0°C
завтра: −1°C
Погода в Перми
0°C
вечером0°C
ночью−1°C
завтра−1°C
Подробно
 63,72
−0.0950
Курс USD ЦБ РФна 7 декабря
63,7185
−0.0950
 70,76
+0.0349
Курс EUR ЦБ РФна 7 декабря
70,7594
+0.0349
  • Н.В. Гоголь. Записки сумасшедшего.

    1. Н.В.Гоголь.Записки сумасшедшего. Титул.

    2. Заставка.

    3.Н.В.Гоголь:
    "Я не понимаю выгод служить в департаменте."

    4. Н.В.Гоголь:
    " А посмотреть в лицо ему: фу, какая важность сияет в глазах! Я еще никогда
    не слышал, чтобы он сказал лишнее слово. Только разве, когда подашь бумаги,
    спросит: "Каково на дворе?" - "Сыро, ваше превосходительство!" Да, не нашему
    брату чета! Государственный человек."

    5.Н.В.Гоголь:
    " Ты думаешь, я не знаю всех твоих проказ? Ведь ты волочишься за
    директорскоюдочерью! Ну, посмотри на себя, подумай только, что ты?
    ведь ты нуль, более ничего. Ведь у тебя нет ни гроша за душою.
    Взгляни хоть в зеркало на свое лицо, куды тебе думать о том!

    • 1.

    • 2.

    • 3.

    • 4.

    • 5.

  • Н.В. Гоголь. Записки сумасшедшего.

    6.Н.В.Гоголь:
    " Был в театре. Играли русского дурака Филатку...
    Пела одна актриса очень хорошо. Я вспомнил о
    той... эх, канальство!.. ничего, ничего... молчание."

    7.Н.В.Гоголь:
    "После обеда большею частию лежал на кровати."

    8.Н.В.Гоголь:
    "Хотелось бы мне заглянуть в гостиную, куда видишь только иногда
    отворенную дверь, за гостиною еще в одну комнату. Эх, какое богатое
    убранство! Какие зеркала и фарфоры! Хотелось бы заглянуть туда, на ту
    половину, где ее превосходительство, - вот куда хотелось бы мне!
    В будуар..."

    9. Н.В.Гоголь:
    "Когда я пробрался в шестой этаж и зазвонил в колокольчик, вышла
    девчонка, не совсем дурная собою, с маленькими веснушками. Я узнал ее."

    10. Н.В,Гоголь:
    " Желал бы я сам сделаться генералом: не для того, чтобы получить руку и
    прочее, нет, хотел бы быть генералом для того только, чтобы увидеть, как
    они будут увиваться и делать все эти разные придворные штуки и экивоки,
    и потом сказать им, что я плюю на вас обоих."

    • 6.

    • 7.

    • 8.

    • 9.

    • 10.

  • .Н.В. Гоголь. Записки сумасшедшего.

    11.Н.В.Гоголь:
    "Говорят, какая-то донна должна взойти на престол. Не может взойти донна
    на престол. Никак не может. На престоле должен быть король."

    12. Н.В.Гоголь:
    "Сегодняшний день - есть день величайшего торжества! В Испании есть
    король. Он отыскался. Этот король я. Именно только сегодня об этом узнал я."

    13. Н.В.Гоголь:
    " О, это коварное существо - женщина! Я теперь только постигнул, что такое
    женщина. До сих пор никто еще не узнал, в кого она влюблена: я первый
    открыл это. Женщина влюблена в черта. Да, не шутя. Физики пишут глупости,
    что она то и то, - она любит только одного черта."

    14. Н.В.Гоголь:
    "Ходил инкогнито по Невскому проспекту. Проезжал государь император.
    Весь город снял шапки, и я также; однако же не подал никакого вида, что я
    испанский король."

    15. Н.В.Гоголь:
    " Мантия совершенно готова и сшита. Мавра вскрикнула, когда я надел ее.
    Однако же я еще не решаюсь представляться ко двору. До сих пор нет депутации
    из Испании. Без депутатов неприлично. Никакого не будет веса моему
    достоинству. Я ожидаю их с часа на час."

    • 11.

    • 12.

    • 13.

    • 14.

    • 15.

  • Н.В. Гоголь. Записки сумасшедшего.

    16. Н.В.Гоголь:
    "Ходил справляться на почту, не прибыли ли испанские депутаты. Но почтмейстер
    чрезвычайно глуп, ничего не знает: нет, говорит, здесь нет никаких испанских
    депутатов, а письма если угодно написать, то мы примем по установленному
    курсу. Черт возьми! что письмо? Письмо вздор. Письма пишут аптекари..."

    17. Н.В.Гоголь:
    "Итак, я в Испании, и это случилось так скоро, что я едва мог очнуться.
    Сегодня поутру явились ко мне депутаты испанские, и я вместе с ними сел в
    карету. Мне показалась странною необыкновенная скорость. Мы ехали так шибко,
    что через полчаса достигли испанских границ."

    18. Н.В.Гоголь:
    "До сих пор не могу понять, что это за земля Испания. Народные обычаи и
    этикеты двора совершенно необыкновенны. Не понимаю, не понимаю, решительно
    не понимаю ничего. Сегодня выбрили мне голову, несмотря на то что я кричал
    изо всей силы о нежелании быть монахом.

    19. Н.В.Гоголь:
    "Сегодня великий инквизитор пришел в мою комнату, но я, услышавши еще
    издали шаги его, спрятался под стул. Он, увидевши, что нет меня, начал
    звать. Сначала закричал: "Поприщин!" - я ни слова."

    20. Н.В.Гоголь:
    " Чи 34 сло Мц гдао, февраль 349.
    Нет, я больше не имею сил терпеть. Боже! что они делают со мною! Они
    льют мне на голову холодную воду! Они не внемлют, не видят, не слушают меня.
    ...Спасите меня! возьмите меня! дайте мне тройку быстрых, как вихорь, коней"

    • 16.

    • 17.

    • 18.

    • 19.

    • 20.

  • Н.В. Гоголь. Записки сумасшедшего.

    21.Н.В.Гоголь:
    "Садись, мой ямщик, звени, мой колокольчик..."

    22. Н.В.Гоголь:
    "... взвейтеся, кони, и несите меня с этого света! Далее, далее, чтобы
    не видно было ничего, ничего "

    23. Н.В.Гоголь:
    "Вон небо клубится передо мною; звездочка сверкает вдали; лес несется
    с темными деревьями и месяцем; сизый туман стелется под ногами;
    струна звенит в тумане..."

    24. Н.В.Гоголь:
    " Ты думаешь, я не знаю всех твоих проказ? Ведь ты волочишься за
    директорскоюдочерью! Ну, посмотри на себя, подумай только, что ты?
    ведь ты нуль, более ничего. Ведь у тебя нет ни гроша за душою.
    Взгляни хоть в зеркало на свое лицо, куды тебе думать о том!" "

    Примечание. Рисунок 24 был мною пропущен, его место - "5". Поэтому
    текст Н.В. Гоголя к рисункам 5, 6, 7, 8, 9, 10 был сдвинут.

    25. Концовка.

    • 21.

    • 22.

    • 23.

    • 24.

    • 25.

  • :роза: :роза: :роза:
    Творческих успехов Вам, Александр!

    Жизнь- как фотография: получается лучше, когда ты улыбаешься. :улыб:

  • В ответ на: Творческих успехов Вам, Александр!
    Здравствуйте, Пилюля!
    Скажу прямо: Вы меня очень порадовали.
    А то как-то странно тихо, и я в задумчивости и в сомнениях...

  • А.А. Блок. ДВЕНАДЦАТЬ. Графика.

    1.Александр Лаврухин: Титул. А.А. Блок. "Двенадцать".

    2.Александр Блок:
    . . . . . . . . . . . . ""Чёрный вечер
    . . . . . . . . . . . . Белый снег.
    . . . . . . . . . . . . Ветер, ветер!
    . . . . . . . . . . На ногах не стоит человек.
    . . . . . . . . . . . . Ветер, ветер -
    . . . . . . . . . . На всём Божьем свете!""

    3. Александр Блок:

    . . . . . . . . . . . .""Завивает ветер
    . . . . . . . . . . . . Белый снежок.
    . . . . . . . . . . Под снежком - ледок.
    . . . . . . . . . . . . Скользко, тяжко,
    . . . . . . . . . . . . Всякий ходок
    . . . . . . . . . . Скользит - ах, бедняжка!""

    4. Александр Блок:
    . . . . . . . . . . . . ""От здания к зданию
    . . . . . . . . . . . . Протянут канат
    . . . . . . . . . . . . На канате плакат:
    . . . . . . . . . . ."Вся власть Учредительному Собранию!"...""

    5. Александр Блок:
    . . . . . . . . . . . . ""Ветер хлёсткий!...
    . . . . . . . . . . . . Не отстаёт и мороз!...""

    • 1.

    • 2.

    • 3.

    • 4.

    • 5.

  • А.А. Блок. ДВЕНАДЦАТЬ.

    6.Александр Блок:
    . . . . . . . . . . . . ""И буржуй на перекрёстке
    . . . . . . . . . . . . В воротник упрятал нос.""

    7. Александр Блок:
    . . . . . . . . . . . . ""Вон барыня в каракуле...""

    8. Александр Блок:
    . . . . . . . . . . . . ""Ветер весёлый
    . . . . . . . . . . . . И зол, и рад.
    . . . . . . . . . . . . Крутит подолы,
    . . . . . . . . . . . . Прохожих косит.
    . . . . . . . . . . . . Рвёт, мнёт и носит...""

    9. Александр Блок:
    . . . . . . . . . . . .""Большой плакат:
    . . . . . . . . . "Вся власть Учредительному Собранию"..."

    10. Александр Блок:
    . . . . . . . . . . . . ""Поздний вечер
    . . . . . . . . . . . . Пустеет улица.
    . . . . . . . . . . . . Один бродяга
    . . . . . . . . . . . . Сутулится.
    . . . . . . . . . . . Да свищет ветер...""

    • 6.

    • 7.

    • 8.

    • 9.

    • 10.

  • А.А. Блок. ДВЕНАДЦАТЬ.

    11. Александр Блок:
    . . . . . . . . . . . . ""Товарищ! Гляди
    . . . . . . . . . . . . . . в оба!
    . . . . . . . . . . . . Гуляет ветер, порхает снег.
    . . . . . . . . . . . . Идут двенадцать человек.

    . . . . . . . . . . . . Винтовок чёрные ремни,
    . . . . . . . . . . Кругом - огни, огни, огни...

    . . . . . . . . . . . . В зубах - цыгарка, прямит картуз,
    . . . . . . . . . . . . На спину б надо бубновый туз!

    . . . . . . . . . . . . Свобода, свобода,
    . . . . . . . . . . . . Эх, эх, без креста!

    . . . . . . . . . . . . . . Тра-та-та!""

    12. Александр Блок:
    . . . . . . . . . . ""- А Ванька с Катькой - в кабаке...
    . . . . . . . . . . - У ей керенки есть в чулке!""

    13. Александр Блок:
    . . . . . . . . . . . . . . . ""Тра-та-та!

    . . . . . . . . . . . . . . Кругом - огни, огни, огни...""

    14. Александр Блок:
    . . . . . . . . . . . . ""Товарищ. винтовку держи, не трусь!""

    15. Александр Блок:
    . . . . . . . . . . . . . ""Пальнём-ка пулей в Сятую Русь -

    . . . . . . . . . . . . . . . В кондовую,
    . . . . . . . . . . . . . . . В избяную,
    . . . . . . . . . . . . . . . В толстозадую!""

    • 11.

    • 12.

    • 13.

    • 14.

    • 15.

  • А.А. Блок. ДВЕНАДЦАТЬ.

    16. Александр Блок:
    . . . . . . . . . . . . . ""Эх, эх, без креста!""

    17. Александр Блок:
    . . . . . . . . . . . . . ""Мы на горе всем буржуям
    . . . . . . . . . . . . . Мировой пожар раздуем,
    . . . . . . . . . . . . . Мировой пожар в крови -
    . . . . . . . . . . . . . Господи. благослови!"

    18. Александр Блок:
    . . . . . . . . . . . . . ""Эх, эх, поблуди!
    . . . . . . . . . . . . . Сердце ёкнуло в груди!""

    19. Александр Блок:
    . . . . . . . . . . . . ""...Опять навстречу вскачь.
    . . . . . . . . . . . . . . Летит, вопит, орёт лихач...""

    20. Александр Блок:
    . . . . . . . . . . . . . . ""И опять идут двенадцать,
    . . . . . . . . . . . . . . За плечами - ружьеца.
    . . . . . . . . . . . . . . Лишь у бедного убийцы
    . . . . . . . . . . . . . . Не видать совсем лица...""

    • 16.

    • 17.

    • 18.

    • 19.

    • 20.

  • А.А. Блок. ДВЕНАДЦАТЬ.

    21. Александр Блок:
    . . . . . . . . . . . . .""- Что, Петруха, нос повесил...""

    22. Александр Блок:
    . . . . . . . . . . . . . . ""Или Катьку пожалел?""

    23. Александр Блок:
    . . . . . . . . . . . . . . . .""Эх, Эх!
    . . . . . . . . . . . . . . Позабавиться не грех!""

    24. Александр Блок:
    . . . . . . . . . . . . . . ""Ужь я времечко
    . . . . . . . . . . . . . . Проведу, проведу!

    . . . . . . . . . . . . . . Уж я темечко
    . . . . . . . . . . . . . . Почешу, почешу!

    . . . . . . . . . . . . . . Уж я семечки
    . . . . . . . . . . . . . . Полущу, полущу!""

    25. Александр Блок:
    . . . . . . . . . . . . . . ""Уж я ножичком
    . . . . . . . . . . . . . . Полосну, полосну!""

    • 21.

    • 22.

    • 23.

    • 24.

    • 25.

  • А.А. Блок. ДВЕНАДЦАТЬ.

    26. Александр Блок:
    . . . . . . . . . . . . . . ""Стоит буржуй на перекрёстке
    . . . . . . . . . . . . . . И воротник упрятал в нос...""

    27. Александр Блок:
    . . . . . . . . . . . . . . ""Стоит буржуй, ка пёс голодный,
    . . . . . . . . . . . . . . Стоит безмолвный. как вопрос.
    . . . . . . . . . . . . . . И старый мир, как пёс безродный,
    . . . . . . . . . . . . . . Стоит за ним, поджавши хвост.""

    28. Александр Блок:
    . . . . . . . . . . . . . . ""Разыгралась что-то вьюга,
    . . . . . . . . . . . . . . Ой, вьюга, ой, вьюга!
    . . . . . . . . . . . . . . Не видать совсем друг друга
    . . . . . . . . . . . . . . За четыре за шага!""

    29. Александр Блок:
    . . . . . . . . . . . . . . ""Снег воронкой завился,
    . . . . . . . . . . . . . . Снег столбушкой поднялся...""

    30. Александр Блок:
    . . . . . . . . . . . . . ""...Идут без имени святого
    . . . . . . . . . . . . . Все двенадцать - вдаль.
    . . . . . . . . . . . . . . . Ко всему готовы,
    . . . . . . . . . . . . . . . Ничего не жаль."

    • 26.

    • 27.

    • 28.

    • 29.

    • 30.

  • А.А. Блок. ДВЕНАДЦАТЬ.

    31. Александр Блок:
    . . . . . . . . . . . . . . ""Трх-тах-тах! - И только эхо
    . . . . . . . . . . . . . . . . Откликается в домах...""

    32. Александр Блок:
    . . . . . . . . . . . . . . ""Только вьюга долгим смехом
    . . . . . . . . . . . . . . . . Заливается в снегах...""

    33. Александр Блок:
    . . . . . . . . . . . . . . ""... Так идут державным шагом -
    . . . . . . . . . . . . . . . . .Позади - голодный пёс...""

    34. Александр Блок:
    . . . . . . . . . . . . . . . ""... В белом венчике из роз -
    . . . . . . . . . . . . . . . . . Впереди - ...""

    35. Концовка.

    • 31.

    • 32.

    • 33.

    • 34.

    • 35.

  • Ф.М. Достоевский. Идиот. Графика А. Лаврухина.

    1.Ф.М. Достоевский. Идиот. Заставка.

    2. "Ф.М. Достоевский."

    3. "Ф.М. Достоевский".

    4.Ф.М. Достоевский:
    "В конце ноября, в оттепель, часов в девять утра, поезд Петербургско-Варшавской
    железной дороги на всех парах подходил к Петербургу."

    5. Ф.М. Достоевский:
    "В одном из вагонов третьего класса, с рассвета, очутились друг против друга,
    у самого окна, два пассажира, — оба люди молодые, оба почти налегке, оба
    не щегольски одетые, оба с довольно замечательными физиономиями, и оба
    пожелавшие, наконец, войти друг с другом в разговор."

    • 1.

    • 2.

    • 3.

    • 4.

    • 5.

    Исправлено пользователем АлександрЛ (17.03.13 20:28)

  • :respect: :роза:

    Жизнь- как фотография: получается лучше, когда ты улыбаешься. :улыб:

  • Ф.М. Достоевский. Идиот.

    6. Один из них был небольшого роста, лет двадцати семи, курчавый и почти
    черноволосый, с серыми маленькими, но огненными глазами. Нос его был широк
    и сплюснут, лицо скулистое; тонкие губы беспрерывно складывались в какую-то
    наглую, насмешливую и даже злую улыбку; но лоб его был высок и хорошо
    сформирован и скрашивал неблагородно развитую нижнюю часть лица.

    7. Глаза его были большие, голубые и пристальные; во взгляде их было что-то тихое,
    но тяжелое, что-то полное того странного выражения, по которому некоторые
    угадывают с первого взгляда в субъекте падучую болезнь. Лицо молодого человека
    было, впрочем, приятное, тонкое и сухое, но бесцветное, а теперь даже досиня
    иззябшее.

    8. Отвечая, он объявил, между прочим, что действительно долго не был в России,
    с лишком четыре года, что отправлен был за границу по болезни, по какой-то
    странной нервной болезни, вроде падучей или виттовой пляски, каких-то
    дрожаний и судорог.
    (Ссылка Ф.М. Достоевского в Сибирь).

    9. И оба слушателя снова захохотали.
    -- И небось в этом узелке вся ваша суть заключается? -- спросил черномазый.

    10. А между тем известно тоже было, что Иван Федорович Епанчин -- человек без
    образования и происходит из солдатских детей; последнее, без сомнения,
    только к чести его могло относиться, но генерал, хоть и умный был человек,
    был тоже не без маленьких, весьма простительных слабостей и не любил иных
    намеков.

    • 6.

    • 7.

    • 8.

    • 9.

    • 10.

  • АРБАТСКИЙ ДНЕВНИК. Александр Лаврухин.


    12.03.2013.


    По факту смерти актера А.Панина возбуждено уголовное дело
    Прощание с Андреем Паниным состоится 12 марта
    СК выясняет причины смерти Андрея Панина

    Медицинские эксперты сомневаются в версии смерти актера Андрея Панина, представленной следствием. В Следственном комитете полагают, что звезда сериала "Бригада" упал и сильно ударился головой, однако у медиков характер травм артиста вызывает вопросы.

    Читать полностью: http://top.rbc.ru/society/11/03/2013/84 ... news_mail2
    ___________________________________________________________________________________

    К о м м е н т а р и й. Смерть Андрея Панина вновь меня обращает к событиям 2008 - 2010 из моей жизни.
    Тогда жизнь моей матери и моя висела на волоске.
    В тексте о сообщении причин смерти А.Панина я подчеркнул слова "упал и сильно ударился" (версия силовиков). Но медики сомневаются.

    В мае 2008 г. моя мать была избита в собственной квартире. Её жестоко били по ногам с намерением вызвать смерть. В условиях скрытности происходящего у моих недоброжелателей появилась бы в случае смерти матери хорошая возможность обвинить меня по статье "убийство по неосторожности".

    Всё дело в том, что в комнате, где мы жили вместе с мамой, находилось около 4 000 книг. Они аккуратно были расставлены в более чем 70 книжных полках, которые в рядах поднимались до самого потолка. При падении сверху любая полка действительно могла нанести рану ног.

    Благодаря случайностям и моя мать и я остались в живых и на свободе (смогли вовремя ушли из дома)

    Когда я писал в ОВД заявление о возбуждении уголовного дела по факту избиения моей матери, меня направляли к врачу, а потом устроили на меня охоту (была попытка подбросить наркоту и т.п.).

    Но вот что при всём том вызывает особый интерес.
    Как сейчас помню. Первого июля 2009 г. на мой мобильник позвонил некто и назвался юристом. Он вызвался оказать мне юридическую поддержку - безденежно! При этом этот человек дал мне понять, что его интересует ситуация со "Словом о полку Игореве", и что мои житейские треволнения могут быть связаны с моим розыском по "Слову".
    Он требовал от меня того, чтобы я убрал из сети некую свою статью по "Слову", грозился вызвать меня на суд. Мы договорились о скорой встречи, которая так и не состоялась...

  • Ф.М. Достоевский. Идиот. Графика.

    11.-- Нет, во Франции всё головы рубят.
    -- Что же, кричит?
    -- Куды! В одно мгновение. Человека кладут, и падает этакий широкий нож,
    по машине, гильотиной называется, тяжело, сильно...

    12. Голова отскочит так, что и глазом не успеешь мигнуть.

    13. А ведь главная, самая сильная боль, может, не в ранах, а вот что вот знаешь наверно,
    что вот через час, потом через десять минут, потом через полминуты, потом теперь,
    вот сейчас -- душа из тела вылетит, и что человеком уж больше не будешь, и что это
    уж наверно; главное то, что наверно.

    14. Вот как голову кладешь под самый нож и слышишь, как он склизнет над головой,
    вот эти-то четверть секунды всего и страшнее.

    15. Убивать за убийство несоразмерно большее наказание, чем самое преступление.
    Убийство по приговору несоразмерно ужаснее, чем убийство разбойничье.

    • 11.

    • 12.

    • 13.

    • 14.

    • 15.

  • Ф.М. Достоевский. Идиот.

    16. А тут всю эту последнюю надежду, с которою умирать в десять раз легче,
    отнимают наверно; тут приговор, и в том, что наверно не избегнешь, вся ужасная-то мука
    и сидит, и сильнее этой муки нет на свете.

    17. Зачем такое ругательство, безобразное, ненужное, напрасное? Может быть, и есть такой
    человек, которому прочли приговор, дали помучиться, а потом сказали: "Ступай, тебя
    прощают". Вот этакой человек, может быть, мог бы рассказать. Об этой муке и об этом
    ужасе и Христос говорил.

    18. Лицо веселое, а она ведь ужасно страдала, а? Об этом глаза говорят, вот эти две
    косточки, две точки под глазами в начале щек. Это гордое лицо, ужасно гордое, и вот
    не знаю, добра ли она? Ах, кабы добра! Всё было бы спасено!

    19. Ганя.

    20. Почти в то же самое время и Афанасий Иванович Тоцкий, человек высшего света,
    с высшими связями и необыкновенного богатства, опять обнаружил свое старинное
    желание жениться. Это был человек лет пятидесяти пяти, изящного характера,
    с необыкновенною утонченностию вкуса. Ему хотелось жениться хорошо; ценитель
    красоты он был чрезвычайный.

    • 16.

    • 17.

    • 18.

    • 19.

    • 20.

  • Ф.М. Достоевский. Идиот.

    21. ... наконец, везут по городу до эшафота... Я думаю, что вот тут тоже кажется,
    что еще бесконечно жить остается, пока везут Мне кажется, он, наверно, думал
    дорогой: "Еще долго, еще жить три улицы остается; вот эту проеду, потом еще та
    останется, потом еще та, где булочник направо... еще когда-то доедем до
    булочника!"

    22. Кругом народ, крик, шум, десять тысяч лиц, десять тысяч глаз, -- все это надо
    перенести, а главное, мысль: "Вот их десять тысяч, а их никого не казнят, а
    меня-то казнят!".

    23. Странно, что редко в эти самые последние секунды в обморок падают! Напротив,
    голова ужасно живет и работает, должно быть, сильно, сильно, сильно, как машина
    в ходу; я воображаю, так и стучат разные мысли, всё неконченные, и может быть,
    и смешные, посторонние такие мысли...

    24.И представьте же, до сих пор еще спорят, что, может быть, голова когда и отлетит,
    то еще с секунду, может быть, знает, что она отлетела, -- каково понятие!

    25. -- Генерал Иволгин, отставной и несчастный.

    • 21.

    • 22.

    • 23.

    • 24.

    • 25.

  • АРБАТСКИЙ ДНЕВНИК (из публикаций на других форумах).

    [u]Добавлено: 13 дек 2012 18:08[/u] Заголовок сообщения: Re: Умер Владислав Галкин

    alyonushka писал(а):
    Актер Владислав Галкин, известный миллионам россиян по ролям в сериалах "Дальнобойщики", "Спецназ" и "Мастер и Маргарита", скончался в Москве на 39-м году жизни. Медики предполагают, что умер он несколько дней назад, а причиной смерти стала остановка сердца.

    Всем здравствуйте.
    Моё выступление может показаться весьма запоздалым, но всё же...
    Известие о смерти Владислава Галкина поразило меня своей неожиданностью. И мне было услышать о том тем больнее, что оно меня настигло в Доме Булгакова (Садовая 10, Москва) в начале февраля месяца. А ведь совсем недавно я видел Владислава здесь же, в Доме Булгакова, в хорошем насторениии и в приподнятом состояниии духа. А у меня, наоборот, была катострофическая ситуация: я и моя 80 - летняя в кровь избитая мать оказались выброшеными на улицу (не без участия людей из МВД). Для меня моя ситуация казалась почти безнадёжной, и я уповал только на поддержку общественности. И вот мне подумалось подойти к Владиславу и протрубить о своём горе. Но я этого шага не сделал...
    Но так получилось, что Владислав сам попал в беду и не выдержал психологического натиска - запил. Запил и проиграл...
    Я же не пью (ни грамма) вот уже более десяти лет, наперёд понимая, что водка будет на жизненном пути очень сильной помехой в достижении поставленных творческих задач. Вот и результат налицо: мы с моей матерью совершенно безденежно получали высококвалифицированную и, самое главное, своевременную юридическую помощь в разрешении текущих вопросов (борьба за квартиру и т.п.). Более того, мне странным образом удавалось не попадаться в сети пяти государевых служб... Обобщая, я и моя мать отстояли своё право на жизнь и жильё.
    А вот Владислав ... Он не расчитал своих сил и сил своих врагов (скрытых, как и у меня).
    После получения известия о смерти Владислава Галкина я стал собирать газетно-журнальные публикации. Меня заинтересовала истерия СМИ вокруг его имени. И конечно же, я обратил внимание на то, как в один миг доброе имя Владислава Галкина было опорочено. Вот Вам и Технологии...
    А сегодня я могу кое-что рассказать о том, что меня и мою мать могло ожидать в 2008 г - тоже самое, но только без шума и свидетелей.
    С тех пор я не выпускаю из своих рук российские журналы и газеты, видя в них глазами художника-символиста нечто такое, о чём можно делать доклады на семинарах по теме "ЭСТЕТИКА и ПОЛИТИКА"...

  • Арбатский дневник.

    Сегодня, 5. 04. 2013 г., впервые держал в руках исковерканные временем свои книги (в основном по "Слову) - остатки моей библиотеки после погрома 2008 г. Весь жалкий вид книг говорил мне только об одном: надо торопиться, а не то станешь вот как они - брошенные и доживающие в подвале свой век - книги...

  • "Слово о полку Игореве" и XVIII в. Графика и Слововедение.

    _______________________________________________________________________________
    """"""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""
    ...... Академик В. В. ВИНОГРАДОВ. „Слово о полку Игореве" и русская культура. ...........
    ...................................(в кн.: ТОДРЛ, т. XVIII, 1951 г.).......................................

    Фрагмент 1 (стр.11):
    "Сто пятьдесят лет тому назад было пробуждено к новой жизни
    после почти четырехвекового летаргического сна и издано в свет ве
    ликое русское народное произведение — „Слово о полку Игореве".
    Это второе рождение „Слова" произошло в ту эпоху русской истории,
    когда осуществлялся переход нашей страны от феодального базиса
    к капиталистическому, сопровождавшийся складыванием русской народ
    ности в нацию, когда закреплялись нормы национального русского
    языка. .................................................... (...) В новой миро
    вой литературе всех времен и народов едва ли можно найти другой
    такой художественный памятник, который на протяжении полутора
    веков вызывал бы к себе столь напряженный, живой и все возрастаю
    щий интерес, как „Слово". Чем объяснить этот интерес, эту всена
    родную любовь к „Слову о полку Игореве"?
    „Слово" глубокими корнями связано с народной поэзией, с народ
    ным языком. И хотя многие формы языка „Слова" устарели, но свой
    ственная „Слову" художественная сила народно-поэтического изобра
    жения не могла не привлекать к нему умы и чувства русских людей
    и в XIX и в XX вв
    ".

    К о м м е н т а р и й. Время выхода в свет очередного VIII тома ТОДРЛ - 1951 г. Это было время в политическом и идеологическом плане очень и очень не простое. Поэтому передовая статья В.В. Виноградова, только что вернувшегося из южной ссылки в Москву в одних-единственных штиблетах, не могла носить дискуссионный характер. Как факт, о "Слове" В,В,Виноградов больше ничего в СССР не опубликует, хотя лингвистикой текста "Слова" интересовался до самой своей смерти в 1969 г.
    По своей интонации эта статья В.В.Виноградова носит характер манифестации безусловно древнего происхождения гениальной поэмы всех времён и народов "Слово о полку Игореве". И с фразой "всез времён и народов" я вполне солидарен. Но вот две формулировки уважаемого учёного "после почти четырёхвекового летаргического сна" и "второе рождение <<Слова>>" меня заставила призадуматься. И дело здесь вот в чём. В науке о ""Слове" сложилось представление о бытовании "Слова" на территории Древней Руси (от XII до XVII вв.) во времени и пространстве. Известны десятки случаев непосредственного влияния "Слова" на то или иное сочинение древнего книжника. Значит, "Слово" жило и влияло на умы многих десятков, нет - тысяч образованных людей, а тут произносятся с лова с высокой трибуны и мертвецком сне гениальной поэмы - "четырёх вековой летаргический соню". Возникает вопиющие несоответствие опубликованного в 1951 г. мнения В.В.Виноградова со сложившейся в науке о "Слове" традиции. Так может быть В.В.Виноградов опубликовал ПАМФЛЕТ о "Слове о полку Игореве", хорошо понимая, что проблема времени написания поэмы есть, и она требует своего разрешения не в пользу древнего происхождения Игоревой песни?

    П р и л о ж е н и е (статья из кн.: "Энциклопедия <<Слова о полку Игореве>>". С-Пб., 1995, стр.198-199):
    ВИНОГРАДОВ Виктор Владимирович (31.XII.1894.(12.I.1895), Зарайск — 4.X.1969, Москва) — филолог. Ок. ист.-филол. ф-т Петрогр ун-та и Археол. ин-т (1918). Преподавал в Петрогр. ун-те (ЛГУ) и МГУ (1930—69), с 1945 — зав. каф. рус. яз. Был директором Ин-та языкознания АН СССР (1940—54), а затем Ин-та рус. яз. АН СССР (1958—68), в 1968—69 возглавлял сектор ист. поэтики и стилистики в ИРЛИ АН СССР. Акад. (1946), акад.-секретарь ОЛЯ (1950—63).
    В. — филолог необычайно широкого профиля, автор многочисл. исследований грамматич. строя рус. яз., ист. грамматики рус. яз., истории рус. лит. яз, стиля классиков рус. лит-ры (Аввакума, Пушкина, Гоголя, Достоевского).
    В работах, посвящ. становлению и развитию древнерус. лит. яз., В неизбежно должен был касаться и оценки С. Однако его отношение к этому памятнику было противоречивым.
    В статье 1940 «Основные этапы истории русского языка» В. называет С. «высшим художественным выражением восточнославянского народно-поэтического творчества эпохи Киевской Руси», в то же время считая С. произведением авторским: «Автор „Слова о полку Игореве“ широко знаком с книжными светскими и религиозными произведениями, но он не чуждается родных образов восточнославянской народно-поэтической речи». В. отмечает в яз. С. лексику и фразеологию военно-дружинного рыцарского быта, «выражения и образы охотничьего диалекта», «терминологию земледельческого быта» и наряду с этим элементы «литературно-книжной фразеологии» (С. 8—9). В то же время В. ставит вопрос об отличиях первоначального текста С. от текста, известного нам в Мусин-Пушкинском списке. Он подчеркивает, что «большое число старых русизмов в дошедшем до нас тексте „Слова о полку Игореве“ заставляет предполагать, что они принадлежат первоначальному тексту „Слова“ и что там русизмов было значительно больше, чем в Мусин-Пушкинском списке XV—XVI вв.» (С. 8). Однако остается неясным: имеет ли исследователь в виду лишь соотношение морфологич. дублетов (типа город—град) либо более основательную стилистич. переработку текста. Эти отличия древнего текста С. от известного нам В. подчеркивает и в дальнейшем. Так, он называет яз. С. «ярчайшим образцом» «письменно-литературного типа древнерусского литературного языка», но в то же время С. для него — памятник кон. XII в., дошедший до нас «в копиях с позднейшего (видимо, XVI в.) списка» (Вопросы образования... С. 10). Это противопоставление оригинала С. и его позднего списка особенно подчеркнуто В. в его оценке воззрений на С. А. А. Шахматова, считавшего, что «дошедший до нас текст „Слова“ воспроизводит позднюю „книжную обработку поэмы“». «Следовательно, — продолжает мысль Шахматова В., — это собственно литературно-книжное произведение XV—начала XVI в., сохранившее, однако, в своей словесной художественной структуре некоторые следы связи с Киевским дружинным эпосом». «Таким образом, — резюмирует В., — согласно концепции А. А. Шахматова, необходимо различать два разных круга задач, относящихся к изучению „Слова о полку Игореве“. С одной стороны, это проблемы реконструкции первоначального текста устной былины, дружинной поэмы о полку Игореве. А с другой стороны, это исследование „Слова о полку Игореве“ как литературно-книжного произведения XV—XVI вв. Эти две задачи у нас не разграничиваются» (История русского ... языка... С. 226—227). Опубликованная в югосл. ж. «Filološki pregled» в 1964, эта статья В., возможно, явилась своеобразным откликом на гипотезу А. А. Зимина, обнародованную в февр. 1963. Во всяком случае, такая постановка вопроса существенно затрудняет анализ яз. С. как аргумента в установлении времени его создания. (...) .....О.В.Творогов."

  • Фрагмент 2 (стр.11-12):
    "В своих гениальных трудах по языкознанию И. В. Сталин указы
    вает, что „элементы современного языка были заложены еще в глубокой
    древности". В „Слове о полку Игореве" его художественный язык,
    «го художественная форма, богатство его выразительных средств орга-
    нически слиты с глубоким и страстным идейным содержанием. Харак
    терно, что эту сторону „Слова" едва ли не раньше всех почувствовал
    и ощутил своим революционным чутьем Радищев."

    К о м м е н т а и й. Из высказывания В.В.Виноградова выходит интересная триада: "Слово" - Радищев - революция. В версии написания "Слова" в XVIII в. Радищев писал своё "Путешествие из Петербурга в Москву" в тоже самое время, что и Игорва Песиь: 1788-1790-1795. Также в это же самое время кн. М.М.Щербатов написал свой революционный памфлет на правление Екатерины II. который был опубликован А.Герциным в Лондоне в 1858 г. под одной обложкой с "Путешествием..." А.Радищева. Вопрос: не объединены ли все три названные книги одной идеей - борьбой с правлением Дома Романовых?

  • Фрагмент 3 (стр.12-13):
    "Тогда же возник вопрос о подлинности „Слова". Передовые люди
    своего времени, Пушкин и декабристы — поэты Рылеев, Кюхельбекер
    и Бестужев-Марлинский, затем Белинский, наконец, несколько позже
    великие основоположники научного коммунизма Маркс и Энгельс,
    восхищаясь „Словом о полку Игореве", никогда не сомневались в его
    подлинности. Великие народные произведения, подобные „Слову",
    кажутся загадочными и странными лишь для тех, кому чужды и далеки
    духовные интересы народа. Такими и оказались первые „скептики"
    (Давыдов, Сенковский, Каченовский, затем — Катков). Спекулируя
    на утрате единственной рукописи „Слова о полку Игореве", сгоревшей
    в Москве во время пожара 1812 г., они объявили „Слово" подделкой
    конца XVIII в. и стали усердно искать в его языке „галлицизмов",
    „полонизмов" и всяких других „измов", вплоть до анахронизмов.
    Подлинные красоты древне-русской художественной речи были не
    доступны и невыразительны для ученых, оторвавшихся от народа".


    К о м м е н т а р и й. Начиная с 1960-х готов В.В.Виноградов оказывал всемерную поддержку А.А.Зимину, который считал "Слово" литературным произведением XVIII в. Не означает ли эта поддержка то, что В.В.Виноградов стал в итоге учёным, который "оторвался от народа"?

  • Фрагмент 4 (стр.13):
    "Открытие „Задонщины", полной отголосков стиля „Слова о полку
    Игореве", расширение круга сопоставлений „Слова" с русским, украин
    ским и белорусским фольклором, с народной поэзией других славянских
    народов, рост исторической науки, отразившийся и на понимании
    „Слова", — все это окончательно убедило русских ученых в подлин
    ности памятника. И все же единого и верного взгляда на „Слово"
    не сложилось и в дальнейшем."


    К о м м е н т а р и й. Упоминание в этой статье "Задонщины", которая полна "отголосками" из текста "Слова" никак не может быть согласовано с высказыванием того же В.В.Вмноградова о "четырёхсотлетнем летаргическом сне". На кого же тогда была рассчитана данная публикация авторитетного учёного в 1951 г. ?

  • Фрагмент 5 (стр.13-14):
    "Однако и теперь борьба вокруг „Слова" не утихает. Она лишь
    перенесена на международную арену. В то время, когда в 1938 г.
    вся советская общественность отмечала 750-летие »Слова о полку
    Игореве", за границей выступает французский филолог А. Мазон
    с небольшой группой безродных „скептиков", которые вновь стремятся
    объявить „Слово" подделкой конца XVIII в., бросить тень на само
    бытность и величие древне-русской культуры и унизить национальное
    достоинство русского народа посредством фальсификации истории.
    С глубоким негодованием, в единодушном научном порыве советские
    ученые (А. С. Орлов, С. П. Обнорский, Н. К. Гудзий, В. П. Адриа-
    нова-Перетц, В. Ф. Ржига, С. Е. Малов) разоблачили до конца эту
    злостную клевету буржуазных ученых и своими новыми трудами под
    твердили подлинность „Слова о полку Игореве".

    "
    К о м м е н т а р и й. В 1960-х годах состоялась беседа между В.В.Виноградовым и А.Мазоном, в которой они затронули вопрос о времени написания "Слова".

    П р и л о ж е н и е (статья из кн.: "Энциклопедия <<Слова о полку Игореве>>". С-Пб., 1995, т.3, стр.194-198):
    МАЗОН Андре (Mazon André; 7.IX.1881, Париж — 13.VII.1967, там же) — франц. филолог-славист. Ок. Сорбонну, учился в Пражск. ун-те. Преподавал франц. яз. в Харьк. ун-те (1905—08). Был ученым секретарем Ин-та живых вост. яз. в Париже (1909—14). С 1919 по 1923 проф. Страсбург. ун-та, с 1924 по 1952 проф. в Коллеж де Франс. С 1937 становится президентом Ин-та славяноведения в Париже. Являлся вице-президентом Междунар. комитета славистов (1958—67). М. — один из основателей славистич. ж. «Revue des études slaves» (1921), при его непосредств. участии с 1921 по 1966 вышло 45 томов журнала. М. — чл. Франц. Академии (с 1935), чл. Академии надписей и изящной словесности (с 1941), иностр. чл. АН СССР (с 1928). Дис. М. посвящена творчеству И. А. Гончарова, он опубликовал парижское рукописное наследие И. С. Тургенева, обращался к творчеству Пушкина, Лермонтова, Гоголя, Герцена, Достоевского, Л. Н. Толстого, Шевченко. М. — автор грамматики чеш. яз. (1921) и грамматики рус. яз. (1943), написал работу о воен. и рев. лексике России 1914—18 (1920), занимался фольклором («Славянские сказки юго-западной Македонии», 1922; «Славянские документы, сказки и песни южной Албании», 1936, и др.).

    М. — один из видных заруб. исследователей С., стоящий на скептич. позиции (см. Скептический взгляд на «Слово»). Уже в 1925 он характеризует С. как «текст, который остается подозрительным» (Chronique: Publications // RÉS. 1925. T. 5, fasc. 1, 2. P. 124). Свои сомнения в подлинности С. М. развивает в дальнейшем в целом ряде работ. Он основывается на следующих положениях. Подлинность С. доказывалась до пожара 1812 единств. рукописью, после пожара осталась только одна копия, очень несовершенная, и Перв. изд.
    (...) Рассматривая связь С. с XII в., М. считает, что бесспорна только сюжетная связь. По его мнению, произведение характеризуется непоследовательностью изложения и бессвязностью второй части, что указывает скорее на более позднего рассказчика, а не на очевидца событий. Автор, как полагает М., вероятно, не современник Игоря, а пылкий патриот более позднего времени, просвещ. человек, знающий древнерус. яз. и нар. лит-ру (которую он, как считает М., путает с древней лит-рой).
    В своих работах М. уделяет очень большое внимание связям С. с «Задонщиной». Собственно, на этом он и строит свою скептич. концепцию. (...)
    (...)В связи с этим М. отмечает наличие в С. анахронизмов, также вызывающих сомнение в его подлинности (слова автора о том, что следует говорить «старыми словесы», упоминание иконы Пирогощей в Киеве в 1185, в то время как она была привезена во Владимир в 1160, намеки на господство России на Азовском море и в Полоцкой земле). М. отмечает сложность стиля произведения (автор стремится подражать стилю древнего яз.). Подозрительным кажется М. неоднократное упоминание Тмутаракани, словно бы для того, чтобы польстить графу А. И. Мусину-Пушкину, а также напомнить Екатерине II о победах русских на Азовском море. Кроме того, сразу же возникают ассоциации с надписью на Тмутараканском камне. М. считает, что мистификация с этой надписью может иметь независимый характер, но, по его мнению, она странно согласуется со столь внезапно появившейся рукописью. М. считает, что С. появилось в очень нужный момент, чтобы восполнить недостаток в украшении прошлого.
    Согласно М., С. состоит из двух неловко соединенных между собою частей; первая часть представляет собой улучш. плагиат «Задонщины», вторая — текст, полный алогизмов и «темных мест», это то, что автор смог сделать сам. В яз. и стиле поэмы не наблюдается единства. В С. встречаются элементы, указывающие на подражат. характер произведения, в частности на подражания «Оссиану» Макферсона (мрачный колорит, предчувствия, таинств. див), модернизмы, галлицизмы.
    М. полагал, что автором С. был просвещ. человек, знавший древнерус. яз. Отсутствие религ. чувства, использование языч. элементов, псевдоклассич. клише, оссианизмов, галлицизмов — все это указывает на светского человека, занимавшегося лит-рой и наукой. Если этот человек связан с церковью, то он должен иметь отношение к Киевской Академии (о чем говорит наличие украинизмов, элементов польского). М. предполагает, что автора можно искать в окружении Мусина-Пушкина, и считает, что кроме самого Мусина-Пушкина можно подозревать двух его современников: А. Ф. Малиновского и Н. Н. Бантыша-Каменского. Он склоняется к тому, что автором, скорее, был Бантыш-Каменский, о чем говорит его происхождение, образование, характер. Однако, может быть, автор — какое-то др. неизвестное лицо, обладающее культурой Бантыша, наделенное такими же богатыми знаниями и также являющееся уроженцем юго-запада России. Впрочем, М. считает, что автор не заслуживает чести называться гением (как о нем говорит Пушкин). Автору достаточно было иметь в своем распоряжении те компоненты, из которых составлено С.: вторичную версию «Задонщины», наделенную чертами «Сказания», печатные изд. летописей, «Историю России» князя Щербатова, «Историю» В. Н. Татищева, несколько древнерус. рукописей.
    В одной из последних своих работ по С. (Quelques données historiques sur le Slovo d’Igor et Tmutorakan’ par M. I. Uspenskij, par André Mazon et Michel Laran. Paris: Institut d’études slaves de l’Université, 1965) М. высоко оценил исследование А. А. Зимина (Зимин А. А. «Слово о полку Игореве»: Источники, время написания, автор М., 1963. Т. 1—3. Ротапринт). По мнению М., исследование Зимина — самое полное, документир. и солидное их всех, которые до этого посвящались происхождению С. Зимин, как полагает М., отмечает такие факты, которые могут послужить основой для разумных гипотез (стремление автора писать древним яз.; даты, указыв. на схожесть карьер Мусина-Пушкина и архимандрита Иоиля, ответственных за текст, опубл. в 1800; открытие Тмутараканской надписи, якобы находящей отражение в С.; употребление имен языч. богов, упоминаемых в летописях, апокрифах, «Краткой славянской мифологии» М. Попова, и, наконец, плач вдов, который встречается в «Задонщине» в менее лит., но более простой и волнующей форме). ........Н.Л.Дмитриева."

  • Фрагмент 6 (стр.14):
    "Борьба мнений вокруг „Слова", тяготение к нему советских уче
    ных порождают все новые и новые исследования о нем. Но, несмотря
    на сотни работ о „Слове" литературоведов и историков, лингвистов
    и археологов, искусствоведов и критиков, географов и биологов, еще
    много проблем, связанных с этим произведением, не получило своего
    полного и окончательного разрешения. Еще мало изучен язык „Слова
    о полку Игореве". Между тем работы И. В. Сталина по языкознанию
    открывают новые пути лингвистического исследования этого памятника.
    Не описана всесторонне и не освещена вполне метафорическая система
    его изобразительных средств, не раскрыта полностью закономерность
    его стилистического строя, не выяснена до конца жанровая природа
    памятника, не расследованы все обстоятельства находки рукописи
    „Слова", а также приемы его первоначального прочтения и издания.
    Назрела потребность в создании крупных монографий о „Слове
    о полку Игореве", которые должны не только подвести итог много
    численным его изучениям, но и всесторонне обосновать и раскрыть
    марксистское понимание этого произведения во всей совокупности его
    языковых, идейных, исторических и поэтических особенностей и свойств."


    К о м м е н т а р и й. Как видно, наука о "Слове" находится в стадии своего становления, и по языку Игоревой песни мало что было сделано. Тогда возникает вопрос: на каком основании можно утверждать, что древнее происхождение поэмы было полностью доказано к моменту времени 1951 г.? Но этого не было сделано ни к 1951-му году, этого нет и ко времени 2013 г. Тогда будем надеется, что в ближайшее будущее усилиями современных учёных доказательство древности "слова" будет предоставлено на суд заинтересованного читателя.

  • Фрагмент 7 (стр.16):
    "И теперь, после победоносной Великой Отечественной войны,
    в годы послевоенного строительства и напряженной борьбы за мир
    во всем мире, „Слово о полку Игореве" еще глубже раскрывает
    перед нами свои идейные сокровища.
    „Слово о полку Игореве" в основе своей глубоко оптимистично.
    Автор верит в неисчерпаемые силы родины, он заключает свой рас
    сказ радостной концовкой — здравицей. Он верит в победу. Поэтому
    он так неутомимо зовет к единению всех сил в борьбе за свободу и
    честь Русской земли. Призыв поэта обращен не только к современ
    никам. Он обращен в будущее.
    В наши дни, когда советский народ во главе всего прогрессив
    ного человечества поднимает свой мощный голос в защиту мира и
    жогда пламя войны, раздутое англо-американскими поджигателями,
    бушует над Кореей, мы чествуем любовно великую народную рус
    скую поэму, воспевающую народный героизм в борьбе с иноземными
    захватчиками, страстную любовь к родине, идеалы гуманизма, защиты
    мирного труда и единения всего народа для обороны великой Рус
    ской земли".


    К о м м е н т а р и й. Любопытное совпадение: князь Игорь (по известиям Ипатьевской летописи) отправился в поход именно 23 апреля - день Англии - день рождения В.Шекспира - день св. Георгия Победоносца - день именин кн.Игоря (во святом крещении Гюргий).

  • ____________________________________________________________________________
    """"""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""
    ...........Н. К. ГУДЗИЙ . Судьбы печатного текста „Слова о полку Игореве" ..........
    ....................................(в кн.: ТОДРЛ, т.XVIII, 1951).....................................

    Фрагмент 1 (стр.37):
    "Мусин-пушкинское издание текста „Слова" поставило себе задачей,
    видимо, не столько точное воспроизведение орфографии рукописи,
    сколько точную, как казалось издателям, передачу написаний руко
    писи, не пытаясь вводить в издаваемый текст каких бы то ни было
    осмысляющих его конъектур. В этом отношении издатели следовали
    установившейся в ХѴШ в. традиции издания старинных русских памят
    ников, подкрепленной авторитетом Шлецера, — издателя Никоновской
    летописи. И не только на первых порах, но и позднее ряд последую
    щих издателей текста „Слова" придерживались этой традиции, точно
    воспроизводя мусин-пушкинский текст и лишь в пояснительных ком
    ментариях к нему предлагая те или иные поправки, начало которых
    положил еще Карамзин.
    Так поступали Шишков (1805 г.), Пожарский (1819 г.), Вельтман
    (1-е издание 1833 г.), Дубенский (1844 г.), Буслаев (1861 г.). Впервые
    смело, хотя и большей частью неудачно нарушил эту традицию Грам-
    матин (1821—1823 гг.), введя в самый текст „Слова" несколько вполне
    оправданных конъектур, большей частью предложенных его предше
    ственниками, и засорив текст многочисленными самостоятельными не
    удачными исправлениями, обнаружившими его плохое знание древне
    русского языка и старинной русской орфографии. Он же первый
    предложил две небольшие перестановки в тексте в пределах двух
    фраз мусин-пушкинского издания."


    К о м м е н т а р и й. Из всего списка переиздателей "Слова" особое место занимает публикация А.С.Шишкова. Уважаемый Н.К.Гудзия по известным причинам не стал задаваться вопросом, почему А.С.Шишкову так и не удалось при всём его желании подержать в руках "древнюю" рукопись "Слова" в 1805 г. с тем, чтобы поработать над так называемыми "тёмными местами" поэмы самолично?

  • Фрагмент 2 (стр.38):
    "Крупным событием, имевшим большое значение для установления
    критического текста „Слова", явилось опубликование в 1864 г. П. П. Пе
    карским „екатерининской копии «Слова»". Этой публикацией очень
    удачно, особенно для своего времени, воспользовался Тихонравов,
    в целях установления критического текста „Слова" и определения вре
    мени написания погибшего списка памятника. Это сделано было
    в его двух изданиях „Слова"—1866—1868 гг., скромно рекомендован
    ных в качестве пособия для учащихся, но по существу представлявших
    собой очень важный этап в текстологическо-палеографическом осмысле
    нии текста мусин-пушкинского издания. Положив в основу своего из
    дания первопечатный текст „Слова", Тихонравов внес в него целый
    ряд грамматических и орфографических исправлений, руководствуясь
    екатерининской копией."


    К о м м е н т а р и й. Исправление, оно же ИСКАЖЕНИЕ первоначального вида текста "Слова" в издании 1800 г. Ну и что теперь будем изучать? литературный памятник? или представление о памятнике отдельно взятого человека, пусть и с учёной степенью? Традиция своеволия по отношению к "Слову" была заложена учёным миром в условиях работы логики только древнего его происхождения.

  • Фрагмент 3 (стр.40):
    "Ссылаясь на Максимовича, предложившего некоторые перестановки
    в мусин-пушкинском тексте „Слова", а также, видимо, принимая
    в соображение мнение Огоновского о наличии в „Слове" нескольких
    глосс, сделанных переписчиками, Потебня пошел в деле реконструкции
    мусин-пушкинского издания гораздо дальше, чем Максимович и Ого-
    новский. Он писал: „. .. я пришел к предположению, что в «Слове»
    многое не необходимо, многое стоит не на своем месте. Кажется, что
    список, дошедший до нас в издании 1800 г., ведет свое начало от
    черновой рукописи, писанной самим автором или с его слов, снабжен
    ной приписками на полях, заметками для памяти, поправками, вводив
    шими переписчика (быть может, конца XIII или самого начала XIV в.)
    в недоумение относительно того, куда их поместить. Для самого автора
    могло быть неясно, какие из амплификации первоначального текста
    окажутся нужными, какие излишними при окончательной редакции, до
    нас не дошедшей или вовсе не осуществленной. Сверх того, кажется,
    в текст введены глоссы одного или более чем одного перепис
    чика".
    Исходя из этих соображений, Потебня, помимо довольно значитель
    ных поправок к тексту, не всегда убедительных, делает в нем не только
    перестановки, руководствуясь, главным образом, абстрактными синта
    ксическими умозаключениями, но и выключает из „Слова" немало от
    дельных частей его текста, порой значительных по объему, которые
    он считает приписками на полях, вставками и глоссами. Эти исключен
    ные им места он заключает в квадратные скобки. Несмотря на ряд
    остроумных догадок, Потебня, естественно, не мог удержаться от
    таких операций с текстом „Слова", которые являются в большей своей
    части произвольными, подсказанными субъективным подходом к тексту
    памятника. Кроме того, Потебня, следуя в основном за Буслаевым,
    реконструировал фонетику и орфографию „Слова", применительно
    к идеальной норме языкового строя русских памятников XII в. и тем
    самым предложил не реальный, а им самим примышленный фонетиче
    ский и орфографический облик „Слова"."


    К о м м е н т а р и й. А кто сегодня из исследователей "Слова" не делает тоже самое ("примышление") с текстом поэмы, что и Потебня в XIX в.? А если исследовать реконструкцию Потебни текста "Слова" на предмет присутствия в ней лингвистических улик против древнего его происхождения? К слову, что я, как сторонник версии написания Игоревой Песни в XVIII в., смогу там обнаружить из тайн первого издания? - абсолютно ничего...

  • Фрагмент 4 (стр.41):
    "Но если работа Потебни над текстом „Слова", не говоря уже о его
    историко-литературных разысканиях о памятнике, все же вошла в основ
    ной научно-исследовательский фонд „Слова", то нельзя сказать того же
    о внешне весьма эрудированных, но по существу дилетантских и сум
    бурных, весьма многословных „исследованиях о вариантах" „Слова"
    П. П. Вяземского с пространными, очень запутанными экскурсами
    в область палеографической критики текста на основе мусин-пушкин-
    ского издания и екатерининской копии, с произвольными, слабо мотиви
    рованными текстовыми перестановками. Как и в объемистых его „За
    мечаниях на «Слово о полку Игореве» (1875 г.)", кое-какие заслужи
    вающие внимания наблюдения тонут здесь в массе некритических и
    часто поверхностных суждений."


    К о м м е н т а р и й. П.П.Вяземский, будучи мистиком, знал о чём писать в отношении "Слова". В академической науке тему мистики (эзотерики) не принято считать серьёзной, а потому к подобным трудам здесь относятся с пренебрежением. А Вяземский, раскрывая перед читателем герметизм "Слова", подводил исследовательскую мысль к вопросу: как в Древней Руси XII в. могло бытовать учение агностиков?

  • Фрагмент 5 (стр.42):
    "Для работы над критикой текста „Слова" немаловажное значение
    имело переиздание П. К. Симони екатерининской копии „Слова"
    (в т. XIII „Древностей", 1890 г.), сделанное со всей тщательностью
    и вносящее ряд поправок в издание Пекарского, оказавшееся в не
    которых случаях неточным. Ценна и являющаяся предисловием
    к изданию Симони статья И. И. Козловского „Палеографические
    особенности погибшей рукописи «Слова о полку Игореве»". Тонкие
    палеографические соображения Козловского, основанные на сопо
    ставлении мусин-пушкинского издания и екатерининской копии, про
    должающие и углубляющие работы Тихонравова и Барсова в этом
    направлении, существенны в методологическом отношении, несмотря
    на то, что некоторые домыслы его являются спорными."


    К о м м е н т а р и й. Только в этом издании Екатерининской рукописи 1890 г. можно встретить такое написание:

    .................................... хръ сови .............................................

    Другие же издания, включая советские (под редакцией Д.С.Лихачёва), печатают без пояснения следующий вариант:

    ..................................... Хръсови ...........................................

    Для версии написания "Слова" в XVIII в. такое разночтение абсолютно неприемлимо, и публикации Екатерининской рукописи советского времени (за исключением факсимиле) принимают вид дезинформации.
    Дезинформацией является и публикация П.П.Пекарского Екатерининской рукописи в 1864 г. Напомню, что Пекарский был мистиком и профессионально занимался историей розенкрейцерства, и что 1864 год - год 300-летия Шекспира (литературная маска сообщества розенкрейцеров). По этому юбилейному случаю в Москве проводился праздник, организатором которого был издатель Екатерининской рукописи мистик П.П.Пекарский.

    Н.К.Гудзия, стр 46:
    "В советскую эпоху сделаны большие успехи в области текстологии
    вообще. Эти успехи не могли не отразиться на советских изданиях текста
    „Слова". За редкими исключениями эти издания свободны от тех люби
    тельских, дилетантских операций, которые часто имели место в тексто
    логических работах над „Словом" в дореволюционную эпоху."

  • Фрагмент 6 (стр.46-47):
    "В вышедшей в 1926 г. в Киеве, в издании Украинской Академии
    Наук, книге В. Н. Перетца „Слово о полку Ігоревім" центральное
    место занимает комментарий, которому предшествует текст „Слова",
    напечатанный славянским шрифтом и обыкновенным гражданским шриф
    том. Славянским шрифтом напечатан предполагаемый текст начала XV в.,
    послуживший оригиналом для переписчика мусин-пушкинского текста,
    напечатанного гражданским шрифтом. По тексту сба варианта совпа
    дают, различаясь лишь по орфографии (в текст, напечатанный по-
    славянски, введены буквы под титлами, паерки, юсы и некоторые
    другие чисто орфографические детали, на основе разночтений мусин-
    пушкинского издания и екатерининской копии). В оба текста внесены
    исправления, предложенные предшествующими исследователями и ого
    воренные в примечаниях, а также некоторые самостоятельные конъек
    туры издателя. Текст, напечатанный по-славянски, поделен так, что
    на каждую страницу приходится по 18 строк. Такой расчет строк
    на страницу сделан в предположении, что, как догадывался еще
    в 1886 г. А. И. Соболевский, в 1916 г. аргументировавший свою
    догадку, один из прежних переписчиков перепутал листы своего ори
    гинала, и два листа, на которых содержался текст от слов „О Бояне,
    соловію стараго времени", кончая словами „ищучи себѣ чти, а князю
    славѣ", положил после листа, начинающегося словами „Тогда Игорь
    възрѣ на свѣтлое солнце", кончая словами „а любо испити шело-
    момь Дону".
    (...)Конструированный В. Н. Перетцом текст „Слова" начала XV в.,.
    напечатанный по-славянски в верхней части страницы, не может пре
    тендовать на убедительность ни в отношении орфографическом, ни
    в отношении грамматическом и является весьма гадательным(...).

    К о м м е н т а р и й. Граф А.И.Мусин-Пушкин текст "Слова" намеревался издать именно с применением славянского шрифта, Но увольнение с поста обер-прокурора священного Синода лишило его таковой возможности. И вот единственный исследователь "Слова" догадался-таки придать тексту поэмы "должный" внешний вид. Только следовало бы издать на славяни именно текст Екатерининской рукописи.

  • Фрагмент 7 (стр.49):
    "В связи с той же юбилейной датой в серии „Литературные памят
    ники" Академии Наук СССР в 1950 г. вышло новое комментиро
    ванное издание „Слова о полку Игореве", отредактированное Д. С.
    Лихачевым.
    В основу этого издания положено первопечатное издание памятника,
    по заявлению редактора, воспроизведенное „в наибольшей близости",
    но с учетом всего того, что сделано было положительного в области
    текстологической критики „Слова" за предшествующее время, причем
    редактор проявил сугубую сдержанность и осторожность в исправле
    ниях издания 1800 г., прибегая к ним только в тех случаях, когда
    приходилось сталкиваться лишь с самыми очевидными ошибками пер
    вых издателей или с такими местами текста, которые считаются „тем
    ными". В редких случаях вводятся исправления на основании несо
    мненно лучших чтений екатерининской копии.
    (...)Что касается поправок к изданию 1800 г., вводимых редактором
    на основании бесспорно лучших написаний екатерининской копии,
    то следует сказать, что он находился в очень затруднительном поло
    жении: лингвистические соображения, особенно о том, какие написания
    с глухими в конце слов точнее воспроизводят погибший список
    „Слова" — написания издания 1800 г. или екатерининской копии —
    до сих пор являются гадательными и спорными. Такими они, видимо,
    останутся и всегда, и поэтому нет ничего удивительного в том, что
    мы встречаемся с разноречиями у редакторов текста „Слова", когда
    они делают выбор между чтениями мусин-пушкинского издания и
    екатерининской копии."

    К о м м е н т а р и й. Как видно, в серии "Литературные памятники" (АН СССР, 1950 г.) вышел в свет некий "усреднённый" текст "Слова". Для версии написания Игоревой песни в XVIII в. этот текст лишён важнейшей (обертоновой) информации о содержании поэмы. И в этой версии выбора между вариантами написания отдельных слов нет: анализируется отдельно Екатерининвская рукопись, отдельно издание 1800 г. Затем проводится сопоставление результатов на выявление целей и задач каждого текста в отдельности. При этом необходимо учитывать исторический контекст эпохи, а именно: год 1795 и год 1800 - это разное время правления разных глав государства.
    Если Екатерининская рукопись сохранила в себе лучшие чтение "древней" рукописи "Слова", то не может не возникнуть недоумения: куда же смотрели Малиновский и Бантыш-Каменский - лучшие научные кадры России конца XVIII в., что выдали в свет худшие, по сравнению со своими предшественниками - дилетантами, чтения?

  • _______________________________________________________________________________
    """""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""
    .............Ф.Я.Прийма. К ИСТОРИИ ОТКРЫТИЯ «СЛОВА О ПОЛКУ ИГОРЕВЕ».............
    ..............................(в кн.: ТОДРЛ, т.XII, 1956 г.)..............................................

    Фрагмент 1 (стр.51):
    "Первое печатное упоминание об открытии «Слова о полку Игореве», как
    уже указал на это в свое время П. Н. Берков, содержалось в статье
    П. А. Плавильщикова «Нечто о врожденном свойстве душ российских»,
    помещенной в февральской книжке журнала «Зритель» за 1792 год.1
    Вторым по времени печатным сообщением об открытии «Слова о полку
    Игореве» является примечание М. М. Хераскова к новому изданию поэмы
    «Владимир», увидевшему свет в январе 1797 года. «Недавно,—сообщил
    Херасков, — отыскана рукопись под названием «Песнь полку Игореву»і
    неизвестным писателем сочиненная, кажется за многие до нас веки, в ней
    упоминается Баян, Российский песнопевец».
    Третье печатное упоминание об открытии «Слова о полку Игореве»
    принадлежало, как хорошо известно, Карамзину и появилось на француз*
    ском языке в октябрьском номере гамбургского журнала «Spectateur <hi
    Nord» за 1797 год."


    К о м м е н т а р и й: П.А.Плавильщиков является также автором драматических произведений на исторические темы. К нему был близок драматург Княжнин, делавший своими сочинениями дерзкий выпад в сторону императрицы Екатерины II, за что и был подвергнут физическому истязанию, после которого он наложил на себя руки. Последнее его сочинение было издано Е.Р.Дашковой, что послужило поводом для императрицы удалить Дашкову из пределов С-Петербурга. Сочинение Княжнина было напечатано с участием книжника-старовера Глазунова.
    Итак: Плавильщиков, Княжнин, Дашкова, Глазунов, Херасков, архимандрит Иоиль (Быковский), архиепископ Арсений Верешагин, историк кн.М.М.Щербатов, историк И.Н.Болтин, историк И.П.Елагин, А.Н.Оленин, Н.М.Карамзин, лингвист Й.Добровский, граф А.И.Мусин-Пушкин - круг людей, тем или иным образом причастных к созданию мистификации поэмы "Слово о полку Игореве".

  • Фрагмент 2 (стр.52):
    "(...) следует признать возможным и то, что рукопись
    «Слова» была приобретена Мусиным-Пушкиным уже после 1792 года,
    т. е. времени, когда П. А. Плавильщиков печатно объявил о ее существо
    вании. Ведь согласно показанию Мусина-Пушкина, названную рукопись
    он приобрел в последние годы жизни архимандрита Иоиля. Получая
    солидную пенсию, Иоиль материальной нужды не испытывал, но, почув
    ствовав приближение смерти, мог действительно уступить за известную
    сумму свою библиотеку в надежные руки. Вряд ли эта продажа могла быть
    совершена до 1792 года, когда, согласно «Дневнику» Арсения Верещагина,
    ИоиАь Прецницкий был еще деятельным и полным житейских забот и
    интересов человеком. Таким образом, не исключена возможность распро
    странения сведений о рукописи «Слова» и до приобретения ее Мусиным-
    Пушкиным.
    Первое упоминание об Мусине-Пушкине как владельце рукописи
    «Слова» появилось через два года после смерти архимандрита Иоиля,
    в 1800 году, в предисловии к первому изданию поэмы. Здесь мы находим
    сообщения и о том, что «подлинная рукопись» «Слова» принадлежит его
    издателю, «г-ну тайному советнику и кавалеру графу Алексею Ивановичу
    Мусину-Пушкину», и о том, что издатель решился опубликовать свой пере
    вод древней поэмы по совету приятелей лишь после долголетних усилий,
    и, наконец, следующую библиографическую справку: «В его (Мусина-Пуш
    кина,— Ф. П.) библиотеке хранится рукопись оная в книге, писанной
    в лист под № 323».
    Таким образом, в предисловии к первому изданию «Слова» Мусин-
    Пушкин не проявил свойственной ему ранее «скромности» и, называя номер
    рукописи со «Словом о полку Игореве», «забыл» указать на то, что под
    этим номером названная рукопись значилась в библиотеке архимандрита
    Иоиля. Совершенно очевидно, что подобное намеренное забвение фактов и
    отступление от истины для Мусина-Пушкина стало возможным только
    после смерти Иоиля Прецницкого.
    "

    К о м м е н т а р и й. В версии написания "Слова" в XVIII в. совершенно ясно, что всё сообщённое гр.А.И.Мусиным-Пушкиным в отношении древней рукописи Игоревой песни является мифом. И крайне уродливо выглядит та версия, когда саму поэму считают мистификацией, а сборник №323 с рукописью "Слова" реально существовавшим.

  • Фрагмент 3 (стр.52):
    "Какие же факты убеждают нас в том, что показание Мусина-Пушкина
    об архимандрите Иоиле как о первом владельце рукописи «Слова» является
    правдивым, хотя и вынужденным?
    Уже одно имя К. Ф. Калайдовича, которому отвечал Мусин-Пушкин,
    исключало возможность заведомо ложного ответа со стороны последнего.
    К 1813 году Калайдович как молодой и выдающийся ученый, был хорошо
    иэ«естен исследователям русской старины, а также Мусину-Пушкину
    и издателям «Слова о полку Игореве»."


    К о м м е н т а р и й. Граф А.И.Мусин-Пушкин вместе с Е.Р.Дашковой принимал участие в подготовке подлого убийства императора Павла I. Говорить о высокой морали первоиздателя "Слова" уже не приходится, а тут какой-то там Калайдович... Очень большое упущение со стороны Ф.Я.Приймы.

  • Фрагмент 4 (стр.53):
    "Сведения, полученные от Мусина-Пушкина Калайдовичем, нужны были
    последнему лишь как дополнение и подтверждение данных, собранных
    молодым ученым от других, весьма сведущих в этом деле лиц. О том, что
    названным лицам было известно происхождение рукописи «Слова», свиде
    тельствует следующее, относящееся к 1801 году и принадлежащее Карам
    зину объяснение к портрету Баяна: «За несколько лет перед сим в одно^
    монастырском архиве (разрядка наша, — Ф. П.) нашлось древнее
    русское сочинение, достойное Оссиана и называемое „Песнью воинам
    Игоря"».
    В подобной обстановке Мусин-Пушкин не мог, если бы даже он
    хотел этого, создать вымышленную историю открытия рукописи «Слова»
    и должен был сообщить Калайдовичу то, что уже и до того было хорошо
    известно небольшой группе лиц, имевших отношение к изданию рукописи
    «Слова о полку Игореве».


    К о м м е н т а р и й. Ко времени 1800 г. мистификация произведений Оссиана была давно разоблачена англичанами. И всякий просвещённый человек на Западе не мог не знать о литературных способностях Макферсона - создателе песен Оссиана. Поэтому имя Оссиана под пером Карамзина могло служить своеобразным сигналом о том, что и "Слово" является мистификацией.

  • Фрагмент 5 (стр.53):
    "Не следует забывать и того, что сообщение Мусина-Пушкина носило
    характер частного письма и не предназначалось для опубликования. Оно
    было напечатано Калайдовичем лишь через семь лет после смерти Мусина-
    Пушкина. Известной гарантией правдивости сообщения Мусина-Пушкина
    об Иоиле может служить и то, что Калайдович, обладавший не одной воз
    можностью для проверки полученных им от Мусина-Пушкина сведений,
    никогда не подвергал их сомнению."


    К о м м е н т а р и й. К.Ф.Калайдович опубликовал в 1824 г. биографию гр.А.И.Мусина-Пушкина. Этот текст просто кричит о лживости всей жизни и дел первоиздателя "Слова". По причине аморального поведения графа Калайдович на страницах этой биографии не стал даже упоминать светлого имени канцлера Н.П.Румянцева, называя того в третьем лице.

  • Фрагмент 6 (стр.53):
    "Гипотеза о заметной роли архимандрита Иоиля не только в сохранении,
    но и в «открытии» «Слова о полку Игореве», естественно, нуждается во
    всесторонней проверке. Степень достоверности этой гипотезы может быть
    окончательно определена только после дополнительного изучения всех
    печатных и рукописных источников, связанных с жизнью и деятельностью
    как Мусина-Пушкина, так и в особенности архимандрита Иоиля."


    К о м м е н т а р и й. Абсолютно соглашусь с уважаемым Ф.Я.Приймой в том, что остаются практически неизученными архивы Мусиных-Пушкиных, Щербатовых. Карамзина и т.д.

  • .________________________________________________________________________________
    """"""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""
    .........Л.А. Дмитриев. История открытия рукописи "Слова о полку Игореве" ................
    .....................(в книге: "Слово о полку Игореве - памятник XII в.).............................

    Фрагмент 1 (стр.407):
    "Д. С. Лихачев в очерке, посвященном истории рукописи «Слова о полку Игореве»,
    рассмотрев существующие в настоящее время сведения об обстоятельствах приобретения
    А. И. Мусиным-Пушкиным рукописи «Слова», приходит к заключению, что «остается
    далеко не ясным, когда точно и у кого приобрел А. И. Мусин-Пушкин свой знаменитый
    сборник. Но как бы ни были для нас неясны те пути, которыми А. И. Мусин-Пушкин
    составил свое знаменитое собрание, именно эта подозрительность вселяет в нас
    уверенность в его подлинности».


    К о м м е н т а р и й. Уважаемый Д.С.Лихачёв говорит о том, что если бы с обнаружением рукописи "Слова" было бы всё ясно, то это было бы вернейшем знаком мистификации Игоревой песни. А то что граф А.И.Мусин-Пушкин в разное время давал принципиально разные показания (под нажимом обстоятельств), то это ничего не объясняет и ни о чём не говорит. Просто великолепная логика и сразу же методика от Д.С. Лихачёва на все времена для ведения следственных дел.

  • Фрагмент 2 (стр.408):
    "Можем ли мы считать случайным то обстоятельство, что рукопись «Слова о полку
    Игореве» оказалась в собрании рукописей А. И. Мусина-Пушкина и что он обратил
    внимание на это произведение, обнаружив его в составе довольно-таки большого
    сборника? Думается, что нет."


    К о м м е н т а р и й. Если здесь никакой случайности нет, то это прежде всего в версии написания в "Слова" XVIII в. При этом известие о существовании "большого сборника" - это легенда, выданная А.И.Мусиным-Пушкиным в свет при публикации "Слова" в 1800 г. Доказать или опровергнуть существование "большого сборника" на сей день невозможно.

  • Фрагмент 3 (стр.408):
    "И. Н. Болтин так писал об этом собрании рукописей уже в 1792 г.: «...будучи
    крайний древностей наших любитель (Мусин-Пушкин, — Л. Д.), великим трудом
    и иждивением, а больше по счастию, по пословице: на ловца и зверь бежит,
    собрал много книг весьма редких и достойных уважения от знающих в таких вещах
    цену; невозбранно я по дружбе его ко мне оными пользуюсь, но не имел еще время
    не только всех их прочесть, ниже пересмотреть. Из надписей их и из почерка письма
    предварительно я уверен, что, прочетши их, много можно открыть относительно до
    нашей истории, что поныне остается в темноте или в совершенном безызвестии, но
    сие требует великих трудов».


    К о м м е н т а р и й. Зачем А.И.Мусину-Пушкину нужна была столь огромная коллекция древних рукописей, если он их не издавал? Помимо древностей в тенетах его библиотеки исчезли и архивы учёных И.Н.Болтина, А.Барсова (лингвист) и др. Рассматривая криминогенную обстановку вокруг первоиздателя "Слова", можно задаться вопросом, не сидел ли А.И.Мусин-Пушкин на источниках текста поэмы "Слово полку Игореве", тем самым обеспечивая беспроблемное существование Игоревой песни в первые годы после её публикации?

  • Фрагмент 4 (стр. 409):
    "На вопрос К. Ф. Калайдовича, спрашивавшего А. И. Мусина-Пушкина про рукопись
    «Слова», «где найдена», Мусин-Пушкин 31 декабря 1813 г. ответил: «До обращения
    Спасо-Ярославского монастыря в Архиерейский дом управлял оным архимандрит Иоиль,
    муж с просвещением и любитель словесности; по уничтожении штата остался он в том
    монастыре на обещании до смерти своей. В последние годы находился он в недостатке,
    а по тому случаю комиссионер мой купил у него все русские книги, в числе коих в одной
    под № 323-м, под названием Хронограф, в конце найдено „Слово о полку Игореве“».


    К о м м е н т а р и й. Молодой К.Ф.Калайдович вёл осторожную переписку с графом А.И.Мусиным-Пушкиным по настоятельной просьбе Г.Р.Державина, Н.Н.Бантыш-Каменского и о.Евгения (Болховитинова) для нужд своего Словаря о российских писателях. И тут возникает недоумение: разве Н.Н.Бантыш-Каменскому, первоиздателю "Слова", так и не было ничего известно о древней рукописи поэмы со слов самого А.И.Мусина-Пушкина?
    На сей день установлено, что о.Иоиль, будучи на пенсии и в деревенской глуши, получал на руки от государства 500 рублей. Эта сумма никак не согласуется с тем, что сказал А.И.Мусин-Пушкин о нужде в деньгах о.Иоиля. Очевидно, что графу было что скрывать.

  • Фрагмент 5 (стр.413):
    "Думается, что сказанное дает нам полное основание утверждать, что Мусин-Пушкин
    совершенно не был вынужден давать Калайдовичу правдивые сведения о рукописи
    «Слова». Для предположения же, что Мусин-Пушкин вполне мог сообщить
    К. Ф. Калайдовичу явно ложные сведения о рукописи «Слова», у нас имеются весьма
    веские основания."


    К о м м е н т а р и й. Теперь у нас есть все основания думать, что никакой рукописи "Слова" в действительности не было. И все вопросы о "древности" Игоревой песни адресуются в первую очередь графу А.И.Мусину-Пушкину и далее по списку. Иными словами, необходимо открывать следственное Дело, а не производить в тиши кабинетов бесконечные книжные изыскания о XII в. в отрыве от действительности XVIII - XIX веков.

  • Фрагмент 6 (стр.414):
    "В «Записках для биографии е[го] с[иятельства] графа Алексея Ивановича Мусина-Пушкина»,
    опубликованных в ноябрьском номере «Вестника Европы» за 1813 г. и написанных самим
    А. И. Мусиным-Пушкиным, мы читаем следующее: «Сия склонность (к собиранию старинных
    рукописей, монет и редкостей, — Л. Д.), по любви к отечеству, усилилась в нем
    (Мусине-Пушкине, — Л. Д.) следующим неожиданным случаем. Нечаянно узнал он, что
    привезено на рынок в книжную лавку на нескольких телегах премножество старинных книг и
    бумаг, принадлежавших комиссару Крекшину, которых великая куча лежит в лавке у
    книгопродавца... (...) не медля, того же часа поехал в лавку, и не допуская до разбору ни
    книг, ни бумаг, без остатку все купил... В сей великой куче между многими достопамятностями
    найдены две весьма редкие летописи: первая Нестерова, писанная на пергамине в
    1375-м году ..., другая, так же весьма древняя летопись, за подписанием князя Кривоборского ...
    (...) а сверх того, еще многие летописи с примечаниями г-на Татищева..."

    На самом же деле все обстояло иначе, и в приобретенной А. И. Мусиным-Пушкиным «великой куче
    книг» в 1791 г., как сообщает книгопродавец, ни Лаврентьевской, ни других летописей не было.
    Книгопродавцем был В. С. Сопиков, и он писал в письме к К. Ф. Калайдовичу от 5 декабря 1813 г.
    про эту покупку Мусина-Пушкина следующее: «В последних книжках № 21 и 22 Вестника Европы в
    биографии А. И. Пушкина не справедливо сказано
    , что будто с журналом Петра Великого,
    собранным г. Крекшиным, купленным на рынке у книгопродавца, нашел он Лаврентьевский список
    Несторовой летописи и многие другие важные древние летописи и книги. Книгопродавец, у коего
    он эту кучу купил за 300 р., был я. Сия куча привезена была ко мне не на многих телегах, а на
    одних обыкновенных роспусках, и содержала в себе 37 (а не 27) книг черного журнала о делах
    П[етра] В[еликого] и несколько печатных указов импер. Анны Ивановны и ничего более. Это
    происходило в 1791 году... Следственно это место в биографии графа А[лексея] И[вановича]
    М[усина]-П[ушкина] должно быть исправлено. О журнале тогда же я писал к одному приятелю в
    Москву, который мое письмо показывал Н. Н. Б. Каменскому, который отозвался о нем с уважением».

    К. Ф. Калайдович, опубликовавший в «Вестнике Европы» «Записки для биографии е[го] с[иятельства]
    графа Алексея Ивановича Мусина-Пушкина», учел это письмо Сопикова и в очерке «Биографические
    сведения о жизни, ученых трудах и собрании российских древностей графа Алексея Ивановича
    Мусина-Пушкина» пересказывает все обстоятельства покупки Мусиным-Пушкиным бумаг Крекшина,
    сообщенные Сопиковым, а о Лаврентьевской летописи пишет, что она, «как сказывают», была
    получена графом «из бывшего во Владимире Рождественского монастыря, превращенного теперь
    в Архиерейский дом».


    К о м м е н т а р и й. Не пойманный за руку вор - не вор. И если бы не ретивость К.Ф.Калайдовича и не доброжелательность книжника В.С.Сопикова мы бы никогда не дознались о махинации графа А.И.Мусина-Пушкина с Лаврентьевской летописью. А ведь поведение первоиздателя "Слова", его способность водить общество за нос - это система, вытекающая из мировоозрения "патриотически" настроенного великосветского вельможи. Его то уж никак не можно поставить рядом с канлером Н.П.Румянцевым, основателем крупнейшей библиотеки в Москве.

    Граф, прибегая к помощи своих коммисионеров, рыскал по всем книжным рынкам России. Тут ни о какой случайности и речи быть не может, и книжную торговлю Сопикова граф пас "с утра до ночи".

  • Фрагмент 7 (стр.417):
    "О том, что Мусин-Пушкин купил рукопись «Слова о полку Игореве» у Иоиля, мы знаем
    только со слов самого Мусина-Пушкина, другие источники ничего об этом не сообщают.
    Вместе с тем есть ряд высказываний, которые дают основание утверждать, что и рукопись
    «Слова» попала к Мусину-Пушкину из какого-то монастырского собрания."


    К о м е н т а р и й. Вот тут и обозначается водораздел в деле о "счастливой находке" древней рукописи "Слова". Можно ли полагаться на показания "первоиздателя "Слова", как на заинтересованное лицо? В зависимости от исследовательской позиции с ответом:
    либо 1) "да", в чём-то доверять можно;
    либо 2) "нет", ничему доверять без перопроверки нельзя, -
    выявляется и позиция по отношению к происхождению поэмы "Слово о полку Игореве". И если продолжать разводить сантименты по отношению к графу А.И.Мусину-Пушкину и для учтивости (на одну минуту) всё же рассматривать версию написания "Слова" в XVIII в., то получится сожет на тему Н.М.Карамзина "Бедная Лиза", а не на тему авантюриста графа А.И.Мусина-Пушкина.
    Теперь, после рассмотрения дедектива с Лаврентьевской рукописью, у нас есть все основания считать , что всё, что исходит (исходило) из уст графа А.И.Мусиным-Пушкиным в отношении "Слова" является либо ложью, либо уверткой.

Записей на странице:

Перейти в форум

Модераторы: