    _Миф 9: Инклюзивные школы — хорошая идея, но ее невозможно воплотить. Для учителей и директоров школ это слишком сложно.
    Конечно, учить детей с разными особенностями достаточно трудно. Но в этом самое трудное, по словам учителей, — не сам процесс обучения или сами ученики. Самое трудное — это большой класс, отсутствие поддержки, ограниченные ресурсы. Тут важно не перепутать причину: хорошей школе нужны ресурсы, возможности и талантливые учителя. Учителя обычно хорошо справляются с обучением разных учеников, если имеют поддержку, какие-то дополнительные приспособления и время. Мы думаем, что большинство учителей, особенно если они подготовлены к обучению разных детей, имеют необходимые знания и навыки для обучения детей с инвалидностью и другими особенностями.

    _Миф 10: Инклюзия — это слишком дорого и стоит дороже традиционного специального образования.
    В США, где существует и специальная, и инклюзивная система обучения, неоднократно проводился анализ их стоимости. Он показал, что затраты на инклюзивное обучение ниже. А в таких статьях, как транспорт, — значительно ниже, поскольку дети с инвалидностью посещают школу по соседству.

    Главное — погладить КОТА.

  • nacida libre

    Сообщений: 15873

    Что такое ИНКЛЮЗИВНОЕ (включающее) ОБРАЗОВАНИЕ
    (по материалам Альянса правозащитных организаций «Спасите детей» — «Save the children»)


    Инклюзивное, или включенное, образование — термин, используемый для описания процесса обучения детей с особыми потребностями в общеобразовательных (массовых) школах.

    * В основу инклюзивного образования положена идеология, которая исключает любую дискриминацию детей и обеспечивает равное отношение ко всем людям, но создаёт особые условия для детей, имеющих особые образовательные потребности. Опыт показывает, что из любой жесткой образовательной системы какая-то часть детей выбывает, потому что система не готова к удовлетворению индивидуальных потребностей таких детей в обучении. Это соотношение составляет 15 % от общего числа детей в школах и, таким образом, выбывшие дети становятся обособленными и исключаются из общей системы. Нужно понимать, что не дети терпят неудачу, а система исключает детей . Инклюзивные подходы могут поддержать таких детей в обучении и достижении успеха, что даст шансы и возможности для лучшей жизни.

    * Инклюзивное образование — процесс развития общего образования, который подразумевает доступность образования для всех, в плане приспособления к различным нуждам всех детей, что обеспечивает доступ к образованию для детей с особыми потребностями.
    Инклюзивное образование стремится развить методологию, направленную на детей и признающую, что все дети — индивидуумы с различными потребностями в обучении. Инклюзивное образование старается разработать подход к преподаванию и обучению, который будет более гибким для удовлетворения различных потребностей в обучении. Если преподавание и обучение станут более эффективными в результате изменений, которые внедряет инклюзивное образование, то выиграют все дети (не только дети с особыми потребностями).

    * Обучение в инклюзивных школах позволяет детям приобрести знания о правах человека (хотя им это не преподается специально), а это ведет к уменьшению дискриминации, так как дети учатся общаться друг с другом, учатся распознавать и принимать различие.

    * Обоснование необходимости инклюзивного образования :

    – обязательства по правам человека и правам детей должны рассматриваться в равной степени;

    – анализ того, что отвечает истинным интересам каждого ребенка, определяет, что именно является для него благом. Факты говорят, что институционная (например, в интернатах, школах-интернатах) опека далеко не всегда отвечает интересам опекаемых людей;

    – анализ данных говорит о том, что социальные услуги улучшаются в результате того, что становятся более гибкими и адаптируемыми;

    – в тех случаях, где ресурсы ограничены, результат может быть достигнут без дополнительных ресурсов, если отношение и поведение участников поддерживают методологию инклюзии.

    * Важно знать некоторые ключевые принципы инклюзивного образования именно для того, чтобы не «импортировать» систему в другую культуру и сообщество, а реализовывать свои собственные идеи на основе общих принципов:

    – дети ходят в местный (находящийся рядом с домом) детский сад и школу;

    – программы раннего вмешательства осуществляются на основе принципа инклюзии и готовят к интегративному (в российской практике «комбинированному») детскому саду. Все дети со специальными нуждами в обучении должны иметь право на место в детском саду;

    – методология разработана для поддержки в обучении детей с различными способностями (таким образом, улучшается не только качество обучения детей с особыми потребностями, но и показатели всех детей);

    – все дети участвуют во всех мероприятиях, где класс и школьная среда (спортивные мероприятия, представления, конкурсы, экскурсии и пр.) являются инклюзивными;

    – индивидуальное детское обучение поддерживается совместной работой учителей, родителей и всеми, кто может оказать такую поддержку;

    – инклюзивное образование, если оно основано на правильных принципах, помогает предотвратить дискриминацию в отношении детей и поддерживает детей с особыми потребностями в их праве быть равноправными членами своих сообществ и общества в целом.

    В заключение:
    * все усилия по инклюзивному образованию основаны на правовой идеологии — если мы делаем это из жалости или благотворительности, мы не сможем получить нужные результаты;
    * все дети могут учиться — мы должны создать подходящие условия для их обучения;
    * есть много учреждений, которые работают в интересах детей со специальными нуждами, и они делают свою работу хорошо. Если методы инклюзивного образования разработаны относительно всей системы учреждений, тогда каждый ребенок найдет место для образования, и это место будет наилучшим местом для них, и в этом случае, образование в школе сочетается с проживанием в семье.

    Главное — погладить КОТА.

  • nacida libre

    Сообщений: 15873

    В видеоконференции «Опыт включения детей с инвалидностью в общеобразовательную школу: Трудности и успехи », организованной в марте 2010 года ресурсным центром «Перспектива», участвовали педагоги из Казани, Ухты, Архангельска, Томска, Петрозаводска, Калининграда и Нижнего Новгорода. В этих городах эксперименты по обучению детей с физическими и умственными нарушениями в обычных школах идут в течение последних 2—5 лет.

    Ребенок с инвалидностью должен начинать обучение в общеобразовательной школе после консультации психологов и педагогов. Специалисты проводят исследование особенностей познавательной деятельности и личности будущего первоклассника и обсуждают меры, необходимые для его адаптации в школе. Если ребенок не умеет выполнять инструкции учителя, то на занятиях в школе его должен сопровождать педагог-дефектолог. Если на уроке предстоит объяснение трудного материала, то с особыми учениками предварительно проводятся индивидуальные занятия по подготовке к овладению новой темой.

    Специалисты подчеркивают, что устройство ребенка-инвалида в обычную школу не гарантирует усвоение им программы в полном объеме.
    — Однако наш опыт показал, что на занятиях в общеобразовательной школе дети-инвалиды усваивают материал лучше, чем в коррекционной школе, — отметил британский эксперт, практикующий педагог, магистр психологии Кит Венабл, работающий над проблемами включения особых детей в обычные школы более 20 лет. — В то же время присутствие одноклассника-инвалида в классе не сказывается отрицательно на успеваемости прочих детей.

    В «смешанных» школах необходимо уделять особое внимание профилактике детских конфликтов и жестокости. На уроках литературы эксперты предлагают уделять дополнительное время изучению произведений, герои которых обладают слабым здоровьем. На музыке подробнее остановиться на биографии Бетховена и Стиви Уандера. На занятиях по истории религий обратиться к библейским сюжетам о тяжело болеющих людях. А внеклассная работа может включать, к примеру, совместный поход в торговый центр. Задание детям: запомнить все препятствия, которые могут возникнуть во время путешествия у слепого или глухого человека, человека в инвалидной коляске. Затем обсудить результаты наблюдений в классе. Опытные педагоги советуют с самого начала найти среди детей добровольцев, которые будут помогать одноклассникам-инвалидам, поощрять такую помощь.

    Главное — погладить КОТА.

  • nacida libre

    Сообщений: 15873

    Могут ли дети с инвалидностью учиться совместно с обычными детьми? /// 2008 год

    На этот и другие вопросы пытались ответить участники российской делегации при посещении 7 английских школ, расположенных как в сельской местности (графство Дербишир), так и в самом Лондоне.

    В состав российской делегации вошли представители 5 городов: Томска, Москвы, Санкт-Петербурга, Архангельска и Сыктывкара .
    Среди них были как представители системы образования (учителя, чиновники), так и представители общественных организаций инвалидов.

    При посещении английских школ российские участники отмечали значительное количество детей, имеющих особые образовательные потребности, в том числе детей с инвалидностью. Таких детей в школах Англии — 20 % от общего количества обучающихся. Все они испытывают затруднения в усвоении знаний или имеют физические недостатки, что делает процесс усвоения знаний для них более сложным, чем большинству их сверстников. Необходимая дополнительная помощь для детей с особыми образовательными потребностями обеспечивается за счет дополнительного финансирования, которое предусмотрено законом для таких детей.

    Каждая английская школа обязана иметь координатора по особым образовательным потребностям, который является профессиональным учителем, понимающим особые нужды детей. Школьный координатор ведет журнал, с учетом того, что требуется для детей с ограниченными возможностями здоровья, и обращает на это внимание учителей. Кроме того в обязанности координатора входит контроль и обучение сопровождающих (ассистентов) — обычно от 1 до 3 человек в каждом классе, где учатся дети с особыми образовательными потребностями.
    Обязанности сопровождающих (ассистентов) различны и зависят от потребностей детей с инвалидностью. К примеру, для глухих детей — помощь сурдопереводчика; для детей, имеющих проблемы с опорно-двигательным аппаратом, — помощь в передвижении либо выполнение учебных задач, требующих физических усилий; для детей, имеющих проблемы с усвоением учебного материала, — индивидуальная помощь в решении учебных задач и т. д.

    Инклюзивное (включающее) образование пока не стало обычной практикой в России. Одна из причин этого — неготовность общества принять людей с особыми образовательными потребностями как равноправных участников учебной жизни. Установка — "для инвалидов существуют специальные школы" — обычно формируется при обучении в школе. В российской средней общеобразовательной школе редко можно встретить ребенка с нарушениями опорно-двигательного аппарата или сенсорными нарушениями, а тем более с нарушениями умственных функций.

    Одна из главных задач, которую необходимо решить в ближайшее время в российской системе образование, — создание условий для внедрения системы сопровождений для детей, имеющих особые образовательные потребности.

    Главное — погладить КОТА.

  • nacida libre

    Сообщений: 15873

    Выше пандуса не прыгнешь? /// 2009 год, Москва

    Источник: Новая Газета. № 59 от 5 июня 2009 г.

    Это была акция «За достойное образование детей с инвалидностью». В Новопушкинском сквере собрались дети с инвалидностью, их родители, правозащитники, актеры, режиссеры, просто прохожие. Акцию проводила региональная общественная организация инвалидов «Перспектива». Ждали политиков. Политики не пришли.

    * В России дети с инвалидностью могут учиться дома, или в специальных (коррекционных) классах, или в закрытых школах-интернатах, или вообще нигде.
    Из Госдоклада о положении детей, 2002 год: в России — 658,1 тысячи детей с инвалидностью (до 18 лет), из них 467 тысяч школьников от 7 до 17 лет. По данным Минобразования России, в системе общего и специального образования (в том числе и на дому) учились более 185 тысяч детей с инвалидностью . А где получали образование 282 тысячи детей с инвалидностью? Нигде.
    Включите воображение и вживую представьте себе эти цифры: более половины наших детей с инвалидностью (детей школьного возраста) остаются безграмотными. Кроме более полумиллиона детей с инвалидностью, в России еще 1,5 миллиона детей с отклонениями в развитии (это тоже фактически инвалиды, но с неоформленным статусом). Где и как учатся они, опять же неизвестно.

    * Но где бы ни учились дети с инвалидностью (или с отклонениями в развитии) — на дому или в специнтернатах, — у них нет никаких общественных или социальных отношений, связей, контактов, знакомств, дружб, точек соприкосновений, пересечений. И это в прямом, а не в переносном смысле.

    * Есть ли альтернатива? Есть. Инклюзивное образование. В России оно только первые шаги делает. А во многих странах мира почти все школы уже инклюзивные.
    Inclusive education — переводится на русский язык по-разному: «включенное образование», «включающее образование», «совместное обучение» и т. д. Инклюзив — это когда дети с инвалидностью учатся в обычных школах. Или лучше так: необычные дети — в обычной школе. «Включение» необычных детей в обычную школу не просто новый подход — это развитие гражданского общества. Ведь что такое г/о? Это и есть включение людей друг в друга. Всех во всех. Потому что мы все — другие, потому что мы все — разные. Разные, другие — по национальности, по богатству или бедности, по уму, таланту, красоте, счастью-несчастью, по карьере, возрасту, профессиям, по трусости-смелости, радости-печали.

    *** Митинг без политики был веселым и радостным. Никакого пафоса, никакого надрыва, никаких жалоб. Никто никого не обличал и не ненавидел.
    Взрослые и дети, в колясках и без, те, кто не видит и кто не слышит, с синдромом Дауна и детским церебральным параличом и т. д. Яркие майки, разноцветные плакаты «Дети должны учиться вместе!», музыка, улыбки. И солнца так много — как будто на заказ.

    Ирина Ясина, член президентского Совета по гражданскому обществу и правам человека, говорит: «Знаете, в Америке я познакомилась с женщиной, которая в 2 года переболела полиомиелитом. Ее зовут Джуди. Она живет в Вашингтоне. Сейчас ей 61 год. Когда Джуди была совсем маленькой, ее страна тоже почти ничего не могла сделать для таких, как она. А сегодня Америка — самое приспособленное для инвалидов место в мире. И это случилось в течение одной человеческой жизни. А мы просто немножко отстали. Не на века. Надо уметь собираться вместе и добиваться своих целей. И что-то будет меняться в сторону хорошего. Уже меняется. Четыре года назад я очутилась в инвалидном кресле. Было страшно. Помню, как в консерватории на служебном входе (только там есть лифт) охранники мне сказали: «Инвалид? Сиди дома». Но вот прошло совсем немного времени — и статус инвалидов закреплен у нас в законе. И социальные сети заработали сильно и мощно — я вижу, сколько на митинг пришло ребят, с которыми я переписываюсь в Живом Журнале. Они — не инвалиды. Но тоже за то, чтобы необычные дети учились в обычных школах».

    Слово берет актер Сергей Белоголовцев. У Сергея — сын Женя имеет ДЦП (детский церебральный паралич). Психологи настаивают, что нужно говорить именно так: «имеет ДЦП», а не «страдает ДЦП», или «жертва ДЦП», или «дэцэпэшник». Сергею и его семье было трудно с Женей. Он не очень аккуратно ел, часто падал. Но семье удалось (у Сергея и его жены еще двое сыновей) создать такую обстановку, что Женя и дома, и в школе — обычной — ни в чем не чувствует себя ущемленным. «Нужно преодолевать в себе равнодушие, страх, — сказал Сергей Белоголовцев на митинге без политики. — И так выстраивать отношения в обществе, чтобы оно, наше общество, было красивым, чистым, добрым домом. Не отдельно для инвалидов. Для всех. И для детей-инвалидов в том числе. Правильные отношения — вот что важнее всего».

    *** « Мы считаем и торжественно заявляем о том, что:
    — каждый ребенок имеет уникальные особенности, интересы, способности и учебные потребности;
    — необходимо разрабатывать системы образования и выполнять образовательные программы таким образом, чтобы принимать во внимание широкое разнообразие этих особенностей и потребностей;
    — обычные школы с такой инклюзивной ориентацией являются наиболее эффективным средством борьбы с дискриминационными воззрениями
    <…>»
    Саламанкская декларация о принципах, политике и практической деятельности в сфере образования лиц с особыми потребностями, принятая «Всемирной конференцией по образованию лиц с особыми потребностями: доступ и качество». Саламанка, Испания, 7–10 июня 1994 года.
    333 участника этой конференции представляли 92 правительства и 25 международных организаций.

    NB! «Мы считаем и торжественно заявляем…» Не просим, не уговариваем, не бьем на жалость… А — считаем и заявляем. И делаем это торжественно.

    Главное — погладить КОТА.

  • nacida libre

    Сообщений: 15873

    (Окончание)

    Выше пандуса не прыгнешь? /// 2009 год, Москва

    Источник: Новая Газета. № 59 от 5 июня 2009 г.

    * 5 августа 2008 года президент России Д. Медведев принял решение о подписании Конвенции ООН о правах инвалидов и поручил МИДу России подписать от имени Российской Федерации указанную Конвенцию.
    24 сентября 2008 года в штаб-квартире ООН министр иностранных дел C. Лавров от имени Российской Федерации подписал Конвенцию о правах инвалидов. Этим Россия берет на себя обязательства по выполнению 24-й статьи Конвенции ООН о правах инвалидов — «Образование», где говорится о том, что в целях реализации права инвалидов на образование «государства-участники обеспечивают инклюзивное образование на всех уровнях».

    Очень хорошо, что Россия 24 сентября 2008 года подписала эту Конвенцию. Надеюсь, и жить мы будем по ней, а не по юридическому словарю. И это не вопрос формулировки, не уточнение терминологии.
    В современном международном праве и в международном сообществе НОРМАТИВНЫМ признается социальное понимание инвалидности.
    Социальная модель определяет причину инвалидности не в самом заболевании как таковом, а в существующих в обществе физических, организационных или отношенческих барьерах, стереотипах и предрассудках.
    При такой модели ребенок с инвалидностью — не «носитель проблемы». Все ровно наоборот. Проблемы и барьеры создает общество.
    «Медицинская» модель определяет инвалидность как нарушение здоровья. Ребенка с инвалидностью при таком подходе надо лечить, изолировав — и надолго! — от общества.

    Старая парадигма: полноценное большинство — неполноценное меньшинство.

    Новая парадигма: общество, где очень разные, очень другие люди включены друг в друга .

    Так что инклюзия не сводится к физическому перемещению детей из системы специального образования в общее образование. Инклюзия — это реализация права и создание условий.

    *** На митинге без политики Валентина Дроздкова первым делом сказала в микрофон, что «мы учимся в обычной школе». Ну, конечно, это ее сын Кирилл там учится(лся). Но так говорят все мамы детей-инвалидов: мы учимся, мы делаем, мы стремимся… Они — всегда вместе.
    Кирилл не ходит с детства. Атрофия мышц. Он все время сидел в квартире. Почти один. Только с мамой и папой. И часто спрашивал маму Валю: «Что я — плохой человек? Почему у меня нет друзей?».
    Короче, когда Кириллу исполнилось 7 лет, Валя решила отдать его в обычную школу.
    — Я очень боялась звонить в эту обычную московскую школу № 1161. Люди из одного фонда предлагали мне: «Давайте мы позвоним…». Но я сказала: нет! Я — сама! И — позвонила. Мне казалось, сейчас пошлют, скажут: «Сидите дома!». Но директор Евгения Сергеевна Плекина была так доброжелательна, так внимательна, так участлива, что я растерялась. Помню, Евгения Сергеевна спрашивает меня: «А что, у вашего сына проблемы?» И я: «Да! Да!! Да!!!». Она прямо опешила: «А что с такой радостью?». «Да это от страха», — призналась я. Ну, короче, взяли нас в эту школу. Она в Южном Бутове находится. И Кирилл стал там учиться. И вот на днях начальную школу окончил, на все «пятерки». Сначала на нас с Кириллом удивленно так смотрели, почему, мол, мы здесь, но быстро привыкли. Нет, нас никто не обижал. Ни детки, ни взрослые. Наоборот. Часто спрашивали: «А чем вам помочь?». Начальная школа на первом этаже. На крыльце есть пандус. Иногда, правда, какие-то занятия были на втором этаже, так или ребята помогали мне коляску с Кириллом перенести туда, или я сама как-то приспосабливалась. Но это очень редко было. Кирилл учился на одни «пятерки». У него появились друзья. Мальчишки говорили ему: «Побежали в прятки играть?». Я говорю: «Он же не может, вы что, забыли?». А мальчишки — мне: «А давайте вы вместе с ним будете прятаться».
    Но вот на следующий год все занятия в школе будут на втором, третьем и четвертом этажах. И каждый день. А это означает, что без лифта (или подъемника) не обойтись.
    Я обратилась в окружком, это типа роно. Там мне сказали: «Вы что, не слышали? У нас — кризис. Денег нет. Какие подъемники? И что это все — ради одного вашего мальчика?» Потом кто-то мне сказал, что департамент образования правительства Москвы обещал что-то сделать. Но это не точно. Я опять ничего не знаю. Куда бежать, кого просить. Кириллу — 11 лет. Он так радостно учился. Так счастлив был в дружбе с одноклассниками. А теперь что? Опять сидеть дома одному? Директор школы очень хорошая, заслуженный учитель. Она хочет нам помочь, но тоже не знает как. Разные люди услышали про нашу беду, предлагают собрать деньги, за лето построить в школе подъемник. Но опять же, с кем это надо согласовывать, как добиться разрешения?

    Валентина рассказывает, а сама смотрит — очень счастливыми глазами — на сына. А Кирилл смотрит на сценку, которую разыгрывает прямо здесь, в Новопушкинском сквере, «Театр Простодушных». В этом театре 18 актеров. Все — инвалиды, люди с синдромом Дауна. По словам художественного руководителя «Театра Простодушных» Игоря Неупокоева, это «театр огромного преодоления».
    Когда они были совсем маленькими, этих актеров считали «неподдающимися обучению». И вообще относились к ним, как к неодушевленным предметам. А теперь их знают и в России, и во всем мире. Они невероятно талантливы, вдохновенны, пластичны, артистичны, индивидуальны, уникальны. Такую внятную артикуляцию, такую отчетливую сценическую речь я слышала только в театрах Петра Фоменко и Льва Додина, и больше нигде.

    *** Инклюзив — это не просто какая-то очередная реформа специального образования.
    Прочтите внимательно письмо девочки-инвалида:
    «Я думаю, это лучше для нас — учиться вместе, ведь живем мы все в ОДНОМ мире; но нужно, конечно, много смелости для нас, чтобы довериться, а для взрослых нужно преодолеть страх перед нами и душевную лень. И тогда многие проблемы отпадут и всем лучше будет! »
    Соня Ш., 15 лет, ученица средней общеобразовательной школы № 1321, Москва (из сообщения на интернет-форуме, посвященном проблемам инклюзивного образования)

    P. S. Насчет подъемника — очень странно. Мы же не обсуждаем, ставить туалеты в школах или не ставить. Почему по поводу подъемника разводим дискуссии? Что значит — «только для одного»? Один — это уже очень много.
    И что значит: «у нас — кризис»? Сколько можно все радостно валить на кризис?

    Главное — погладить КОТА.

  • nacida libre

    Сообщений: 15873

    21 Июля 2011 года

    В Бурятии 1 сентября примет учеников первая в республике инклюзивная школа

    В школе на равных со всеми будут получать образование дети с ограниченными возможностями. Сейчас в здании, которое оборудовано пандусами и подъемниками, завершается ремонт.

    ...новая школа все равно, что лабиринты египетских пирамид. 13 тысяч квадратных метров площади и количество кабинетов кажется бесчисленным. Но главная особенность этой школы — в её инклюзивности. Наряду с обычными учениками посещать занятия смогут дети с ограниченными физическими возможностями любого возраста. Для их комфорта здесь широкие коридоры, отдельные санузлы со специальными поручнями, пандусы, подъемники и даже три лифта в разных частях здания, чтобы перемещение ребенка по территории школы не было ограничено.

    «Я думаю, в любом городе и селе ситуация эта актуальна, — говорит директор Кяхтинской средней общеобразовательной школы № 2. — Для нашего города не исключение. У нас есть дети, которым нужно обучаться в школе. Все равно общение и социализация ребенка будет только при общении с ровесниками».

    На сегодня только в Кяхтинском районе — больше 120 детей-инвалидов. Многие из них проходят обучение дистанционно с помощью Интернета либо с учителями на дому. Открытие первой в республике безбарьерной школы, уверены преподаватели, обязательно подтолкнет родителей к мысли, что их ребенок, пусть даже с тяжелым диагнозом, может посещать школу согласно общему расписанию. К тому же уже сейчас здесь разрабатывают систему доставки детей на учебу специальным транспортом.

    «Дети должны обучаться в обществе вместе с другими детьми. Чтобы народ принимал их такими, какие они есть».

    «Мы хотим отдать нашего ребенка сюда, чтобы он учился. Мы хотим, чтобы ребенок, даже если болеет, не чувствовал этого, а чувствовал, что может учиться».

    Это еще и один из самых современных и крупнейших проектов в России. Электронные библиотеки, отдельные и просторные читальные залы, спортивные площадки, огромная пришкольная территория. Горячую воду здесь получают с помощью солнечных водонагревателей на фасадах и крыше, а зимой, когда температуры опустятся далеко за 30, отапливаться помещения будут газом.

    Буквально через несколько недель школа получит оборудование для лифтов. В августе учебное заведение уже обретет свой окончательный вид. 1 сентября, в День знаний, больше тысячи учеников займут свои места за партами.

    Главное — погладить КОТА.

  • старая перечница

    Сообщений: 74172

    Молодцы!
    В За(При?)байкалье вообще, похоже, активно работают с реабилитацией детей-инвалидов. Это не единственный значимый проект в тех местах.

    "Все мгновенно, все пройдет; Что пройдет, то будет мило".

  • nacida libre

    Сообщений: 15873

    Вот так выглядит эта школа:

    Главное — погладить КОТА.

  • горгулья

    Сообщений: 12060

    В ответ на: Инклюзивное образование не предполагает помещение детей с особенностями в обычные классы
    именно это и предполагает

  • старая перечница

    Сообщений: 74172

    Под "обычными" я имела в виду совсем обычные: в тех же помещениях, с теми же детьми, педагогами и оборудованием.
    Надо бы поточнее выражовываться. :хммм:
    При инклюзии детям с ОВЗ создаются дополнительные удобства, не говоря уже о подготовке педагогов.

    "Все мгновенно, все пройдет; Что пройдет, то будет мило".

  • nacida libre

    Сообщений: 15873

    К 1 сентября в Гродно откроется первая в области школа с безбарьерной средой /// 21 июля 2011 года

    Школа в микрорайоне «Вишневец-3» рассчитана на 930 учеников. В здании предусмотрены лифт, пандусы и специально оборудованные помещения для детей-инвалидов. Уже сейчас обустраиваются два компьютерных класса, лингафонный кабинет, актовый и спортивный залы, стадион, два теннисных корта, тренажерный зал, библиотека с компьютерами, подключенными к интернету, столовая на 280 мест, медицинский и стоматологический кабинеты, кабинеты психологической разгрузки и отдыха для учащихся, 33 учебных кабинета.

    Педагогический коллектив школы формируется на конкурсной основе из учителей высшей и первой категорий.

    Создание безбарьерной среды при строительстве образовательных учреждений — требование новых строительных нормативов. Это даст возможность внедрять в среднюю школу интегрированное обучение, когда дети с ограниченными возможностями здоровья будут учиться вместе с обычными школьниками.

    Источник: http://s13.ru/archives/26023

    Главное — погладить КОТА.

  • nacida libre

    Сообщений: 15873

    Внедрение модели инклюзивного образования в школах /// 3 августа 2011 года

    В двух уфимских школах дети-инвалиды будут учиться вместе со здоровыми сверстниками

    В этих школах предполагается внедрение модели инклюзивного образования. Экспериментальные площадки будут открыты в СОШ № 7 Советского района и № 87 Калининского района.

    Главный специалист-эксперт отдела специального образования и охраны прав детства Министерства образования РБ: — В школах классы будут сформированы таким образом, чтобы дети с ограниченными возможностями обучались вместе со своими здоровыми сверстниками. Для этого создадут условия для беспрепятственного передвижения всех учащихся. В первую очередь установят пандусы и поручни. Ремонтные работы здесь уже ведутся.
    На реконструкцию и приобретение необходимого оборудования выделено 4 миллиона 400 тысяч рублей, причем 2 миллиона 350 тысяч — из бюджета Уфы, остальная сумма — из федерального бюджета.
    Этот проект реализуется в рамках федеральной целевой программы «Доступная среда» на 2011—2015 годы.

    Главное — погладить КОТА.

  • nacida libre

    Сообщений: 15873

    За опытом инклюзивного образования — в Австрию /// 10 июня 2011 года

    Зампредседателя комитета по образованию Администрации города Улан-Удэ съездила в Австрию за опытом организации инклюзивного образования. Поездка была профинансирована за счет грантового проекта Европейского Союза «Создание движения «За инклюзивное образование в России».

    В российскую делегацию входили руководители и заместители руководителей департаментов образования Улан-Удэ, Самары, Сыктывкара, Томска, Воронежа. Был представитель московского института развития инклюзии, а также родительница ребенка с инвалидностью.

    В Вене делегацию утром повезли в детский сад интегративного типа. Сразу бросились в глаза уют и красочность помещений, высокая оснащенность специальным оборудованием для детей с ограниченными возможностями здоровья.

    Сад работает с 6:30 до 17:30. Есть в городе и сады, работающие до 20:00 часов.

    Детский сад расположен в жилом доме на 1-м этаже, что у нас до сих пор абсолютно неприемлемо.
    Спальных комнат нет, дети спят на матрасиках, которые расстилаются на полу по желанию детей (полы утепленные).

    На стене находится своеобразное панно с крючками — для того, чтобы дети в течение дня помещали свое фото на тот крючок, где изображен вид деятельности в садике, которым ребенок намерен заниматься по желанию.

    В группе кроме воспитателя на 4 ребенка-инвалида и 16 здоровых детей находятся еще несколько взрослых-сопровождающих, в зависимости от сложности заболевания детей с ограничениями здоровья. Эти сопровождающие — из воспитателей и волонтеров. В этом садике еще есть 2 группы по 8 детей и по 4 педагога для особенно сложных случаев заболевания.

    В венских садах имеется более 250 интегративных групп для детей-инвалидов.

    Россияне посетили Центр помощи детям, страдающим аутизмом, который финансируется магистратом. Родители доплачивают, по словам директора Центра Мартина Филлинга, 15 евро (приблизительно 600 рублей) в месяц. Это частно-муниципальное учреждение, в котором работают 50 "сопровождающих" для детей, страдающих аутизмом, большинство из которых студенты.

    Затем была встреча с австрийским представителем по защите прав детей-инвалидов профессором Эрвином Бухингером — бывшим министром по социальной защите граждан Австрии. Он до сих пор защищает и продвигает интересы инвалидов на государственном уровне. Проблемы те же, что и у россиян: не везде есть подъемники, поручни в туалетах, коридорах, подъезды к зданиям.

    Всего в Австрии — 660 интегративных классов на 4,5 млн. населения.

    30-летняя история продвижения интегративного образования в Австрии представляет собой в настоящее время отлаженную систему сопровождения ребенка-инвалида.

    С 0 до 3 лет — сопровождение детей на дому «Мобильная помощь» — ранняя поддержка.
    С 3 до 6 лет — детский сад (специализированный или интегративный).
    С 6 лет до 4-го класса — начальная школа.
    С 5-го по 8-й класс — обязательное обучение детей-инвалидов.

    Далее — по состоянию здоровья или желания родителей — дальнейшее обучение.

    Особенно впечатлило посещение Центральной школы для детей с проблемами слуха. Великолепные условия, отработанная, продуманная система образования в инклюзивном режиме, доброжелательная обстановка.
    Образование — бесплатное, родители доплачивают на канцтовары и другие мелкие нужды.
    В начальных классах в основном по 18 детей (12 — без инвалидности, 6 — с ограниченными возможностями здоровья), в средних классах — по 20 детей.
    В классе 2 педагога: один педагог общеобразовательной школы и один специальный педагог.
    После окончания школы дети получают стандартное свидетельство.

    Посетили россияне и Парламент Австрии, где встретились с депутатом Парламента профессором Хуаниггом. Человек удивительной, сложной судьбы, сам инвалид-колясочник, он является представителем интересов людей с инвалидностью в высшем законодательном органе Австрии.

    Главное — погладить КОТА.

  • старая перечница

    Сообщений: 74172

    Спасибо Вам большое за конкретные примеры!

    Мы как раз сейчас ходим по инстанциям и доказываем, что наши дети имеют те же права на образование и социализацию, что и "обычные".
    Вот прям с этими цитатами и пойду. :улыб:

    "Все мгновенно, все пройдет; Что пройдет, то будет мило".

  • nacida libre

    Сообщений: 15873

    Совпадение! Не поверите! Вчера, когда размещала эти материалы, думала о Вас и о том, что — уверенность была такая — они именно Вас заинтересуют и будут Вам полезны.
    И поняла еще одно, важное: все подобные добрые начала в некоторых регионах — исключительно по госпрограмме и делаются. Не по человечной воле (хотя без нее не обошлось, разумеется) должностных лиц, а точно по пунктам. Если рассуждать от обратного, то невыполнение программы — как раз-таки и есть нарушение задания государства.
    Другое дело, что не готовы кадры, помещения, нет финансирования... Но категоричного "нет!" не может быть сказано в какой-либо из властных структур.

    Главное — погладить КОТА.

  • nacida libre

    Сообщений: 15873

    _ 9 августа 2011 года _

    Дети с ограниченными возможностями будут учиться в средних школах Шымкента

    С 1 сентября в Шымкенте вводится инклюзивное обучение — дети с ограниченными возможностями будут учиться в обычных средних школах Шымкента, сообщили в городском отделе образования.

    В Шымкенте есть 6 новых школ, в которых предусмотрены все условия для обучения детей с нарушениями опорно-двигательного аппарата — пандусы, лифты, то есть безбарьерные условия.

    Кроме того, в школе № 24 после капитального ремонта также появилось необходимое оборудование.

    В учебных заведениях, куда поступят ребята с ограниченными возможностями, откроют и логопедические кабинеты.

    По данным городского отдела образования, в Шымкенте 340 детей школьного возраста с ограниченными возможностями. Сейчас ведется работа с их семьями. В числе других вопросов придется решать и способы транспортировки ребят с ограниченными возможностями в школу. В бюджете на это денег пока не предусмотрено.

    Источник: http://inform.kz/rus/article/2397547

    Главное — погладить КОТА.

  • nacida libre

    Сообщений: 15873

    Школьное оборудование для детей-инвалидов — необходимая составляющая инклюзивного образования,
    открывающая детям с ограниченными возможностями путь к обучению вместе со своими сверстниками


    Вход в школу
    * Для детей-инвалидов с нарушением опорно-двигательного аппарата у входа в школу необходимо установить пандус.
    * Пандус должен быть достаточно пологим (10—12 градусов), чтобы ребенок на коляске мог самостоятельно подниматься и спускаться по нему. Ширина пандуса должна быть не менее 90 см. Необходимыми атрибутами пандуса являются ограждающий бортик (высота — не менее 5 см) и поручни (высота — 50—90 см), длина которых должна превышать длину пандуса на 30 см с каждой стороны. Ограждающий бортик предупреждает соскальзывание коляски.
    * Двери должны открываться в противоположную сторону от пандуса, иначе ребенок на коляске может скатиться вниз.
    * Вход в школу рекомендуется оборудовать звонком для предупреждения охраны.
    * Для детей-инвалидов по зрению крайние ступени лестницы при входе в школу необходимо покрасить в контрастные цвета. Лестницы в обязательном порядке должны быть оборудованы перилами. Дверь тоже необходимо сделать яркой контрастной окраски. На стеклянных дверях яркой краской должны быть помечены открывающиеся части.

    Внутреннее пространство школы
    * Коридоры по всему периметру школы необходимо оснастить поручнями.
    * Ширина дверных проемов должна быть не менее 80—85 см, иначе человек на инвалидной коляске через нее не пройдет.
    * Для того чтобы человек на коляске смог подняться на верхние этажи, в школьном здании должен быть предусмотрен хотя бы 1 лифт (возможно, понадобится ограничить доступ в него остальных учащихся), а также подъемники на лестницах.
    * Если в школе есть телефон-автомат, его надо повесить на более низкую высоту, чтобы ребенок на инвалидной коляске смог им воспользоваться.
    * Для детей-инвалидов по зрению необходимо предусмотреть разнообразное рельефное покрытие полов: при смене направления меняется и рельеф пола. Это может быть и напольная плитка и просто ковровые дорожки. Крайние ступени внутри школы, как и при входе, нужно покрасть в яркие контрастные цвета и оборудовать перилами. Названия классных кабинетов должны быть написаны на табличках крупным шрифтом контрастных цветов. Необходимо дублировать названия шрифтом Брайля.

    Школьная раздевалка
    * Детям-инвалидам нужно выделить зону в стороне от проходов и оборудовать ее поручнями, скамьями, полками и крючками для сумок и одежды и т. д. Также можно для этих целей выделить отдельную небольшую комнату.

    Школьная столовая
    * В столовой следует предусмотреть непроходную зону для учащихся-инвалидов.
    * Ширину прохода между столами для свободного передвижения на инвалидной коляске рекомендуется увеличить до 1,1 м.
    * Желательно, чтобы эти столы находились в непосредственной близости от буфетной стойки в столовой.
    * В то же время нежелательно детей-инвалидов сажать в столовой отдельно от остальных одноклассников.

    Школьный туалет
    * В школьных туалетах надо предусмотреть 1 специализированную туалетную кабинку для инвалидов с нарушением опорно-двигательного аппарата (в том числе и инвалидов-колясочников) размерами не менее 1,65 м на 1,8 м. Ширина двери в специализированной кабине должна составлять не менее 90 см.
    * В кабине рядом с одной из сторон унитаза должна быть предусмотрена свободная площадь для размещения кресла-коляски для обеспечения возможности пересадки из кресла на унитаз.
    * Кабина должна быть оборудована поручнями, штангами, подвесными трапециями и т. д. Все эти элементы должны быть прочно закреплены.
    * Не менее одной раковины в туалете следует предусмотреть на высоте 80 см от пола. Нижний край зеркала и электрического прибора для сушки рук, полотенце и туалетная бумага располагаются на такой высоте.

    Спортивный зал
    * Раздевалку, душевую и туалет при физкультурном зале для детей-инвалидов с нарушениями опорно-двигательного аппарата также необходимо оборудовать широкими проходами и дверными проемами,
    ширина которых должна быть не менее 90 см. Инвалидная коляска должна входить в душевую кабину целиком.

    Школьная библиотека
    * В читальном зале школьной библиотеки часть кафедры выдачи книг необходимо понизить до уровня не выше 70 см. Несколько столов также нужно сделать на такой высоте.
    * Книги, находящиеся в открытом доступе, и картотеку рекомендуется располагать в пределах зоны досягаемости (вытянутой руки) человека на коляске, т. е. не выше 1,2 м при ширине прохода у стеллажей или у картотеки не менее 1,1 м.

    Классные кабинеты
    * В учебных классах ребенку-инвалиду необходимо дополнительное пространство для свободного перемещения.
    * Минимальный размер зоны ученического места для ребенка на коляске (с учетом разворота инвалидной коляски) — 1,5 х 1,5 м.
    * Детям-инвалидам с нарушениями опорно-двигательного аппарата около парты следует предусмотреть дополнительное пространство для хранения инвалидной коляски (если ребенок пересаживается с нее на стул), костылей, тростей и т.д.
    * Ширина прохода между рядами столов в классе должна быть не менее 90 см.
    * Такая же ширина должна быть у входной двери без порога.
    * Желательно оставить свободным проход около доски, чтобы ребенок на коляске или на костылях смог спокойно перемещаться там.
    * Если занятия проходят в классе, где доска или какое-либо оборудование находится на возвышении, это возвышение необходимо оборудовать съездом.
    * Детям-инвалидам по зрению нужно оборудовать одноместные ученические места, выделенные из общей площади помещения рельефной фактурой или ковровым покрытием поверхности пола. Необходимо уделить внимание освещению рабочего стола, за которым сидит ребенок с плохим зрением и помнить, что написанное на доске нужно озвучивать для того, чтобы он смог получить информацию. Парта ребенка со слабым зрением должна находиться в первых рядах от учительского стола и рядом с окном. Когда используется лекционная форма занятий, учащемуся с плохим зрением или незрячему следует разрешить пользоваться диктофоном — это его способ конспектировать. Пособия, которые используются на разных уроках, должны быть не только наглядными, но и рельефными, чтобы незрячий ученик смог их потрогать.
    * Детям-инвалидам по слуху необходимо оборудовать ученические места электроакустическими приборами и индивидуальными наушниками. Для того чтобы слабослышащие дети лучше ориентировались, в классе следует установить сигнальные лампочки, оповещающие о начале и конце уроков.

    Территория школы
    * Для обеспечения безопасности и беспрепятственного перемещения детей с инвалидностью по школьной территории следует предусмотреть ровное, нескользкое асфальтированное покрытие пешеходных дорожек.
    * Имеющиеся на пути небольшие перепады уровней должны быть сглажены. Ребра решеток на пешеходных дорожках должны располагаться перпендикулярно направлению движения и на расстоянии друг от друга не более 1,3 см. В нескольких местах с бордюрного камня тротуара должен быть устроен съезд шириной не менее 90 см. Для этого рекомендуется покрыть поверхность дорожки направляющими рельефными полосами и яркой контрастной окраской. Оптимальными для маркировки считаются ярко-желтый, ярко-оранжевый и ярко-красный цвета.

    Источник: http://inclusion.vzaimodeystvie.ru/news/kak-dolzhny-byt-oborudovany-inklyuzivnye-shkoly

    Главное — погладить КОТА.

  • nacida libre

    Сообщений: 15873

    Письмо Министерства образования и науки Российской Федерации
    от 18 апреля 2008 года № АФ-150/06


    О создании условий для получения образования детьми с ограниченными возможностями здоровья и детьми-инвалидами

    Во исполнение пункта 5 раздела III протокола заседания президиума Совета при Президенте Российской Федерации по реализации приоритетных национальных проектов и демографической политике (далее — протокол) Минобрнауки России направляет рекомендации по созданию условий для получения образования детьми с ограниченными возможностями здоровья и детьми-инвалидами в субъекте Российской Федерации.

    Указанные рекомендации могут быть использованы при подготовке региональных программ развития образования для детей с ограниченными возможностями здоровья и детей-инвалидов, которые в соответствии с пунктом 6 раздела III протокола высшим должностным лицам (руководителям высших исполнительных органов государственной власти) субъектов Российской Федерации рекомендовано представить в Минобрнауки России в срок до 1 июля 2008 года.

    Министр А. А. Фурсенко
    . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

    В приложении к письму даны "Рекомендации по созданию условий для получения образования детьми с ограниченными возможностями здоровья и детьми-инвалидами в субъекте Российской Федерации".

    Главное — погладить КОТА.

  • nacida libre

    Сообщений: 15873

    Специальный федеральный государственный стандарт начального школьного образования детей с расстройствами аутистического спектра
    Основные положения

    Москва
    2010


    ВВЕДЕНИЕ

    Специальный стандарт начального школьного образования детей с расстройствами аутистического спектра (РАС) являются неотъемлемой частью государственных стандартов начального школьного образования детей с ОВЗ. Так же как все другие дети с ОВЗ, дети с аутизмом могут реализовать свой потенциал социального развития при условии вовремя начатого и адекватно организованного обучения и воспитания — образования, обеспечивающего удовлетворение как общих с нормально развивающимися детьми, так и особых образовательных потребностей, заданных спецификой нарушения психического развития.

    В настоящее время детский аутизм рассматривается, прежде всего, как особый тип нарушения психического развития, нуждающегося в своих формах коррекционной работы психолога и педагога. Современные представления о детском аутизме, в которые большой вклад внесли результаты многолетнего изучения особенностей психического развития при аутизме, и опыт более чем тридцатилетней психолого-педагогической помощи детям с аутизмом накопленный в ИКП РАО, позволяют создать и обосновать макет специального Федерального государственного стандарта начального школьного образования детей с аутизмом.
    . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

    Для ознакомления с полным текстом стандарта следует пройти по ссылке в названии.

    Главное — погладить КОТА.

  • nacida libre

    Сообщений: 15873

    Почему интеграция в образовании закономерна и неизбежна

    Показать скрытый текст
    Малофеев Н. Н.
    Со времени принятия ООН Деклараций “О правах умственно отсталых лиц” (1971), “О правах инвалидов” (1975) прошло почти сорок лет, за это время мировое сообщество пересмотрело свое отношение к детям с нарушениями физического и умственного развития. Изменилися правовой статус этих детей, изменилась философия, цели, задачи и содержание, специального образования, поменялась даже терминология, теперь мы говорим о детях с особыми образовательными потребностями, детях с ограниченными возможностями здоровья.
    Отлаженные национальные системы специального образования, которыми еще вчера гордились, повсеместно подверглись тотальной модернизации. Стратегическим направлением преобразований поочередно объявляются: включение в общий поток, интеграция, инклюзия. Если мы хотим понять, почему это произошло, был ли переход к социальной и образовательной интеграции закономерным и неизбежным, нам следует обратиться к анализу тех социально-культурных факторов, под влиянием которых произошли столь значительные изменения.

    Новые ценности и идеалы: от унитарного социума к построению открытого гражданского общества
    В 60-е годы ХХ столетия возникла, а в последующие десятилетия получила реальное воплощение концепция “открытого гражданского общества”. Экономически развитые страны с либерально-демократической системой правления перестали рассматривать общество как унитарный социум, постепенно отказываясь от представления о том, что каждый его член обязан соответствовать принятому стандарту. Формируется новое понимание мира как сообщества, включающего различные микросоциумы, от равноправного взаимодействия которых зависит прогресс человечества. Провозглашается равенство людей в их способности определять свое социальное положение. “Наша эпоха, — по словам Р. Гароди, — стремится к открытому обществу, члены которого не впадают ни в тоталитаризм, ни в индивидуализм, к обществу, где есть единение полифонии, как в хорошо исполненном танце, открытость творчеству, грядущему, пророчествам и утопиям”.
    В обществе, переставшем считать себя унитарным, социальное маркирование национальных, этнических, политических, религиозных, сексуальных, а также физически или интеллектуально несостоятельных меньшинств становится недопустимым, что и фиксирует законодательство, но уже не на уровне отдельно взятой европейской страны, а на уровне мирового сообщества. Применительно к лицам с нарушениями в развитии — это Декларации ООН “О правах умственно отсталых лиц” (1971), “О правах инвалидов” (1975).
    Идеи социальной интеграции инвалидов в 70-е годы возникают и реализуются в контексте экономического подъема, либерально-демократических реформ, общественного противостояния идеям дискриминации людей по расовому, национальному, религиозному, гендерному, возрастному и другим признакам. Борьба против дискриминации меньшинств способствует формированию новой культурной нормы — уважению к различиям между людьми, признанию права человека быть не таким как большинство. Изменение отношения к инвалидам стало естественным фрагментом более глобальных и системных изменений в понимании прав человека и прав меньшинств, закономерной составляющей широкого антидискриминационного контекста.
    Европейские правительства подписывают Заключительный Акт СБСЕ (1975), закрепивший принципы суверенного равенства не только государств, но и отдельных людей. Вполне закономерно, что подписанный европейцами документ об уважении прав и свобод человека совпадает и по духу, и по букве, и даже по году принятия с Декларацией ООН “О правах инвалидов”.
    Концепции открытого гражданского общества соответствует идея единого европейского дома, которая в 70-е годы находит на континенте все больше сторонников. Ширятся ряды членов ЕЭС, к Содружеству присоединяются Великобритания, Дания, Ирландия (1973), несколько позже, после установления в них демократическо-либеральных режимов — Греция (1978), Испания и Португалия (1985).
    Последнюю треть XX столетия достигшая экономического благополучия и укоренившая нормы либерально-демократического устройства Западная Европа проживает под знаменем социальной интеграции, мечтая упразднить не только государственные границы, но и всяческие барьеры, разделяющие людей или ограничивающие их права и возможности.
    Изменение социально культурного контекста закономерно повлекло за собой необходимость пересмотра используемой ранее терминологии в отношении лиц с отклонениями в умственном или физическом развитии. Общество, противостоящее всем видам дискриминации, провозглашающее уважение к различиям между людьми, переставшее рассматривать отличия как недостаток, не могло продолжать пользоваться терминами предшествующего периода (аномальный, инвалид, ребенок с отклонением в развитии), маркирующими человеческую непохожесть как недостаток, неполноценность. Перемены отношения общества и государства к людям отличающимся от большинства, оказались в последние десятилетия ХХ века столь глубокими, что потребовали проведения определенной языковой политики: введения и пропаганды новой лексики.
    Одним из первых (приблизительно с 1972 года) вошел в широкий обиход термин “нормализация”. “Вначале, — пишет С.Дж. Рут, — он использовался по отношению к людям с врожденными недостатками, но Вольфенсбюргер распространил его на все общественные службы, особенно на те, которые занимаются социально депривированными людьми. Вольфенсбюргер определил нормализацию как “использование культурных средств для того, чтобы люди обрели возможность жить полноценной культурной жизнью”. Он подчеркнул необходимость уважения прав инвалидов на получение возможности пройти нормальный путь развития жизненного цикла”.
    Доклад Комиссии по правам человека ЮНЕСКО “Права человека и инвалидность” (1991) содержит специальный раздел “Предрассудки в отношении инвалидов и их дискриминации”, отражающий позицию европейского сообщества и касающийся необходимости пересмотра прочно устоявшихся определений. “Набор терминов, употребляемых в языке и юридических текстах при определении не только признаков инвалидности, но и самих инвалидов, — убеждены эксперты ООН, — ограничен, а в ряде случаев они носят уничижительный характер”.
    Так, например, в испанском языке имеется множество слов, характеризующих людей с недостатками: minusvalidos, invalidos, impedidos, lisiados, incapacitados, paraliticos, mutilados, retrasados и т. д., и хотя каждый термин несет определенную смысловую нагрузку, они иногда используются без всякого различия и нередко влекут за собой унижение достоинства человека. Таков, например, термин “инвалид” по-испански означает “не имеющий ценности”. <…> В настоящее время отмечается тенденция избегать указания на функциональные недостатки людей, так, например, “слепые” называются “лицами, лишенными зрения”. Во французском языке также отмечается подобная тенденция: слово “aveugle” все чаще заменяется термином “non voyant”.
    Проиллюстрируем сказанное цитатой из популярной брошюры, выпущенной британской Ассоциацией синдрома Дауна: “Иногда можно услышать выражение “даун”. На самом деле более правильным будет говорить о “личности, у которой наблюдается синдром Дауна”. В первую очередь они — люди. Тот факт, что у них синдром Дауна — вторичен. Синдром Дауна — это не болезнь, так что неправильно говорить, что люди страдают от него, или что их нужно лечить. Раньше о людях с синдромом Дауна было принято говорить, как об умственно отсталых. На самом деле более правильным будет сказать, что у этих людей наблюдаются трудности в обучении. Термин “умственная отсталость” ассоциируется с такими унизительными понятиями как “дурак”, “ненормальный” и предполагает старомодный стереотип — как будто эти люди зависимы и неспособны к самостоятельности… Также часто используется такие термины, как “интеграция” и “сегрегация”. Когда это касается людей с трудностями в обучении, слово “сегрегация” предполагает поселение в отдельном месте, изоляцию, а “интеграция” предполагает, что жизнь и деятельности таких людей будет протекать в обществе».
    Терминология, использовавшаяся европейцами на протяжении столетий (идиот, имбецил, даун, калека, слабоумный, лунатик, спастик, слепой, глухой, умственно отсталый, дислалик, ринолалик и т.п.), признается в пятом периоде политически некорректной. Широко используемый и совершенно нейтральный в предшествующем (IV) периоде, термин “Handicapped” (аномальный), в V период воспринимается как сегрегационный, поскольку указывает на недостаток, ненормальность, ущербность человека, а это стало недопустимым. Вот почему на смену термину “Handicapped children” приходит термин “Children with Special Needs”, указывающий на наличие особых потребностей у полноправных членов общества.
    В момент введения новые термины являются нейтральными и социально приемлемыми, однако с течением времени они (как и их упраздненные предшественники) приобретают вторичное негативное значение. Описываемое изменение терминологической парадигмы, несомненно, происходит под влиянием социо-культурных факторов. Не изменись взгляды европейцев на права человека и права меньшинств, не возникла бы необходимость отказываться от определения “Handicapped children”, поскольку оно полностью соответствовало представлениям унитарного общества. Но в обществе, которое приветствует полную социальную интеграцию меньшинств, ставит задачей упразднение границ и барьеров, разделяющих людей или ограничивающих их права и возможности, термин “Handicapped children” приобретает вторичное негативное значение, а потому заменяется нейтральным и социально приемлемым “Children with Special Needs”.
    Английская версия глоссария называется “terminology of special education”, испанская — “terminologia de la educacion especial”, французская — “terminologie de L’education speciale”, а русскоязычный раздел определен как “дефектологическая терминология”. Можно видеть, лишь в одном случае употребляется определение с корнем “дефект”, тогда как во всех остальных — авторы избежали его использования. Действительно, сравнение определений, предложенных в одно время представителями разных государства, позволяет зафиксировать их отличия, однако вывод о том, что одни термины корректнее других будет, на наш взгляд, неправомерным.
    Дабы не оказаться в плену заблуждений, следует понимать, что авторы глоссария представляли страны, проживающие в единое историческое время несовпадающие периоды эволюции отношения к интересующим нас детям. В результате в глоссарии оказалась сведенной воедино терминология не просто разных государств, но разных периодов эволюции отношения к инвалидам, а именно: четвертого — в СССР и пятого — на Западе. Сравнивать терминологию четвертого периода с терминологией пятого нецелесообразно и некорректно, она отражает неодинаковые социально-культурные контексты, а потому не может совпадать.
    Для западного правового сознания конца 70-х годов официальное употребление слова “дефект” применительно к человеку уже неприемлемо, ибо в пятом периоде подобное проявление воспринимается унижение достоинства и нарушение прав личности, оценивается открытым гражданским обществе как оскорбление. Население стран, в конце 70-х годов все еще переживающих четвертый период эволюции, в котором сохраняются соответствующие ценностные установки унитарного общества, считает определение с корнем “дефект” приемлемым и нейтральным. Здесь подобная лексика еще не получила, не могла получить вторичного негативного значения. Это случится позже, в результате переосмысления прав человека, прав ребенка, прав меньшинств — на этапе перерождения унитарного общества в открытое гражданское общество.
    Ратифицируя Декларации ООН “О правах умственно отсталых лиц”, “О правах инвалидов” любое государство закономерно отказывается от использования в официальных документах клинических определений, проблемы и своеобразие таких детей начинают описывать через понятия “особые социальные потребности” и “особые образовательные потребности”. “Медицинская” терминология (идиот, имбецил, даун, слабоумный, спастик, слепой, глухой, умственно отсталый, дислалик, ринолалик и др.) продолжает использоваться в сугубо профессиональном контексте, но в речевом этикете она перемещается в разряд ненормативной лексики, вытесняется из средств массовой информации и речи людей, считающих себя приверженцами европейской культурной традиции.

    Европейские государства формируют готовность общества к интеграции инвалидов
    Новая социальная и “языковая” политика не была бы в такой мере поддержана и принята обществом, если бы государство не проводило специальной работы, направленной на преодоление устоявшегося стереотипа восприятия инвалида. Социально-экономическая интеграция подразумевает, что меньшинства получат возможность участия во всех сферах жизни, деятельности и творчества, а большинство примет их, “пустит” в свою жизнь, будет считаться с ними как с равными, взаимодействовать.
    Большинству, только-только умозрительно согласившемуся признать права инвалидов и умственно отсталых лиц, пришлось в короткие сроки учиться правилам сосуществования с этими людьми. Отныне их можно было встретить на улице, в общественном транспорте, в магазине, на стадионе, в ресторане, в театре, даже в бизнес. Населению предстояло учиться сотрудничать с теми, кто буквально вчера вызывал у одних жалость и сочувствие, другим напоминал о несчастьях, третьих оставлял безучастным, а четвертых раздражал.
    Понимая сложность поставленной задачи и не рассчитывая на спонтанное изменение взглядов большинства лишь на основании принятия правительством новой социальной политики, западноевропейские государства разрабатывают программы целенаправленного формирования нового общественного сознания, отводя особую роль средствам массовой информации (СМИ). В 70—80-е годы и частные, и государственные СМИ начинают целенаправленно формировать в умах населения идеологию политической корректности с ее культом меньшинств. Читателя и зрителя приучают “не замечать” и принимать внешнее отличие инвалидов, спокойно воспринимать особенности их поведения или речи, уважать чужое отличие, учиться видеть в этом самобытность и индивидуальность.
    На протяжении тридцати лет западные СМИ, американские, прежде всего, последовательно и настойчиво внедряют в умы сограждан идею “E pluribus unum” [E pluribus unum (из многих единое, лат.), девиз США. Истолковывается как “единый Союз, состоящий из многих (отдельных) штатов”. Девиз был принят в 1782 г., вынесен на герб и денежные знаки США.] в новом ее прочтении. Современного западного гражданина убеждают: сила открытого общества в том, что оно принимает любого человека вне зависимости от его индивидуальных особенностей, отличий и предпочтений. Политкорректность и толерантность цементируют общество и делают его неуязвимым. Не станем полемизировать по этому поводу, но отметим огромные усилия Запада в создании общества, которое понимает и уважает культуры разных людей.
    На протяжении последней четверти ХХ века в западных газетах и журналах появляются специальные колонки, на радио и телевидении — регулярные циклы передач, предметом которых становится обсуждение возможностей “исключительных” людей и тех чрезвычайных трудностей, которые они и их близкие вынуждены преодолевать вследствие сложившегося дискриминационного отношения окружающих. Материалы о жизни людей с ограниченными возможностями здоровья становятся неотъемлемой (обязательной) частью новостного потока.
    Со временем характер публикаций принципиально меняется, на смену жалостливым историям о трудной судьбе инвалида, вызывающим у читателя болезненное любопытство и чувство сострадания к несчастным, приходят материалы, характеризующие этих людей с неожиданной стороны. Обыватель узнает, что люди с ограниченными возможностями здоровья, обладают рядом достоинств, они могут быть одаренными, талантливыми, успешными, интересными, независимыми, они такие же граждане как и остальные — не лучше, но и не хуже! Благодаря интенсивному воздействию СМИ западное общество пытается лучше узнать тех, о чьем существовании оно вчера не задумывалось, старается понять и принять этих людей, на равных вступает с ними в диалог, все активнее взаимодействует в социальной жизни.
    Заметный вклад в формирование нового отношения к людям с ограниченными возможностями здоровья внес западный кинематограф, создав множество фильмов, главными положительными героями которых стали “исключительные” взрослые и дети. Назовем лишь те, что снискали мировую славу и хорошо известны российскому зрителю.
    “Пролетая над гнездом кукушки” (1975). Действие фильма происходит в психиатрической больнице, где царят “покой и умиротворение”. Прячась в клинике от возмездия, герой Николсона пытается отстоять человеческое достоинство душевнобольных, но ему это не удается. “Человек дождя” (1988), история человека, страдающего аутизмом и вынужденного жить под присмотром врачей. “Форест Гамп” (1994), трогательный рассказ о взрослом человеке выросшим из ребенка с задержкой психического развития. С годами герой не поумнел, что не помешало ему стать известным футболистом, героем войны, преуспевающим бизнесменом, благородное и открытое сердцем значит не меньше чем изощренный ум. “Запах женщины” (1992), ослепший отставной полковник разведки не утрачивает ни своего мужества, ни патриотизма, он способен стать поводырем “нравственно ослепшей” администрации престижного колледжа. “Восьмой день” (1996), “история отношений преуспевающего банковского клерка, который переживает острый семейный кризис, и сбежавшего из психдиспансера пациента. Открытость чувств “человека без хромосомы” обнажает лживость масочного карнавала “нормальных” людей, разучившихся понимать и прощать друг друга”. В главной роли Паскаль Дюкен — двадцатипятилетний актер с синдромом Дауна. “По ту сторону тишины” (1996) — история талантливой кларнетистки Лары — дочери родителей, потерявших слух. Режиссер Каролина Линк предлагает свой вариант жизненных конфликтов людей, лишенных способности слышать и говорить.
    Список можно еще долго продолжать, и хотя упомянутые и подобные им фильмы сняты в разных странах и жанрах, все они проникнуты идеей ценности и неповторимости каждого человека. Герои предстают совсем не такими, какими их привыкли воспринимать. По ходу сюжета они раскрываются как люди с богатым и чистым внутренним миром, способные любить, дружить, переживать, сочувствовать, помогать, отличать добро от зла, работать по мере своих сил, быть законопослушными. Они по-человечески привлекательны и трогательны, а в ситуациях морального выбора могут вести себя достойнее окружающих, не изменяя усвоенным ценностям.
    Авторы оказались весьма убедительны в мысли о том, что причиной разобщенности, преградой являются не физические или психические особенности “исключительного” человека, а сложившийся стереотип отношения к нему окружающих. Фильмы новой волны помогли многим людям иными глазами посмотреть на тех, от кого прежде чурались, кинозрители с восторгом приняли новых героев. Достаточно сказать, что коммерческий успех фильма “Человек дождя” за два первых года проката составил 86 млн. долларов. Джек Николсон, Дастин Хоффман, Том Хенкс, снявшиеся в необычных лентах, награждались престижнейшими “Оскарами” за роли людей с особыми проблемами. Актер с синдромом Дауна Паскаль Дюкен (“Восьмой день”) — был удостоен премии Каннского кинофестиваля.
    Идеалы и ценности современного либерально-демократического мира, политкорректность в отношении ко всем отличающимся от большинства членам общества, воспитание терпимости к непохожему можно отнести к важнейшим завоеваниям европейской цивилизации, которые служат гарантией против любых форм оскорбления человека, унижения его достоинства.
    Не остались в стороне от столь трудной работы с обществом ассоциации родителей детей с особыми потребностями. Одним из многочисленных примеров может служить деятельность британской Ассоциации детей с синдромом Дауна (Бирмингем, 1970). “Ассоциация, — пишет R. Brinkworth, — возникла под давлением родителей, бросивших тем самым вызов традиционным подходам к благотворительности, когда денежные пожертвования собирались с помощью эксплуатации способности людей сострадать. Некоторым родителям казалось совершенно безнадежным делом, если бы ассоциация начала прибегать к привычному “выжиманию слез”, поскольку такой способ выколачивания денег ничего не менял в традиционных предрассудках. Ассоциация <…> бросила вызов ведущим рекламным агентствам, создав плакаты, которые просвещали, ничего не преувеличивая, и побуждали людей не только жертвовать деньги, но и проявлять доброжелательность, понимание и готовность не отворачиваться от проблем”.
    Известный исследователь и автор многочисленных статей и книг, посвященных “нестандартным детям” Зигфрид Пушел убежден: “До тех пор, пока человеческая личность не получит признания и уважения, люди, которых считают “неполноценными”, будут находится в опасности. Если ценность людей с синдромом Дауна не найдет признания как их природное свойство, их жизнь будет оставаться в неопределенности и сами они будут уязвимы. Враги человека с синдромом Дауна — это прежде всего невежество, страх, предрассудки, непонимание, безразличие и жалость. Поэтому мы, родители, специалисты, друзья людей с синдромом Дауна, хорошо знающие их, рассказываем о них обществу и поддерживаем их абсолютную человеческую полноценность. Мы боремся, защищая достоинство всех людей с синдромом Дауна. Эта борьба даст им статус, обеспечивающий их права и свободы как граждан демократического государства и действительно защищающий их достоинство”.
    Продолжающаяся около двадцати лет целенаправленная работа с широкими слоями населения не могла не дать ощутимых результатов, уже к середине 90-х годов западное общество в целом, а не отдельные его альтруистически настроенные члены, самоидентифицируется терпимым, лояльным, участливым, способным сотрудничать во всех сферах с людьми с особыми потребностями
    Способствовали внедрению в общественное сознание идеалов политкорректности не только СМИ, прогрессивно мыслящие деятели искусства или родительские объединения. Деятельным институтом формирования в умах молодежи новых ценностей в странах не на словах, а на деле перешедших в V период, становится школа. Теперь подрастающее поколение с младых ногтей усваивает, что такое политкорректность и воспитывается в духе уважения к представителям различных меньшинств. Обычных школьников готовят к доброжелательному партнерству с детьми, имеющими особые образовательные потребности которые могут быть интегрированы в их школу или класс.
    В доказательство приведем только один, но на наш взгляд, весьма убедительный пример — норвежскую Азбуку, базовый учебник начальной школы, изданный в 1979 году. На первой же картинке учебника изображены пожилая чета, беременная мама, младенец в коляске, иностранка в национальной одежде, машина скорой помощи на заднем плане и ученик в инвалидном кресле на переднем. Рассматривая и постигая дидактическую иллюстрацию, ребенок должен увидеть и принять картину мира, где нет “чужих”, нет меньшинств, где сосуществуют и уживаются люди разного возраста, разного цвета кожи, разного состояния здоровья.
    Крепкие телом и духом скандинавы начинают официальное обучение с рассказа о едином сообществе. Вполне понятно, почему художник привлекает внимание ученика к национальному флагу, школьному зданию и северной природе, ново другое — в базовом учебнике монокультурной, моноязычной, монорелигиозной и практически мононациональной страны внимание ребенка сразу знакомят с представителям меньшинств и тех, кто нуждается в заботе окружающих. Это связано с тем, что Норвегия в числе первых европейских стран перешла в V период, став ярой сторонницей социальной и образовательной интеграции инвалидов, и прежде, чем реформировать государственную систему специального образования, организовала целенаправленную работу по укоренению в общественном сознании ценностей открытого гражданского общества, понимания неповторимости и безусловной ценности каждого человека.

    Семья ребенка с особыми потребностями обретает право голоса
    Новое понимание прав детей с особыми потребностями и обязанностей общества по отношению к ним вполне закономерно привело и к изменению правового статуса их родителей. В законодательных документах об организации обучения детей с особыми образовательными потребностями впервые появляется еще один, и при этом полноправный, участник процесса — родители. Являясь наиболее заинтересованной стороной, семья способна выступать в роли квалифицированного эксперта образовательных услуг.
    Отныне родители наряду с государством выступают заказчиками образования для своих детей, а правительство и профессионалы призваны предоставлять родителям возможность выбирать между различными системами и формами обучения. Подобное положение вещей нашим западным современникам представляется естественным и разумным, однако поколениям предшественников вмешательство родителей показалось бы удивительным, если не нелепым.
    После принятия национальных законов об обязательном обучении детей с отклонениями в развитии стало возможным формальное участие семьи в решении вопроса о выборе типа школы. Тогда же родители получили возможность создавать общественные ассоциации и комитеты, входить в попечительские советы специальных образовательных учреждений. Однако говорить в полный голос, отстаивая права своих детей, противостоять стереотипам общественного мнения, оказывать влияние на государственную образовательную политику, родители смогли только в последнюю треть XX столетия.
    Законодательства европейских стран закрепляют новые права и обязанности родителей “исключительных” детей. Отныне им разрешается участвовать в экспертизах по определению особых образовательных потребностей ребенка, в решении вопроса о его будущем, вопроса, ядром которого является организация обучения, соответствующего его возможностям и особым потребностям. Если прежде семья следовала указанию специалистов о том, какое образование и в каком учреждении должен получить ребенок, то теперь она получает такое же право голоса, что и профессионалы. И более того, родители отныне могут подавать апелляцию по поводу решений экспертов. Юридический статус родителей, после принятия упоминавшихся деклараций ООН, неизмеримо вырос. В ратифицировавшей эти декларации, европейской стране невозможно не считаться с мнением и желаниями семьи. Приведем доказательства.
    Во Франции, основным принципом при решении вопроса об интеграции ребенка является “построение взаимопонимания и взаимодействия между <…> родительско-учительскими ассоциациями”. В Дании в правление каждой школы наряду с ее директором и двумя представителями учебного заведения входят 5—7 делегированных родителями (из собственного состава) представителей, а также два ученика. Правление призвано оценивать деятельность школы по целому ряду критериев, в том числе по качеству специального образования, предоставляемого данной школой детям с особыми потребностями.
    Каждая специальная школа Голландии должна иметь Совет, включающий названных школой и выбранных родителями представителей, причем в равном соотношении. Родительский совет консультирует своих избранников и через них координирует деятельность родителей и учебного заведения. В Бельгии решение о выборе образовательного учреждения (формы обучения) обсуждается и согласуется с родителями. Разного рода консультативные центры не могут начать работу с ребенком без согласия на то его близких. В Норвегии исполнение любых педагогических идей и решений по специальному обучению требуют предварительного письменного согласия родителей.
    Сочетание прав и обязанностей сторон можно показать на примере допустимых и предусмотренных законодательством вариантов реакции семьи на рекомендацию экспертов направить ребенка в специальную школу. В Нидерландах в случае получения такого совета от школьной экспертной комиссии и несогласия с ним, родители имеют право обратиться в независимую городскую комиссию. При вторичном направлении в специальную школу и нежелании им воспользоваться, родители имеют возможность адресоваться к комиссии более высокого уровня — региональной. В ситуации несовпадения оценок экспертов разных комиссий может быть начато служебное расследование.
    Если в ходе расследования будет установлено, что заключение экспертов было ошибочным, последние могут быть лишены лицензии на профессиональную деятельность. В случае же совпадения мнений специалистов трех комиссий и несогласия с ним родителей, последние могут обратиться с апелляцией в высший государственный экспертный орган. Если позиции специалистов и семьи не изменятся, то родители могут быть привлечены к судебной ответственности за действия, противоречащие интересам ребенка. Также решением суда ребенок в подобной ситуации может быть направлен в близлежащую к его дому специальную школу.
    Правовой механизм, строившийся веками и проверявшийся многократно практикой прецедентов, как и сложившаяся иерархия независимых экспертных комиссий, позволяют европейцам соблюдать права ребенка, права родителей, интересы государства и общества, профессиональную этику, защищать честь и достоинство специалистов. Ясное, детально прописанное и неукоснительно исполняемое законодательство позволяет в значительной мере исключить абсурдные ситуации, которые могли бы сложиться в результате противостояния амбиций родителей и специалистов.
    Расширяя права и полномочия родителей, европейское законодательство одновременно повышает их ответственность за соблюдение интересов ребенка. Национальные правовые системы предусматривают обязанность родителей заботиться о своих детях, используя власть взрослого во благо ребенка. Важнейшей из возлагаемых на родителей обязанностей является требование обеспечить своим детям получение гарантированного в стране уровня образования. Родителям запрещается причинять детям вред, злоупотреблять их здоровьем, эксплуатировать.
    Пересмотрев представления о роли и участии семьи в развитии и социализации особого ребенка, западное общество и государство начинают проявлять вполне объяснимый и закономерный интерес к различного рода программам сотрудничества специалистов с семьей и программам раннего вмешательства. Доказательством тому служит резкий рост в начале восьмидесятых годов ХХ века числа федеральных и региональных “Программ помощи семье”.
    Эти программы определены как общегосударственные (финансируемые и контролируемые правительством) инициативы по обеспечению систематической помощи семьям, воспитывающим детей с особыми потребностями. Предполагалось, что с помощью подобных программ удастся, с одной стороны, избежать ненужное или отдалить преждевременное помещение ребенка в специальные институты, а с другой — расширить возможности семьи по обеспечению ребенка необходимой ему помощью.
    Одновременно государство начинает проявлять закономерный интерес к программам ранней (с первых лет жизни ребенка) помощи. Как бы не отличались названные программы друг от друга, с точки зрения содержания и методов педагогического воздействия, все они предусматривали кардинальное изменение роли родителей и характера их взаимодействия со специалистами. Именно родители становятся в таких программах центральными фигурами в оказании необходимой для развития ребенка систематической помощи, специалисты же выступают в роли квалифицированных наставников и консультантов. Благодаря раннему вмешательству семья естественным образом включается в процесс специального обучения своего ребенка, начиная с первых дней его жизни.
    Уже к концу 80-х годов практика раннего вмешательства сделала очевидным для европейцев тот факт, что при условии правильно организованного с первых месяцев жизни ухода, воспитания и обучения в семье, дети с особыми потребностями достигают несравнимо более высокого уровня развития, нежели при традиционном — более позднем — начале обучения. Часть детей достигает уровня развития, близкого или равного нормально развивающимся сверстникам, что открывает перспективу реальной и успешной интеграции, исключает необходимость помещения ребенка в специальное образовательное учреждение. Выявленный феномен становится веским аргументом для правительства (государства) установить льготы и материальные стимулы с тем, чтобы инициировать малоактивных родителей включаться в процесс специального обучения детей с первых дней их жизни.
    В декабре 1993 года Генеральная Ассамблея ООН приняла “Стандартные правила обеспечения равных возможностей для инвалидов”. Согласно международному документу: “К процессу образования на всех уровнях следует привлекать родительские группы...” [Параграф 3. Правило 6. Образование], “инвалидам следует обеспечить возможность проживать совместно со своими семьями” [Параграф 1. Правило 9. Семейная жизнь и свобода личности].
    Итак, в конце ХХ века не только законодательства отдельных экономически развитых и либерально-демократических стран, но и международные документы закрепляют новый статус семьи, воспитывающей ребенка с особыми потребностями, новые права и обязанности родителей относительно его обучения.

    Открытое общество — открытая образовательная система
    Специальные институты, специальные школы идеальная модель помощи детям-инвалидам унитарного общества. Параллельно основной образовательной системе для нормально развивающихся детей действует дифференцированная система специального образования, куда попадает все большее число детей с различными отклонениями в развитии. Наличие автономной системы специального образования осмысливалось унитарным обществом как достижение.
    В последнюю четверть ХХ века рождается новая — антидискриминационная политика упразднения привычных границ и барьеров, разделявших людей или ограничивающих их права в силу расового, этнического, религиозного, гендерного, возрастного отличия, также как и отличия в сексуальной ориентации, состоянии здоровья и пр. Именно в этом, широком анти дискриминационном контексте изолированная от массовой система специального образования начинает оцениваться как дискриминационная.
    Если унитарное общество боролось за создание специальных учебных заведений и строительство параллельной образовательной системы, то гражданское общество рассматривает направление ребенка в специальную школу как нарушение его прав и “навешивание социального ярлыка”. Ребенок с нарушениями в развитии — Handicapped child — мог помещаться в специальную, изолированную от общеобразовательной, школу. Ребенку с особыми потребностями — Сhild with Special Needs — государство пытается предоставить возможность интегрироваться в обычное дошкольное или школьное учреждение — войти в “общий поток”.
    В умах европейцев крепнет убеждение, что “любое государство, стремящееся к справедливости и подчиняющееся международным нормам соблюдения прав человека должно руководствоваться законами, которые гарантируют всем детям соответствующее их потребностям и способностям образование. Что касается детей с особыми потребностями, то такое государство обязано предоставить и им соответствующую их потребности возможность обучения”.
    Доклад “Права человека и инвалидность” (1991) Комиссии по правам человека ЮНЕСКО (раздел III “Предрассудки в отношении инвалидов и их дискриминация”) отражает официальную позицию европейского сообщества: “Образование должно осуществляться, в пределах возможного, в общеобразовательных школах, без какого бы то ни было проявления дискриминации по отношению к детям и взрослым инвалидам. Однако этим критерием не всегда руководствуются из-за предвзятого отношения как властей и преподавателей, так и родителей остальных детей, и даже родителей детей-инвалидов. Таким образом, в большинстве случаев инвалидность сама по себе не служит препятствием, дискриминация — вот что мешает ребенку получить образование в общей системе. В ряде случаев законодательными нормами предписывается детям-инвалидам в обязательном порядке посещать специальные школы, что является официальной сегрегацией”.
    Итак, следование западных экономически развитых стран курсом на создание открытого общества и “безбарьерного мира”, признание их правительствами недопустимости дискриминации человека по какой бы то ни было причине, закономерно приводит к пересмотру прав инвалидов, прав Children with Special Needs, появлению соответствующих внутригосударственных и международных документов, что, в свою очередь, актуализирует идею о социальной и образовательной интеграции инвалидов и детей с особыми потребностями. Идеалом представляется открытая образовательная система, доступная для таких детей и готовая предоставлять их родителям максимум информации об учебном процессе, дабы те могли его контролировать, а главное, могли оказывать своему ребенку помощь.
    Сторонники открытой образовательной системы убеждены в том, что она способна предложить детям с особыми потребностями значительно большее число образовательных возможностей. Глубокая институциональная реформа специального образования, институциональная трансформация специальной школы закономерное последствие и важнейшая характеристика современного (V) периода эволюции отношения общества и государства к детям с особыми потребностями. Ранее сложившиеся национальные системы специального образования повсеместно подвергаются модернизации и переходят на качественно новый (III) этап своего развития.

    От специальных образовательных институтов к политике интеграции в образовании
    Освоение философии безбарьерного мира, проведение политики социальной интеграции инвалидов заставило западные государства пересмотреть свое отношение к идее институциолизации — ведущей идее организации специального образования на этапе его становления как параллельной образовательной системы. То, что в унитарном обществе оценивалось как достоинство системы (увеличение числа специальных учебных заведений и все больший охват ими нуждающихся), в открытом гражданском обществе начинает восприниматься как недостаток.
    Направление ребенка в специальную школу (тем более в интернат) теперь осознается как попытка его изоляции от родителей и сверстников, от полноценной жизни, как нарушение его гражданских прав, как проявление дискриминации. Так же, как терминология, принятая в унитарном социуме, приобретает в открытом обществе вторичное негативное значение, и потому должна быть изменена, идея институциолизации приобретает вторичную негативную окраску и рассматривается теперь как дискриминационная. Открытому гражданскому обществу нужна новая концепция организации специального образования детей с особыми потребностями.
    Эксперты ЮНЕСКО на совещании по специальному образованию (1980) убеждают: “Главное — содействовать максимальной интеграции инвалидов в общество. В противном случае возникают нежелательные явления и психологические барьеры”. Генеральный директор ЮНЕСКО, Федерико Майор Сарагоса пишет: “Большими правами обладают те, кто менее всего может ими пользоваться. Школа для всех — да, но не только для всех “нормальных” детей. Внимание ко всем — да, но не только к “нормальным” больным... Напротив, общество должно стремиться компенсировать особым вниманием несчастье тех, кого природа или судьба сделали беспомощными”.
    Спустя десятилетие (1991) Подкомиссия по предупреждению дискриминации и защите меньшинств Комиссии ООН по правам человека, особо подчеркивает в своем докладе: “Даже самые современные учреждения, с хорошим оборудованием и достаточно квалифицированным персоналом являются какими-то безликими, поскольку в основе институционализации лежит предположение, что интернированные не способны жить самостоятельно, как остальные члены сообщества, и поэтому они становятся пассивными и зависимыми. Сам факт их отделения от общества способствует этой тенденции и развитию того, что принято называть “институционным менталитетом”, а это, в свою очередь, представляет собой новый вид инвалидности, поскольку препятствует реинтеграции в общество”.
    Государства, достигшие экономического благополучия, исповедующие либерально-демократические ценности, противостоящие всем видам дискриминации и стремящиеся к социальной интеграции, выступают за политику интеграции в образовании. На смену институциализации вполне закономерно приходит концепция интеграции — организация соответствующего особым потребностям детей образования в условиях обычной школы, “в общем потоке”. Адепты нового подхода предлагают общеобразовательным школам “открыть двери” для детей с особыми потребностями, кардинально изменив взаимоотношения между системами общего и специального образования.
    Интеграция становится общей и при этом ведущей тенденцией развития специального образования для европейских государств:
    – достигших экономического благополучия,
    – исповедующих либерально-демократические ценности,
    – противостоящих всем видам дискриминации
    – заявивших политику социальной интеграции меньшинств.
    Кардинальная реконструкция взаимоотношений между массовым и специальным образованием закономерно начинается в 80-е гг., так как является следствием глобальных преобразований конца 60-х — начала 70-х гг.
    В середине 80-х гг. ХХ века некоторые подписавшие Конвенции ООН страны относились к политике интеграции в образовании весьма осторожно. Разногласия экспертов, несовпадение их взглядов на формы и масштабы интеграции могли сдерживать темпы и влиять на характер внедрения нового подхода в практику, но игнорировать, не признавать новую концепцию организации специального образования становится практически невозможным, поскольку она является неотъемлемой частью философии открытого гражданского общества и отражает его отношение к правам и возможностям детей с особыми образовательными потребностями.
    Столь же закономерно, что пионерами интеграции оказались скандинавские страны. Северяне опередили европейских соседей в социальной интеграции инвалидов, что объясняется их культурно-историческим опытом:
    – многовековые традиции терпимого отношения викингов к калекам;
    – глубоко впитанные идеи христианского милосердия;
    – протестантская традиция деятельной благотворительности;
    – самый длительный в Европе опыт гуманных законодательных инициатиы в сфере прав человека;
    – политическая стабильность на протяжении последнего столетия;
    – достижение высокого уровня развития экономики и качества жизни.
    Скандинавы первыми встали на путь социальной интеграции инвалидов, а потому оказались первыми в стане реформаторов системы специального образования. Для них было важно сохранить достигнутый уровень и качество специального обучения, но при этом обеспечить возможность его получения и в условиях обычной школы.
    К моменту провозглашения политики интеграции в образовании европейские страны обладали разными по степени развернутости и дифференцированности системами специального обучения.
    Одни страны (например, Дания, Нидерланды, Швеция, ФРГ) полностью реализовали на предшествующем этапе идею институционализации и создали параллельную дифференцированную систему специального образования для многих, если не для всех категорий детей с отклонениями в развитии и охватили ею большинство нуждающихся. Они, по сути, завершили второй этап и оказались готовы к эволюционному переходу на третий — реформированию национальной образовательной системы в соответствии с ценностями открытого гражданского общества и философией Y периода.
    Другие страны (например, Великобритания, Италия, Ирландия) имели различные типы специальных учебных заведений, но не обеспечили адекватные условия обучения для всех категорий и не смогли охватить всех нуждающихся. Эти страны были поставлены перед необходимостью реформировать не полностью построенную и недостаточно дифференцированную систему специального образования под влиянием новых социо-культурных детерминант.
    Наконец, третьи (например, Греция, Испания, Мальта, Португалия) — создали лишь отдельные типы специальных образовательных учреждений и только приняли демократические конституции, предоставившие детям с отклонением в развитии право на образование. Такие страны в конце 70-х гг. только-только начали строительство национальных дифференцированных систем специального образования. Ратифицировав Конвенции ООН, эти государства столкнулись с трудностями эволюционного развития образовательной системы. Едва начав реализовывать идею институционализации, были вынуждены провозглашать интеграцию, предпринимая попытку осуществить гигантский, а потому трудно осуществимый скачок.
    Не случайно, в странах, не имевших достаточного опыта организации дифференцированного специального образования, подготовленных кадров, экономической базы и, что особенно важно, чье общество, в отличие от своих политических лидеров, не готово было принять новую философию гражданского общества, интеграция вводилась политическим волевым решением, но не встречала общественной поддержки. Декларация безграничных прав, не подкрепленная возможностями государства и согласием общества, влечет за собой опасность подмены реальной интеграции ребенка формальным перемещением его в массовую школу, что не только не улучшает, но ухудшает его положение.
    ПОДЛИННАЯ ИНТЕГРАЦИЯ предполагает организацию в общеобразовательной школе оптимальных условий для каждого ученика с особыми потребностями. Перемещение же ученика из специальной школы, имеющей все необходимое оборудование, а главное — штат квалифицированных специалистов, в неприспособленную для него общеобразовательную школу не имеет ничего общего с интегративным подходом к организации образования, соответствующего возможностям и особым потребностям ребенка.
    ФОРМАЛЬНАЯ ИНТЕГРАЦИЯ, является, на наш взгляд, новой скрытой формой дискриминации. Если ребенку предоставляется доступ к общей образовательной системе, не имеющей условий для обеспечения соответствующего его особым потребностям обучения, в действительности, нарушается его право на качественное образование. В этом случае положение ребенка не только не улучшается, но ухудшается.
    Итак, образовательная интеграция детей с особыми потребностями — это мировой процесс, в который вовлечены все высокоразвитые страны. Новый подход к организации образования таких детей вызван к жизни множеством причин, которые можно обозначить как социальный заказ общества и государства, достигшего определенного уровня экономического, правового и культурного развития. Интеграция — это закономерный этап развития системы специального образования, связанный в любой стране мира, в том числе и в России, с переосмыслением обществом и государством своего отношения к инвалидам, с признанием их прав на предоставление равных с другими возможностей в разных областях жизни, включая образование.
    В России интеграционные процессы приобрели признаки устойчивой тенденции в начале 90-х годов, что объясняется начавшимися в стране реформами политических институтов, демократическими преобразованиями в обществе, ратификацией Конвенций ООН. Несмотря на некоторый благоприятный фон для зарождения интеграционных процессов в отечественном образовании, следует подчеркнуть, что в нашей стране интеграции предстоит стать полномасштабным явлением и обрести характер устойчивой тенденции в условиях, принципиально отличающихся от западноевропейских.
    Европа начала осваивать интегративные подходы к образованию в условиях установившихся, юридически закрепленных норм демократии и экономического подъема, Россия — в ситуации становления демократических норм, их первого законодательного оформления и глубокого экономического кризиса, выход из которого наметился спустя десятилетие.
    На Западе идеи образовательной интеграции возникают в контексте противостояния дискриминации по расовому, половому, национальному, политическому, религиозному, этническому и другим признакам. В России же интеграция декларируется как необходимость гуманного отношения к инвалидам и признания всей полноты их прав в ситуации резкого ухудшения жизни разных слоев и социальных групп населения, в обстановке перманентных национальных конфликтов.
    Обсуждение проблем специального обучения и интеграции ведется на Западе в рамках жестких законодательных положений, регулирующих процесс интеграции; в России же такого рода обсуждения не имеют под собой детально разработанной законодательной базы.
    На Западе существуют многовековые традиции деятельной благотворительности, широкая сеть негосударственных специальных учреждений, финансовые льготы для филантропов. В России традиция благотворительности была прервана в 1917 году, и в настоящее время это весьма слабое общественное движение, не стимулируемое финансовым законодательством.
    В странах Запада, благодаря политике государства, проводимой через средства массовой информации, в общественном сознании укоренилась идея равенства прав людей с особыми социальными и образоваетльными потребностями и ответственности граждан за предоставление таким людям равных возможностей во всех сферах жизни. В России же для СМИ существовало негласное табу на проблемы инвалидов в течение десятилетий, и только сейчас намечается некоторый перелом в общественном сознании.
    Тенденция к интеграционным подходам в системе специального образования возникает на российской почве под явным влиянием западных образцов. Однако не следует недооценивать того, что при отсутствии необходимой законодательной, экономической, социальной базы поспешное широкое внедрение идей интеграции, а тем более — попытки подмены системы специального образования тотальной интеграцией могут привести не к равенству прав, а к потере детьми с особыми образовательными потребностями возможности получить адекватное образование.
    Итак, с момента декларации государством курса на построение открытого гражданского информационного общества, ратификации им соответствующих Конвенций ООН интеграция становится закономерной и неизбежной тенденцией развития национальной системы специального образования. Являясь ведущей тенденцией современного этапа развития отечественной системы специального образования, интеграция не должна подменять систему специальных образоваетльных учреждений, поскольку является лишь одним из подходов к образованию детей с нарушениями развития, которому предстоит существовать не монопольно, а наряду с другими — традиционными и инновационными.
    Интеграция не должна противопоставляться системе специального образования, она является «детищем» специальной педагогики, так как введенный в общеобразовательную среду ребенок остается под ее патронатом: либо учится в специальном классе (группе) при массовом учреждении, воспитываясь в смешанной дошкольной группе, либо обязательно получает коррекционную помощь, учась в обычном классе (группе).
    Каждый интегрированный ребенок нуждается в специальной педагогической помощи и психологической поддержке. В образовательном пространстве страны должна функционировать четко организованная и хорошо отлаженная инфраструктура специализированной помощи детям с отклонениями в развитии, интегрированным в общеобразовательные учреждения.
    Смысл интеграции состоит не в том, чтобы противопоставить две образовательные системы — массовую и специальную, а в том, чтобы сблизить их, сделать проницаемыми границы между ними, обогатить общую педагогику достижениями специальной
    Разработанная в Институте коррекционной педагогике РАО концепция интегрированного обучения основана на представлении о необходимости обеспечить многообразие форм организации интеграции (от полной до минимальной) на базе различных образовательных учреждений (специализированных, массовых, комбинированных). Только в этом случае мы видим возможность осуществлять подлинную интеграцию, ориентируясь на уровень психического развития ребенка и выбирая доступную и полезную ему «долю» интеграции.

    Источник: http://almanah.ikprao.ru/articles/almanah-11/pochemu-integracija-v-obrazovanie-zakonomerna
    Скрыть текст

    Главное — погладить КОТА.

  • nacida libre

    Сообщений: 15873

    Система специального образования нового типа

    Показать скрытый текст
    Н. Н. Малофеев

    90-е годы: новые ценности — новый взгляд на детей с отклонениями в развитии и систему их образования
    Система образования детей с отклонениями в развитии является институтом государства, отражающим его ценностные ориентации. Присущая советскому государству идея всеобщего равенства, максимального сглаживания различий между людьми проявилась в ССО в виде стремления “приблизить” аномальных детей к нормально развивающимся, одним из следствий которого стала ориентация системы на уровень образования нормально развивающихся школьников.
    Детям с отклонениями в развитии предлагалось осваивать, хотя и в другие сроки, и с помощью специальным методов, но общеобразовательный стандарт (ценз), предназначенный для нормально развивающихся детей. Усилия исследователей долгие годы были направлены на решение уникальной задачи — разработку путей получения аномальными детьми цензового образования, сначала в объеме начальной школы, а затем — в объеме неполного и полного (для ряда категорий детей) среднего образования.
    Цензовое специальное образование стало крупным достижением отечественной системы и дефектологической науки, однако, реализованное стремление обеспечить учащимся специальных школ уровень общеобразовательных знаний, сопоставимый с нормально развивающимися сверстниками, закономерно привело к оттеснению на второй план задач личностного, социально-эмоционального развития, целенаправленного формирования жизненной компетенции. К началу 90-х гг. доступность для аномального ребенка общего образования в полном объеме стала осмысливаться как главная ценность системы специального образования.
    Провозглашенный в начале 90-х переход к построению демократического, открытого гражданского общества, переход от идеи всеобщего равенства и сглаживания различий между людьми к идеям социального согласия, толерантности к различиям, политкорректности, признанию самоценности каждого человека, закономерно повлек за собой изменение отношения государства к детям с отклонениями в развитии и их правам, вследствие чего созданная ССО, казавшаяся ранее оптимальной, стала подвергаться резкой критике с позиции демократических ценностей.
    Предметом критики стали: закрытость системы, институализация (возможность обучения детей с отклонениями в развитии только в специальных учебных заведениях), недостаточный охват нуждающихся, пренебрежение к роли родителей в процессе специального обучения, ориентация специального образования на ЗУНы в ущерб личностному, социально-эмоциональному развитию детей. Все то, что советское государство считало закономерным и оптимальным в ССО, в координатах демократических ценностей расценивается как недопустимое. С ратификацией многочисленных международных Конвенций и Деклараций в области прав человека (в т.ч. прав ребенка, прав инвалидов) российское государство не могло не взять курс на реформирование ССО.
    Осознавая в полной мере необходимость построения ССО нового типа, отвечающей новым ценностям, новому пониманию прав ребенка, исследователи-дефектологи понимали, как велика опасность скоропалительного реформирования системы в “историческое одночасье”, насколько привычно для многих стремление разрушить созданное до основания, насколько деструктивна идея построения новой системы на “пепелище”, как легко “вместе с водой выплеснуть и ребенка”. В столь сложный исторический момент Институт Коррекционной Педагогики РАО ставит задачу проектирования ССО нового типа, заявляет новые приоритетные направления фундаментальных и прикладных исследований в области специальной психологии и педагогики, начинает разрабатывать научно обоснованную стратегию и тактику кардинального реформирования системы.
    На основе проводимых исследований Институт разрабатывает программу планомерного перехода отечественной системы специального образования на новый этап своего развития (в соответствии с ратифицированными Российской Федерацией Конвенциями ООН в области прав детей, прав инвалидов).

    Система специального образования XXI века — система нового типа
    ССО нового типа предполагает:
    – максимально раннее (с первых месяцев жизни) выявление нарушений в развитии ребенка и оказание комплексной медико-психолого-педагогической помощи ребенку и семье, его воспитывающей;
    – максимальное сокращение разрыва между началом целенаправленного обучения и моментом определения первичного нарушения в развитии ребенка;
    – ребенок — не объект воздействия взрослого, а равноправный субъект совместной деятельности, сотрудничества и сотворчества;
    – специализированный стандарт образования, сочетающий общеобразовательные стандарты и стандарты формирования жизненной компетенции детей с отклонениями в развитии на каждом возрастном этапе;
    – выдвижение всего комплекса специальных задач обучения (которые не включаются в содержание образования нормально развивающегося ребенка того же возраста);
    – построение всех необходимых “обходных путей” обучения;
    – использование специфических методов, приемов, средств обучения;
    – более дифференцированное, “пошаговое” обучение, которое в большинстве случаев не требуются в образовании нормально развивающегося ребенка;
    – значительно более глубокую, чем в массовом образовании, дифференциацию и индивидуализацию обучения;
    – особую организацию образовательной среды;
    – обязательное включение родителей в процесс обучения ребенка и их особая целенаправленная подготовка силами специалистов;
    создание образовательных учреждений нового — КОМБИНИРОВАННОГО — типа, где будут обучаться как дети с отклонениями в развитии, так и их нормально развивающиеся сверстники;
    ПРИДАНИЕ уже существующим специальным образовательным учреждениям НОВЫХ ФУНКЦИЙ — оказания специализированной консультативной помощи семьям и детям, интегрированным в общеобразовательные учреждения данного региона, а также специалистам этих учреждений;
    – свободу выбора форм организации образования, типов учебного заведения;
    – непрерывность процесса обучения и его выход за рамки школьного возраста;
    – подготовку кадров специалистов нового поколения.
    В Институте коррекционной педагогики РАО с 1992 г. ведется системная научная разработка моделей раннего выявления детей с подозрениями на отклонения в развитии, дифференциальной диагностики и ранней комплексной (медико-психолого-педагогической) помощи детям с различными нарушениями в развитии; вариативных моделей интегрированного обучения, моделей образовательных учреждений комбинированного типа и моделей реконструкции традиционных специальных учебных заведений; разрабатывается специализированный стандарт образования, сочетающий общеобразовательные стандарты и стандарты формирования жизненной компетенции детей с отклонениями в развитии на каждом возрастном этапе; проектируется соответствующее ему новое содержание обучения; разрабатываются новые, в том числе компьютерно опосредованные, технологии специального обучения.
    Результаты новейших научных исследований трансформируются в модули подготовки и переподготовки специалистов разного профиля (медиков, нейро- и психофизиологов, психологов, педагогов) для системы специального образования нового типа. С каждой из указанных моделей и разработок можно познакомиться в Институте Коррекционной Педагогики РАО, а на его экспериментальных площадках — увидеть результаты их практического внедрения и представить себе реальные перспективы.
    С нашей точки зрения, предлагаемые изменения в структуре системы специального образования (создание учреждений комбинированного типа и придание существующим учреждениям специального образования новой, ранее не свойственной им функции — оказания специализированной психолого-педагогической помощи детям с отклонениями в развитии, не обучающимся в нем) дают возможность сформировать качественно новый механизм взаимодействия общеобразовательных и специальных учебных заведений. Они позволят в “мягкой” форме обеспечить большинству детей с отклонениями в развитии раннюю интеграцию в коллектив нормально развивающихся сверстников с учетом индивидуальных возможностей и особенностей каждого ребенка.

    Образовательные учреждения нового типа — комбинированные
    Строительство системы нового типа предполагает организацию принципиально новых образовательных учреждений — учреждений комбинированного типа. Подобное учебное заведение может быть как дошкольным, так и школьным, включая в себя дошкольные группы или классы как для нормально развивающихся детей, так и для детей с определенным нарушением в развитии. В одном таком комплексе могут обучаться и воспитываться нормально слышащие и дети с нарушениями слуха; в другом — дети с хорошим и нарушенным зрением, в третьем — нормально развивающиеся и дети с задержкой психического развития, и т.д.
    Осведомленный читатель вправе удивиться, ведь мы говорим об учреждениях комбинированного типа как о новых, в то время как на протяжении ряда лет в стране функционируют детские дошкольные учреждения комбинированного типа, в массовых школах открыто большое количество коррекционно-развивающих классов (КРО). Также существуют в обычных школах отдельные классы для детей с нарушениями слуха, опорно-двигательного аппарата. Не пытаемся ли мы открыть давно открытую Америку? Убеждены, нет, так как ведем речь об образовательном учреждении комбинированного типа как об основном (не единственном, но основном) типе учебного заведения, где в будущем сможет обучаться большинство детей с нарушениями в развитии. Кроме того, мы имеем в виду иную, значительно более гибкую, по сравнению с ныне существующей, организацию процесса обучения и воспитания в учреждениях комбинированного типа.
    Каждое подобное заведение предположительно станет специализироваться на интегрированном обучении детей с определенным нарушением в развитии. Таким образом, даже в небольшом городе, населенном пункте, имеющем 2—3 дошкольных и школьных учреждения комбинированного типа можно, будет организовать необходимое обучение всех детей с особыми образовательными потребностями.
    В учреждениях комбинированного типа могут быть созданы:
    – ОБЫЧНЫЕ ДОШКОЛЬНЫЕ ГРУППЫ И ШКОЛЬНЫЕ КЛАССЫ, где абсолютное большинство составляют нормально развивающиеся дети; в таких группах или классах могут обучаться 1-2 ребенка с отклонением в развитии;
    – СПЕЦИАЛЬНЫЕ ГРУППЫ И КЛАССЫ, где обучаются только дети с отклонением в развитии (наполняемость группы от 6 до 10 детей в зависимости от возраста, характера нарушения, степени его выраженности, наличия детей со сложной структурой дефекта);
    – СМЕШАННЫЕ ДОШКОЛЬНЫЕ ГРУППЫ, где одновременно воспитываются и обучаются нормально развивающиеся дети (две трети) и дети с определенным отклонением в развитии (не более одной трети). При этом общая наполняемость группы сокращается до 12—15 человек, а педагогом смешанной группы обязательно является дефектолог.
    Организация обучения детей в комбинированных учреждениях более подробно рассматривается далее применительно к описанию моделей интеграции.
    По нашему глубокому убеждению, перспективы развития учебных заведений для детей с особыми образовательными потребностями в первую очередь связаны с созданием принципиально новых образовательных учреждений — учреждений комбинированного типа.
    Подчеркнем, что, признавая перспективность учреждений нового типа, считаем недопустимым разрушать ранее созданные специальные учебные заведения. Параллельно с созданием учреждений нового типа чрезвычайно важно совершенствовать ныне действующие, наделяя их новыми функциями и выстраивая качественно новое взаимодействие специальных и общеобразовательных учебных заведений.

    Новые функции специальных образовательных учреждений
    Границы между массовыми и специальными учебными заведениями должны стать “прозрачными”, нам необходимо преодолеть барьеры изолированности. Каждый ребенок с отклонениями в развитии должен иметь возможность реализовать свое право на образование в любом типе образовательного учреждения и получить при этом необходимую ему специализированную помощь.
    До настоящего времени основным типом образовательного учреждения для детей с отклонениями в развитии является специальное учебное заведение (специальный детский сад или специальная коррекционная школа). Именно там накапливался десятилетиями успешный опыт специального обучения детей с особыми образовательными потребностями. Именно в этих учреждениях до сих пор сосредоточен основной кадровый потенциал дефектологов-практиков. Однако именно эти учреждения, не оказывают той специализированной помощи интегрированным детям, в которой они остро нуждаются. Коль скоро нуждающиеся в специализированной помощи дети не могут получить ее в массовых учреждениях, а специалисты-дефектологи, работающие в специальных детских садах и школах, потенциально могут ее оказать, необходимо придать специальным учреждениям еще одну, ранее не свойственную функцию — оказание специализированной психолого-педагогической помощи детям с отклонениями в развитии (по профилю учреждения), несмотря на то что ребенок обучается за его пределами — в общеобразовательной школе или обычном детском саду. Это один из путей налаживания качественно нового взаимодействия между специальным и массовым образованием. Необходимость расширения функций ныне действующих специальных образовательных учреждений — реальность переходного периода.
    Институт совместно с Минобразования России сделал первые шаги в этом направлении. Специальным дошкольным учреждениям дано право открывать в них по профилю группы кратковременного пребывания для детей, посещающих обычные детские сады или воспитывающихся дома.
    Задачами работы группы являются проведение коррекционной работы с детьми, обучение родителей педагогическим технологиям сотрудничества со своим ребенком, приемам и методам его воспитания и обучения в условиях семьи и оказание им психотерапевтической помощи. Основная форма коррекционной помощи — индивидуальные занятия или занятия в малой группе (по 2-3 ребенка) при обязательном присутствии родителей. Предусматривается работа этих групп как в утренние часы, так и в вечернее время (а по возможности и в выходные дни) с учетом потребностей родителей.
    Комплектование таких групп осуществляется психолого-медико-педагогической комиссией. В них могут приниматься дети с отклонениями в развитии в возрасте от рождения до 7-8 лет, которые по разным причинам не посещают специальные (коррекционные) образовательные дошкольные учреждения или воспитываются в общеобразовательных детских садах.
    Коррекционные занятия с детьми проводит учитель-дефектолог, к работе привлекаются также педагог-психолог, музыкальный руководитель и воспитатель по физической культуре, медицинский и технический персонал, работающие в данном учреждении.
    В чем мы видим достоинства открытия при специальных образовательных учреждениях групп (классов) кратковременного пребывания?
    Прежде всего, от такого решения выигрывают дети с нарушениями в развитии и их родители:
    – дети начинают получать квалифицированную специальную помощь, которой они лишены в общеобразовательной школе или обычном детском саду;
    – дети могут получать необходимую помощь не с 3-4-5 лет, а с первого года жизни. Раннее (с первых месяцев жизни) целенаправленное педагогическое воздействие способствует достижению ребенком с проблемами уровня общего и речевого развития равного или близкого возрастной норме и позволяет ему максимально рано влиться в среду нормально развивающихся сверстников.
    – в условиях группы кратковременного пребывания могут получить квалифицированную специализированную и дети с тяжелыми и множественными нарушениями в развитии, которые не могут посещать даже специальное образовательное учреждение. Таким образом, группа кратковременного пребывания в специализированном детском саду становится единственно возможной формой оказания помощи таким детям.
    – родители, начиная получать помощь в таком учреждении, меняют свое отношение к специалистам-дефектологам и настороженное отношение к специальному учреждению. В результате они более взвешенно принимают решение о дальнейшем образовательном маршруте своего ребенка, во всяком случае, перестают безоговорочно отвергать специальный детский сад или школу.
    Открытие групп кратковременного пребывания позволяет укрепить позиции самого специального образовательного учреждения, так как оно начинает оказывать помощь большему контингенту детей имеющимися силами специалистов, а кроме того, повышается уровень их профессиональной компетентности в силу необходимости освоения новых организационных форм помощи, технологий воспитания и обучения детей раннего возраста, детей со сложной структурой нарушений, освоения технологий интенсивного обучения родителей.
    От открытия групп кратковременного пребывания выигрывает и массовое образовательное учреждение. Во-первых, получая квалифицированную специализированную помощь, интегрированные дети становятся более успешными в массовом учреждении. Педагог группы кратковременного пребывания в соответствии с заложенным функционалом призван оказывать консультативную помощь работникам массового учреждения, помогая выходить из тех сложных ситуаций, которые всегда возникают с интегрированным ребенком и в которых педагоги массового учреждения оказываются, по вполне понятным причинам, беспомощными.
    В настоящее время уже в ряде регионов страны успешно работают специальные дошкольные учреждения, взявшие на себя новую дополнительную функцию, организовав по профилю учреждения группы кратковременного пребывания.
    Подчеркнем, что открытие таких групп при специальных образовательных учреждениях не отменяет необходимости развития иных организационных форм оказания специализированной помощи детям с нарушениями в развитии младенческого, раннего и дошкольного возраста в условиях иных учреждениях. Но опыт функционирования групп кратковременного пребывания в специальных дошкольных учреждениях, полученный в стране в течение последнего десятилетия, убеждает в целесообразности и перспективности выбранного пути.
    Еще велики организационные трудности, не решены еще многие методические проблемы оказания помощи столь разным детям в новых условиях, явно недостаточно проработано взаимодействие с родителями, массовыми учреждениями. Институт интенсивно работает над решением этих проблем. Однако уже сегодня можно с уверенностью констатировать, что дошкольные специальные образовательные учреждения все больше и больше осознают опасность и бесперспективность стремления законсервировать старые, привычные формы своего существования, все лучше понимают необходимость движения по новому пути. Казалось бы ясно, что не только специальные дошкольные, но и школьные учреждения должны начинать брать на себя новую функцию, осваивать новую организационную форму оказания специализированной помощи интегрированным детям через классы кратковременного пребывания, так как аргументы, справедливые для детей с нарушениями в развитии дошкольного возраста, в равной мере справедливы для детей с отклонениями в развитии школьного возраста. Однако, к сожалению, специальные школы еще не встали на этот путь, хотя в специальной помощи уже сегодня остро нуждаются дети с отклонениями в развитии, интегрированные в массовые школы. Мы имеем в виду, прежде всего, детей с нарушениями слуха, зрения, опорно-двигательного аппарата, детей с определенными эмоциональными нарушениями.
    По нашему убеждению, расширение функций специальной школы, ее превращение в своего рода центр оказания квалифицированной специализированной профильной помощи детям города, области, региона — стратегический путь развития специальной школы и один из важнейших механизмов налаживания взаимодействия специального и массового образования, в которое со временем будет интегрироваться все больше и больше детей с отклонениями в развитии.
    Таким образом, перспективы развития образовательных учреждений для детей с особыми образовательными потребностями связаны как с приданием существующим учреждениям специального образования новой функции — оказание специализированной психолого-педагогической помощи детям с отклонениями в развитии, не обучающимся в нем, так и с созданием принципиально новых образовательных учреждений.

    Источник: http://almanah.ikprao.ru/articles/almanah-11/sistema-specialnogo-obrazovanija-novogo-tipa
    Скрыть текст

    Главное — погладить КОТА.

  • горгулья

    Сообщений: 12060

    И какой же вывод? срочно спрятать инвалидов -детей чтобы не было повода у "нормальных" шутить? нет не так. чем раньше дети будут жить и учиться вместе тем будет лучше и тем и другим. Потому что первые будут более лояльней относиться к "другим" а другие быстрей начнут привыкать к обычной жизни. Есть примеры. Действительно, ребенок (девочка) с нарушением ОДА вначале вызывала смех и брезгливость (начала учиться с 6 класса). Но ее так настроили родители что она вполне могла сказать соседу по парте - да на, возьми меня за руку я не заразная. Через полгода дети просто перестали обращать внимания на ее внешний вид, тем более что это был веселый и умный ребенок. Таскали ее с этажа на этаж, поскольку конечно же школа не была предназначена для опрников, а за короткую перемену она просто не смогла бы перейти из класса в класс. И еще один моментик, так, бонусом. Дети стали понимать ценность жизни и собственные здоровые руки-ноги

  • nacida libre

    Сообщений: 15873

    _ 27 марта 2008 года _

    ЗА ОДНОЙ ПАРТОЙ
    Родители детей-инвалидов не торопятся отдавать своих чад в обычные школы

    Показать скрытый текст
    Зоя Светова

    В Госдуме подготовлены поправки в закон об образовании, которые позволят родителям детей-инвалидов самим выбирать, где будет учиться их ребенок – в обычной школе или в специализированной.

    Эксперты убеждены: такие поправки — вещь необходимая. Впрочем, родители «особых» детей так не считают. Большинство из них, судя по опросам общественного мнения, не спешат отдавать своего малыша в обычную школу: боятся издевательств.

    В советское время проблемы образования детей с ограниченными возможностями не существовало. Такие дети учились в закрытых учреждениях, дома. Или вообще не учились. В начале 90-х годов, когда стали возникать организации родителей детей-инвалидов, пытавшиеся внедрять зарубежный опыт отношения к особым детям в России, впервые заговорили о инклюзивном образовании — совместном обучении таких детей со здоровыми сверстниками.

    В Москве с совместным обучением начали экспериментировать в дошкольных учреждениях. Были созданы два интегративных детских сада в Юго-Западном и в Центральном округе. Опыт оказался достаточно успешным.

    Если вначале родители обычных детей с опаской относились к тому, что вместе с их малышами в группе оказывались дети с особенностями развития, то вскоре многие увидели плюсы в этом необычном опыте. Так, например, в отличие от традиционных детских садов в инклюзивных садах обязательно есть психологи, логопеды, дефектологи.
    «Моему сыну нравилось в этом саду, с ним занимались, я быстро заметила, что он хорошо развивается, стал добрее к другим детям, — рассказала «НИ» Елена.
    «Совместное пребывание здоровых детей и детей с отклонениями в развитии очень важно для обеих категорий детей. Обычные дети понимают, что иной — не значит худший, — говорит детский психолог Екатерина Гордон. — Например, дети с синдромом Дауна — это солнышки. Они всем радуются. С ними всегда приятно общаться».

    Воодушевившись положительным опытом детских садов, специалисты решили попробовать экспериментально ввести инклюзивное образование в школе. Одной из первых школ стала школа «Ковчег».

    Затем в 2003 году школа № 142 Центрального округа столицы приняла на обучение троих детей с серьезными проблемами развития. В планах департамента образования столицы в течение ближайших двух лет ежегодно в каждом административном округе Москвы открывать не менее трех школ с инклюзивным образованием.
    Работа предстоит непростая: ведь надо убеждать не только чиновников, но и родителей. Но это необходимо: четверть детей-инвалидов в столице вообще не учатся.

    «Мы только встали на этот путь, — объясняет «НИ» Марина Семенович, директор Центра психолого-педагогической реабилитации и коррекции «Тверской». — Не надо никаких революций в этой области. Самое лучшее, что могут сделать психологи, это предоставить родителям выбор школы. Сейчас у нас в Центральном округе в эксперименте участвуют 20 обычных школ и одна коррекционная школа. Мы, конечно, не можем принять к себе всех желающих. Когда ко мне приходят родители из других округов, я предлагаю им обращаться в свои префектуры. Для того, чтобы чиновники знали о существующем спросе на инклюзивное обучение. Надо разбивать стереотипы. Хотя бывает и так, что «особый» ребенок учился в инклюзивной школе, а потом родители поняли, что ему лучше в коррекционной. Хорошо, когда интеграция ребенка с особенностями развития происходит с раннего возраста и сначала он попадает в детский сад вместе с обычными детьми, а потом идет в школу».

    В конце ноября прошлого года Ленинский суд города Иванова вынес важное решение. Он удовлетворил иск Людмилы Вавиловой к местному департаменту образования, который отказывался предоставить ее четырехлетнему сыну-инвалиду место в детском саду.
    Чиновники от образования утверждали, что воспитывать ребенка с отклонениями вместе с обычными детьми нельзя. Суд встал на сторону истицы и решил, что законодательно такого запрета не существует.

    «Ивановская история обнажила очень важную проблему, — говорит Сергей Колосков, директор ассоциации «Даун-синдром». — Для того, чтобы этот ребенок мог посещать детский сад, суд постановил, что должны быть созданы соответствующие условия. О создании условий как раз и говорится в тех поправках в закон «Об образовании», в разработке которых я участвовал. Так, например, для детей-колясочничков должны быть пандусы, подъемники. Если дети слепые, их нужно обучать с использованием азбуки Брайля. Для детей, имеющих задержки в развитии или отклонения в развитии, нужно разрабатывать групповые или индивидуальные программы. Учителя должны дифференцировано преподавать и также дифференцировано ставить оценки. Когда все это будет учтено, быть может, родители детей с особенностями в развитии не станут бояться отдавать их в инклюзивную школу».

    Крупные социологические центры еще не проводили опросов на тему инклюзивного образования. Но в двух городах, в Челябинске и Архангельске, были попытки прощупать общественное мнение на эту тему. 75 % родителей «особых» детей, опрошенных в Челябинске, признались, что опасаются отдавать своих детей в обычную школу, предпочитая ей коррекционную. Архангельские социологи задали вопрос обычным родителям, согласились бы они, чтобы их дети учились вместе с детьми с отклонениями в развитии. Большинство ответили отрицательно.

    И тех и других можно понять. О детской жестокости в последнее время говорят на разных уровнях. Поэтому родители «особых» детей вполне справедливо опасаются проявления агрессии к ним со стороны других детей. А папы и мамы здоровых детей не всегда осознают, насколько важен для маленького человека «опыт сострадания и милосердия», и не хотят, чтобы их дети учились вместе с детьми-инвалидами.

    Источник: http://www.newizv.ru/society/2008-03-27/87290-za-odnoj-partoj.html
    Скрыть текст

    Главное — погладить КОТА.

  • nacida libre

    Сообщений: 15873

    Из материалов заседания Правительства Москвы по проблемам детей-инвалидов

    На заседании Правительства Москвы 12 февраля 2008 года состоялось обсуждение представленной Департаментом образования города Москвы подпрограммы «Совершенствование работы с детьми-инвалидами и детьми с ограниченными возможностями здоровья в городе Москве на 2008—2009 годы».

    С содокладом, содержащим предложения и замечания представителей различных общественных организаций инвалидов, выступил депутат Госдумы РФ, вице-президент Всероссийского общества слепых Олег Смолин.

    Экспертизе в подпрограмме были подвергнуты следующие вопросы:

    1. Межведомственные барьеры и межведомственное взаимодействие.
    2. Профилактика инвалидности и снижение детской инвалидизации.
    3. Финансирование на создание доступной среды, приобретение учебного и специального реабилитационного оборудования для учреждений образования.
    4. Доступность образования для детей-инвалидов.
    5. Соблюдение образовательных прав.
    6. Информационная поддержка программы как создание благоприятной социальной среды для инвалидов и детей-инвалидов.
    7. Кадровое сопровождение.
    8. Трудовая и профессиональная реабилитация детей и молодёжи с ограниченными возможностями здоровья.
    9. Система лечебно-оздоровительного отдыха, физкультуры и спорта (инваспорта).

    Показать скрытый текст
    Наброски выступления Олега Николаевича Смолина

    «Тема соответствует двум направлениям, которыми занимаюсь в Парламенте уже 18 лет. Первое — образование, второе — социальная защита инвалидов.

    Я попросил проэкспертировать программу представителей различных общественных организаций инвалидов, поэтому высказываю не личное мнение, а обобщённое мнение этих организаций.

    В целом программа производит хорошее впечатление, и среди её достоинств эксперты отмечают следующее:

    1. Подпрограмма в значительной степени ориентирована на преодоление межведомственных барьеров и развитие межведомственного взаимодействия . В исполнители включены 9 департаментов и комитетов Правительства Москвы, префектуры административных округов, общественные организации .

    2. Наличие мероприятий, направленных на профилактику инвалидности и снижение детской инвалидизации: развитие системы ранней коррекционной помощи, внедрение здоровьесберегающих технологий в образование, оздоровительные мероприятия. Очень ценно, что в результате реализации подпрограммы, к 2010 году в Москве будет полностью сформирована служба ранней помощи семьям, имеющим ребёнка с нарушениями развития или риском таких нарушений , и все московские дети от 2 месяцев до 5 лет, нуждающиеся в ранней помощи, смогут получить эту помощь в полном объёме (все 100 % нуждающихся — без очередей и промедлений ). В перспективе это должно привести к уменьшению количества детей-инвалидов и инвалидов с детства в городе. А это — несомненное социальное благо и долгосрочный экономический выигрыш.
    Замечания экспертов по этой части касаются сроков начала ранней помощи — не 2 месяца, предлагается вместо этого — с момента обнаружения. Ограничения по здоровью могут быть выявлены и раньше.

    3. Впечатляющие расходы на ремонт, укрепление материальной базы, установку лифтов и создание комфортных условий, приобретение учебного, компьютерного, реабилитационного оборудования для учреждений образования, в которых воспитываются и обучаются дети, нуждающиеся в особой заботе государства.


    Перечисление достоинств можно было бы продолжать все отведённые пять минут, но вряд ли Правительство собралось для этого. Отдав должное разработчикам программы, которые, повторю, заслуживают всяческой поддержки, перейдём к замечаниям и предложения м.
    Вот некоторые из них.

    1. Исходя из текста подпрограммы, в Москве проживает более 26 тысяч детей-инвалидов. 70 %, то есть около 18,5 тысяч, включены в систему образования. Однако 30 % , а это почти 8 тысяч детей (точнее, 7 800 человек) — вообще не включены в системный образовательный процесс.
    Как видно из подпрограммы, несмотря на большую работу проводимую в городе, четверть детей-инвалидов школьного возраста и почти две трети детей-инвалидов дошкольного возраста не получают образования.
    Объясняется это состоянием их здоровья. Ещё в первой половине 17-го века великий педагог Ян Коменский был глубоко убеждён в возможности дать образование всем аномальным детям. Он писал: «Из человеческого образования нельзя исключить никого, кроме нечеловека». Сегодня в Москве мы почти на 8 тысяч детей отстали от прогрессивных представлений 17 века и от многих международных документов — принятых уже в 20-м веке Конвенции о правах ребёнка, Конвенции о борьбе с дискриминацией в области образования и других.

    Значительная часть ответственности за это отставание лежит на медико-психолого-педагогических комиссиях, заключение которых «необучаем» лишает множество детей с ограниченными возможностями всяких социальных перспектив . Зачастую именно МППК становится первым источником дискриминации ребёнка с инвалидностью.
    Имеется множество примеров, демонстрирующих необоснованность вынесенных МППК заключений о необучаемости ребёнка. Примеры домашнего воспитания и обучения детей, примеры работы негосударственных организаций, таких как «Даунсайд-ап» и «Центр лечебной педагогики», демонстрируют, что многие дети, носящие клеймо «необучаемый», на самом деле обучаются и зачастую делают значительные успехи.
    Убеждён: нужно исходить из презумпции обучаемости всех детей без исключения, но в разной степени.

    2. Последнее время во многих регионах мы наблюдаем нарушения образовательных прав детей с ограниченными возможностями здоровья, причём сразу по двум линиям:
    отказ в праве учиться вместе со здоровыми детьми в обычных образовательных учреждениях и в создании специальных образовательных условий ;
    расформирование существующих специальных образовательных учреждений в целях финансовой экономии .
    Слава богу, ни одна из этих тенденций в московской подпрограмме не наблюдается. Наоборот, мы видим, с одной стороны, стремление сохранить действующие коррекционные учреждения, а с другой — направленность подпрограммы на интеграцию детей с ограниченными возможностями здоровья в общество.
    В частности, подпрограммой предусмотрено значительное увеличение количества образовательных учреждений, приспособленных для работы с детьми-инвалидами, открытие для детей-инвалидов доступа в учреждения дополнительного образования и использование интеграционных возможностей этих учреждений, развитие партнёрства с общественными, некоммерческими и родительскими организациями.
    В связи с этим считаем необходимым включить в основные цели подпрограммы создание условий для социальной интеграции детей данной категории, их воспитания в семье для получения ими образования в интегрированной (инклюзивной) форме по выбору родителей.
    Для достижения указанных целей предлагаем включить в основные задачи подпрограммы развитие семейно ориентированной ранней помощи и интегрированного (инклюзивного) образования.
    В связи с этим требуется разработка в рамках основных мероприятий подпрограммы соответствующих нормативно-правовых, организационно-методических механизмов, обеспечивающих развитие интегрированного (инклюзивного) образования и ранней помощи .
    Как показывает мировой опыт, решение таких сложных задач невозможно без создания системы, обеспечивающей организационно-методическое сопровождение общеобразовательных учреждений и педагогов. В этих целях предлагаем создать ресурсные центры по поддержке детских садов и школ на базе ПМС центров и ввести в школах и детских садах соответствующую должность специалиста осуществляющего поддержку педагогов и совмещающего административно-организационные и методические функции.

    3. Подпрограмма, как и программа в целом, явно нуждается в усилении информационной поддержки. Образно говоря, социальная среда будет тем теплее к инвалидам и детям-инвалидам, чем благоприятнее для них среда информационная . Передачи о достижениях инвалидов и детей-инвалидов важны не только для них, но и в не меньшей степени для здоровых людей. Поэтому необходимы специальные циклы передач на тех каналах, где учредителем выступает Правительство Москвы и рекомендации подобных циклов частным каналам, заинтересованным в дружбе с Правительством Москвы.
    Между тем, закрыта программа «Право на надежду» на ТВ Центре, просим вернуть.

    4. Кадровое сопровождение, а лучше сказать, кадровая основа подпрограммы. Сложив приведённые данные, мы получили 984 учреждения, которые занимаются обучением, воспитанием и реабилитацией детей-инвалидов.
    Между тем, за два года предполагается подготовка, переподготовка и повышение квалификации двух тысяч специалистов дошкольного, школьного, специального и дополнительного образования, которые работают с такими детьми, т. е. примерно 2 специалиста на учреждение, не говоря уже о том, что специальные знания всё в большей степени нужны будут людям, работающим с детьми с ограничениями в обычных образовательных учреждениях. Считаем, что 2000 – это явно не достаточно. Просим рассмотреть возможность об увеличении этого показателя.

    5. Проблема трудовой и профессиональной реабилитации детей и молодёжи с ограниченными возможностями здоровья. В подпрограмме она проработана слабее других. Хотя её решение заложено в городской целевой программе развития начального и среднего профобразования «Рабочие кадры». Для ребёнка-инвалида очень важно, чтобы в неё была вовлечена и общая образовательная школа.
    В настоящее время профессиональной ориентацией школьников-инвалидов в коррекционных учреждениях по совместительству занимаются учителя-предметники, не имеющие точного представления о современном рынке труда и о многих современных профессиях. Нужно поощрять создание или восстановление школьных мастерских и ориентацию на рабочие профессии тех ребят, кто, скорее всего, не сможет получить высшего образования.

    6. Очень ценно, что развитие системы лечебно-оздоровительного отдыха, физкультуры и спорта вынесено в отдельный раздел подпрограммы. К сожалению, системная работа по развитию детского инваспорта, подготовке тренерского состава, созданию параспортивных секций, групп и команд для детей-инвалидов на стадионах, в спортшколах, клубах и т. д. данной подпрограммой не предусмотрена.
    Впереди Всемирные юношеские игры в Москве, впереди зимняя Параолимпиада 2014 года. Просим рассмотреть возможность расширения подпрограммы в этой части.

    7. В подпрограмме предлагается обеспечить все школы для незрячих детей звуковоспроизводящей аппаратурой , и это правильно, но недостаточно. Необходима также современная реабилитационная компьютерная техника .
    Такие предложения переданы нами в Департамент образования, мы надеемся на их поддержку.

    8. Иногда проблемы возникают не из-за финансовой, а из-за сердечной недостаточности. Не буду предлагать, как это делается в странах Европы, чтобы в декаду инвалидов госслужащих ставили в положение инвалидов: кому-то глаза завязывали на день, кого-то в коляску сажали. Предлагаю, чтобы не только Лужков, Швецова и департамент защиты населения, но и представители всех департаментов города Москвы периодически появлялись на мероприятиях, проводимых инвалидами.

    Ещё раз благодарю всех разработчиков программы, все департаменты и префектуры, принявшие участие в её разработке, в особенности департамент образования. Прошу поддержать программу и по возможности учесть наши предложения».

    По окончании заседания Правительства Москвы подпрограмму отправили на ускоренную доработку сроком до трёх недель. Финансовая цена подпрограммы — около 3 млрд. рублей. Для сравнения, федеральное правительство отклонило проект закона об образовании инвалидов, пожалев на эти цели 2,4 млрд. рублей.

    Источник: http://ssuvorova.livejournal.com/41483.html
    Скрыть текст

    Главное — погладить КОТА.

  • Анонимный пользователь
    это в томске

  • nacida libre

    Сообщений: 15873

    _12 августа 2012_

    ФОМ: большинство россиян считают, что инклюзивное обучение не ухудшит качество школьного образования

    Обучение детей-инвалидов в обычных школах не приведет к ухудшению качества образования, считает большинство респондентов, опрошенных Фондом общественного мнения (ФОМ).

    Согласно опубликованным в воскресенье результатам опроса, 52% россиян считают, что качество школьного образования не ухудшится при инклюзивном обучении (совместное обучение здоровых детей и детей-инвалидов). Четверть респондентов (26%) полагают, что это негативно скажется на учебном процессе. Остальные участники исследования затруднились ответить.
    Почти половина участников (45%) поддерживает совместное обучение, против выступают 35% (остальные участники опроса затруднились дать однозначный ответ).

    Сторонники инклюзивного образования считают, что оно поможет детям-инвалидам развиваться и общаться с ровесниками.
    Противники такой практики говорят, что, обучаясь в общеобразовательных классах, дети-инвалиды столкнутся с жесткостью и непониманием [! — Varuna] сверстников, а также с трудностями в учебе.
    Большинство респондентов (52%) считает, что детям-инвалидам будет некомфортно учиться вместе со здоровыми сверстниками; 39% респондентов полагают, что некомфортно в этом случае будет здоровым школьникам.

    Главное — погладить КОТА.

  • nacida libre

    Сообщений: 15873

    _10 августа 2012_

    В Пензе детям-инвалидам создадут комфортные условия обучения
    «Школа для всех» получит почти 1,5 миллиона рублей


    Школа № 27 города Пензы — участник государственной программы «Доступная среда» на 2011–2015 годы — включена в число базовых образовательных учреждений Пензенской области, обеспечивающих инклюзивное образование. В школе обучаются 37 детей-инвалидов.

    На условиях софинансирования из бюджетов разного уровня до конца 2012 года в школе № 27 города Пензы будут проведены мероприятия на сумму более 3 млн рублей по совершенствованию условий реализации образовательных программ и созданию безбарьерной среды для детей-инвалидов:
    — устройство пандуса,
    — ремонт входной группы, лестниц, кабинетов и туалетных комнат,
    поставка специализированного оборудования - интерактивной системы визуализированного тренинга,
    — лестничного подъемника для перевозки инвалидных колясок.

    Расходы из муниципального бюджета составят 1 млн. 460 тыс. рублей.

    Главное — погладить КОТА.

  • nacida libre

    Сообщений: 15873

    _9 августа 2012_

    Суд Мирного принял решение в интересах детей-инвалидов

    Мирнинский городской суд (Архангельская область) принял решение, обязывающее администрацию города в трёхмесячный срок организовать и обеспечить обучение детей-инвалидов по специальным коррекционным программам VIII вида.
    4 июня Союз общественных объединений инвалидов Архангельской области по инициативе Мирнинской общественной организации родителей «Радуга» направил открытое обращение в адрес президента РФ Владимира Путина для принятия решения по созданию условий для доступности образования для детей с инвалидностью в ЗАТО Мирный. Дети, которым особенно необходима специальная помощь в связи с множественными нарушениями здоровья, в настоящее время не могут посещать образовательные учреждения, так как для них нет необходимых условий получения образования. В лучшем случае им предлагается только обучение на дому.

    На открытое обращение оперативно отреагировала прокуратура Мирного — начала проверку по обращению, и уже в июле состоялся судебный процесс.

    Решение суда имеет стратегическое значение для реализации Конвенции о правах инвалидов в России и в Архангельской области. Признание того, что одно из основных прав человека — право на образование — должно быть возможностью каждого ребёнка посещать образовательное учреждение, позволит решать проблемы организации обучения детей с инвалидностью в муниципальных школах не только в Мирном, но и в других городах и районах Архангельской области, в частности, в Коряжме, Котласе, Вельске.

    Главное — погладить КОТА.

  • nacida libre

    Сообщений: 15873

    Для детей-инвалидов создают бизнес-инкубатор

    В Приамурье реализуется уникальная программа для детей-инвалидов. Она направлена на то, чтобы ребята с ограниченными возможностями смогли получить профессию и в дальнейшем работать. В программе участвует 31 регион России, но только в Амурской области создают так называемый бизнес-инкубатор. Благодаря этому проекту подготовка детей к самостоятельному заработку начнётся с детства.

    В рамках проекта в педагогическом колледже созданы несколько направлений. В учебном заведении запустили сразу несколько специальных образовательных программ для детей-инвалидов: фитодизайн, прикладная информатика, мастер-декоратор и ведение индивидуального предпринимательства.

    Получив одну из этих профессий, люди с ограниченными возможностями могут стать востребованными на рынке труда. «Уникальность нашей модели заключается в том, что у нас интегрированы относительно здоровые дети со всеми другими. Задача колледжа — как раз сформировать толерантное отношение между ними. Потому что сегодня многие дети с ограниченными возможностями здоровья считают себя несколько ущемлёнными», – рассказывает руководитель проекта Лидия Дмитриева.

    Вместе с обычными детьми дети-инвалиды не только учатся, но и живут в одном общежитии, правда, в разных условиях. Так, инвалиды-колясочники живут отдельно от других детей. Каждому из таких студентов колледж выдаёт по ноутбуку для возможности дистанционного обучения. Кроме того, в колледже есть специальная сенсорная комната. На её оборудование потратили более 1 миллиона рублей. Для реабилитации есть всё: специальные проекторы, массажёры и лечебные шторы.
    «Это оборудование действует сразу на несколько систем органов чувств. В первую очередь, на зрительное и тактильное восприятие. Дети могут воспринимать цвета, развивается и корректируется цветовое восприятие, а также тактильное», — сообщает социальный педагог Мария Фролова.

    Педколледж — это последняя ступень в обучении инвалидов. Готовить детей с ограниченными возможностями к самостоятельному заработку начинают с детства: в Благовещенске этим занимаются в 13-й школе, где открыты специальные коррекционные начальные классы. Затем ребёнок может идти обучаться в школу-интернат № 8 и по её окончании поступить в педколлеж или в профессиональный лицей сервиса и торговли, который тоже задействован в программе.

    В ближайшее время в педагогическом колледже ожидают поставку нового специализированного оборудования. Для него уже подготовлен класс. Сомнений в том, что оно не останется незадействованным, нет: только в этом году в колледж поступили 37 студентов с ограниченными возможностями.

    Источник: ИА «Амур.инфо»

    Главное — погладить КОТА.

  • nacida libre

    Сообщений: 15873

    В двух лицеях Великих Лук организовано инклюзивное обучение детей-инвалидов

    _28 ноября 2012 года_

    Совместное обучение детей-инвалидов и здоровых детей стало реальностью. В 2012 году базовыми учреждениями, вошедшими в государственную программу «Доступная среда», стали педагогический лицей и лицей № 11.

    Для организации инклюзивного обучения детей-инвалидов были выделены средства в рамках областной долгосрочной целевой программы «Доступная среда», муниципального бюджета города Великие Луки, привлечены внебюджетные средства.

    В педагогическом лицее преобразилось центральное крыльцо, где появился пандус для колясок. Отремонтирована рекреация в здании лицея для организации дошкольного отделения, в котором введено инклюзивное образование; приобретен автобус для перевозки детей с ограниченными возможностями. Организована сенсорная комната, в которой установлен сухой бассейн, смонтированы светодиодная установка «Световой дождь», кресла для релаксации. Для работы с детьми приобретено программное обеспечение для психологической разгрузки и диагностики.

    В лицее № 11 реконструирована зона доступа для учащихся начальной школы: произведена замена оконных блоков, сделано кафельное покрытие пола, установлены защитные экраны на батареи, приобретены мягкие пуфы. Осуществлена реконструкция гардероба для учащихся начальных классов.
    На первом этаже лицея № 11 открыт гимнастический зал, где установлены 2 тренажера и 3 секции «шведской стенки». В скором времени в школе тоже будет оборудована сенсорная комната. До конца года будет закуплено оборудование для гимнастического зала и сенсорной комнаты: тренажеры, спортинвентарь, мебель для мягкой зоны, сухой бассейн, фиброоптический душ.

    Главное — погладить КОТА.

  • nacida libre

    Сообщений: 15873

    «Невыгодно, чтобы обычные школы учили необычных детей»

    Исполнительный директор бурятского регионального отделения Российского благотворительного фонда НАН, член комиссии по правам человека при президенте Бурятии Эржена Будаева рассказала Ольге Алленовой о том, чем отличается жизнь инвалидов в провинции от столичных

    — Мы с 2003 года продвигаем в Бурятии идею инклюзивного образования. Поначалу я думала, что через два-три года государство к нам подключится, все пойдет легче. Но какой-то невидимый тормоз включился. Тут ведь многое зависит от финансовых возможностей региона.

    Читайте интервью...

    Главное — погладить КОТА.

  • nacida libre

    Сообщений: 15873

    12,8 млн рублей поступит из федерального бюджета на формирование доступной среды в школах области

    Такая субсидия будет выделена Новосибирской области на формирование сети базовых общеобразовательных организаций, в которых созданы условия для инклюзивного обучения детей с ограниченными возможностями здоровья.
    Софинансирование из областного бюджета — около 5,4 млн рублей.

    Деньги будут направлены на создание в школах условий для инклюзивного образования детей, в том числе на формирование безбарьерной среды и оснащение учебных заведений специальным учебным, реабилитационным и компьютерным оборудованием и автотранспортом.

    С 2011 по 2013 год в рамках госпрограммы необходимым оборудованием были оснащены 22 школы Новосибирской области.

    В 2014 году средства субсидии пойдут на оборудование еще 10 школ:
    Искитим — средняя общеобразовательная школа № 5,
    Чик — средняя общеобразовательная школа № 6,
    Карасук — средняя общеобразовательная школа № 5,
    Тогучин — средняя школа № 3,
    Толмачево — средняя общеобразовательная школа № 61,
    Татарск — школа-интернат основного общего образования,
    Новосибирск — средние общеобразовательные школы № 175, 67, № 3 им. Бориса Богаткова и гимназия № 6 «Центр Горностай».

    Главное — погладить КОТА.

  • nacida libre

    Сообщений: 15873

    Новосибирск

    Надежда на помощь есть

    «Обычное чаепитие в школьном классе: столы сдвинуты, дети пьют чай и едят торт. Радуются — сегодня последний день самой длинной четверти. Родители помогают учителям в меру собственного понимания ситуации: «Мальчики, что за драка?» А учительница, стоящая рядом, успокаивает их: «Всё хорошо, это борьба». Но эти дети — дети особенных родителей. Они попали сюда потому, что их родители не согласились с тем, что у них будет «судьба инвалида».

    Ребята учатся в «Сибирском лучике» — одном из немногих учреждений, где могут учиться школьники с диагнозом ДЦП, синдромом Дауна, поражением центральной нервной системы.

    В этом классе — подростки с диагнозом «детский церебральный паралич»: кто-то из них передвигается только с помощью инвалидной коляски, кто-то ходит сам, а кто-то сидит лишь с помощью специальных удерживающих устройств».

    «Успеть — это самое важное, если у ребёнка диагноз «детский церебральный паралич».

    «Когда мы окончательно поняли, что у Никиты ДЦП, ему было больше года. Я тогда решила — жизнь продолжается, а решать проблемы мы будем по мере их поступления. Я не захотела смириться, как большинство родителей, “это мой крест, я буду сидеть с ребёнком дома”. У Никиты будет полноценная жизнь», — вспоминает Ирина Степанцова. В четыре года Никита отправился в садик «Сибирского лучика». «Он же там не сможет», — слышали родители. «Не сможет — уйдем. Но пробовать нужно», — отвечали Ирина и её супруг Валерий Ледовский.

    «— Сколько в области детей с диагнозом «детский церебральный паралич», мы не знаем. Это закрытая информация, — так ответил региональный минздрав на депутатский запрос Максима Леоненко, который помогает нашему фонду помощи детям, — рассказывает Ольга Нечаева, учредитель фонда содействия абилитации детей с особенностями развития «Созвездие Плеяд».

    «Отношение общества к детям-инвалидам говорит многое о самом обществе — как в Спарте выживали самые сильные. Слабых такие общества поглощают. Но когда мы сможем увидеть, что такие дети — это драгоценный дар, это ценность, когда мы сможем увидеть, что они отражают нашу собственную уязвимость — тогда мы сможем сказать, что наше общество духовно», — уверена Анна Ефимкина, психолог, арт-гештальт терапевт».


    Полностью статью читайте в «Ведомостях».

    Главное — погладить КОТА.

  • nacida libre

    Сообщений: 15873

    Тренировочные материалы по подготовке и сдаче ГИА

    Федеральная служба по надзору в сфере образования и науки в 2015 году завершила работу по созданию тренировочных материалов для участия в государственной итоговой аттестации (ГИА) выпускников с ограниченными возможностями здоровья и детей-инвалидов.

    «Мы стремимся делать все, чтобы дети с ОВЗ чувствовали себя полноправными членами общества и имели такие же возможности для учебы и прохождения итоговой аттестации, как и их сверстники. Проделанная работа позволяет обеспечить детей необходимыми материалами для подготовки и сдачи экзаменов как в письменной, так и в устной форме», — отметил глава Рособрнадзора Сергей Кравцов.

    Тренировочные сборники заданий по 14 учебным предметам:
    русский язык;
    математика;
    физика;
    химия;
    информатика и ИКТ;
    биология;
    история;
    обществознание;
    литература;
    география;
    иностранные языки (английский, немецкий, французский, испанский) —
    опубликованы на сайте Федерального института педагогических измерений.
    Сборники содержат задания, аналогичные тем, которые используются в экзаменационных материалах.

    По ряду предметов тренировочные сборники для слепых участников ГИА представлены в формате, совместимом с программами экранного доступа для слепых пользователей (NVDA, JAWS). Бумажные версии 14 сборников тренировочных материалов для подготовки к ЕГЭ слепых и слабовидящих обучающихся переведены на шрифт Брайля и направлены в субъекты Российской Федерации.

    Разработаны методические материалы для подготовки и проведения государственного выпускного экзамена (ГВЭ) для обучающихся по образовательным программам основного общего и среднего общего образования в письменной и устной форме.

    Для участников ГИА с ограниченными возможностями здоровья создан банк заданий для ГВЭ-9 и ГВЭ-11 по 14 предметам, разработаны спецификации и демоверсии, которые уже прошли апробацию и доработку.

    Главное — погладить КОТА.

  • nacida libre

    Сообщений: 15873

    Распоряжение Правительства Новосибирской области от 19.04.2016 № 103-рп
    Об утверждении концепции развития инклюзивного образования в Новосибирской области на 2016—2020 годы

    Концепция разработана для обеспечения равного доступа к образованию для всех обучающихся, выработке единой методологической основы инклюзивного образования, создания целостного правового поля, распространения доступных практик.
    Определены основные понятия, предпосылки, принципы и стратегические направления развития инклюзивного образования в Новосибирской области.

    Среди стратегических направлений развития инклюзивного образования министр образования, науки и инновационной политики Новосибирской области Сергей Нелюбов назвал нормативно-правовое обеспечение развития, научно-методическое и организационное сопровождение инклюзивного образования, кадровое, материально-техническое и финансово-экономическое обеспечение.

    В настоящее время в нашей области:
    почти 25 000 детей с ограниченными возможностями здоровья, в том числе 7 400 детей-инвалидов.
    68 % детей с ограниченными возможностями здоровья обучаются инклюзивно.

    Главное — погладить КОТА.

  • nacida libre

    Сообщений: 15873

    В министерстве труда, занятости и трудовых ресурсов Новосибирской области начала работу горячая линия по вопросам инклюзивного среднего профессионального образования

    Вопросы можно задать:
    1) ежедневно по будним дням по телефону;
    2) в любое время, заполнив специальную форму в интернет-приемной.

    Общие вопросы об инклюзивном среднем профессиональном образовании и о приеме в профессиональные образовательные учреждения граждан с инвалидностью:
    телефоны 325-21-79 и 325-21-64 ::: с 9:00 до 18:00.
    Отвечают специалисты управления развития трудовых ресурсов и профобразования минтруда Новосибирской области.

    Поддержка образовательного процесса инклюзивного среднего профессионального образования:
    телефон 314-93-66 ::: с 8:00 до 16:30.
    Консультируют специалисты базовой профессиональной образовательной организации, обеспечивающей поддержку региональной системы инклюзивного профобразования инвалидов.

    Главное — погладить КОТА.

Записей на странице:

Перейти в форум

Модераторы: